Солнечные лучи ласкали мое лицо. Недалеко слышался плеск воды, шелест листвы. Выныривать из объятий сна, возвращаться в мир живых не хотелось. Ведь там, во сне, я была не одна. Со мной была мама…

В последнее время мама снилась мне редко. Я стала забывать ее лицо. Уже и припомнить не могла, когда в последний раз видела свою мать живой, пусть и во сне.

Но сегодняшний сон… Это был как глоток свежего воздуха, как лучик надежды.

Поздний вечер. На дворе зима. За окном завывает ветер, несутся в безумном хороводе хлопья снега. Но мне тепло, уютно, хорошо. Весело трещат поленья в камине, танцует пламя, отбрасывая на стены комнаты причудливые блики.

Вместе с мамой я устроилась в кресле около камина. На коленях у мамы книжка сказок. Я любила эту книжку, ведь в ней были не только удивительные истории, но и замечательные красочные иллюстрации, которые я могла разглядывать часами. Эти сказки я знала почти наизусть, но все равно обожала, когда мама читала мне перед сном.

Голос у нее тихий, нежный, мечтательный. Она сама до боли напоминала сказочную принцессу. Такая молодая, красивая и такая несчастная. Мама старалась скрыть от меня свою боль, и до поры до времени ей это удавалось…

– Эй, Тони, мы сегодня дождемся завтрака или как? – раздался голос Марка, разрушая идиллию воспоминаний.

– Скоро все будет, – проворчал слуга.

Очарование сна разлетелось вдребезги, я окончательно проснулась. Из‑под опущенных ресниц принялась неторопливо осматриваться.

Раннее утро, первые лучи солнца только пробиваются сквозь ветви деревьев. По обыкновению, я спала на лежанке из хвойного лапника. Кто‑то заботливо укрыл меня плащом. Как заснула, я не помнила. Видимо, задремала, когда ехала с Шейраном на лошади.

Лагерь разбили на берегу лесной речушки. У воды, присев на корточки, умывался мужчина. Лица я не видела, но ни секунды не сомневалась, что это лорд Ферт собственной персоной. Из одежды на виконте были лишь черные брюки, заправленные в сапоги. Ни рубашку, ни куртку Шейран надеть не успел или не посчитал нужным.

Мужчина закончил водные процедуры, выпрямился и потянулся. Замер, греясь в лучах утреннего солнца.

Невольно я залюбовалась. Широкие плечи, узкие талия и бедра. Черные волосы по воинской традиции острижены коротко, лишь слегка прикрывают шею.

И я считала Шейрана худощавым? Нет, он поджарый, как борзая. Под кожей перекатываются тугие узлы мышц. Спина ровная, прямая, удивительно красивая. Ни родимых пятен или веснушек, лишь несколько тонких полосок шрамов и семь весьма странных татуировок, расположенных вдоль позвоночника через равное расстояние. Первая татуировка угнездилась между лопаток, последняя – в районе поясницы. Каждый рисунок на спине мужчины был размером с медяк и неуловимо напоминал… Я порылась в глубинах памяти… Больше всего татуировки походили на иероглифы народа Уишских островов. Сомнений нет, это не просто странно переплетенные линии, а семь разных символов, которые что‑то значили. К сожалению, читать иероглифы я обучена не была.

Цвет у татуировок тоже был необычный – кроваво‑красный. Казалось, будто они слегка выпуклые. Меня обуяло странное желание – захотелось коснуться спины Шейрана, провести кончиками пальцев вдоль его позвоночника…

– Налюбовалась? – не оборачиваясь, спросил коршун.

Я почувствовала, что краснею, и не придумала ничего лучше, как спрятать лицо под плащом и попытаться притвориться спящей.

Плащ с меня самым бесцеремонным образом сдернули.

– Я знаю, ты не спишь. Можешь не притворяться.

Медленно начала поднимать голову. Мой взгляд задержался на поясе брюк, затем уткнулся в аккуратные кубики пресса… Невольно я сглотнула и отвела взгляд.

Дьявол, укуси меня за пятку! Да что со мной с утра такое!

Будто бы я голого мужика никогда не видела!.. Ладно, признаю, такого не видела. Но это не повод глазеть на своего похитителя, разинув рот и пуская слюни.

– Ты покраснела. Неужели я тебя смутил? – Шейран иронично заломил бровь.

– Как‑то не привыкла видеть рядом с собой полуобнаженных мужчин, – я все же переборола себя и посмотрела Шейрану в глаза.

Несколько запоздало я заметила, что виконт весьма хорош собой.

Ферт уступал большинству эрлайцев в росте и телосложении, был до безобразия черноволос и смугл. Колючие черные глаза тоже не добавляли Шейрану привлекательности. Черты лица слишком резкие, будто вышли из‑под резца не самого умелого скульптора. Правая бровь чуть приподнята, так что складывалось впечатление, будто мужчина смотрит на мир с легкой долей иронии. Внешность виконта совершенно не соответствовала эрлайским канонам красоты, но между тем обаяния и притягательности у коршуна было с избытком.

– Что ж, это поправимо, – заметил Шейран.

От двусмысленности фразы у меня пересохло в горле.

Неужели коршун заигрывает со мной?..

Э‑э‑э… А вот это вряд ли.

Мало того что я не являюсь образцом женской привлекательности ни по эрлайским канонам, ни по каким другим – маленькая, тощая, рыжая и конопатая. Так и выгляжу сейчас не лучшим образом. Одежда с чужого плеча висит мешком. Коса, которую я заплела вчера, за ночь растрепалась, да и сами волосы помыть не мешало бы. Лицо, открытые участки кожи и одежду покрывает дорожная пыль, а в волосах застряли еловые иголки. Ведьма, как есть ведьма.

Моя сомнительная привлекательность заключается лишь в том, что я единственная особь женского пола в отряде. Скосила глаза на ухмыляющихся воинов Ферта, которые с удовольствием прислушивались к разговору. Знать не знаю, как долго люди виконта в лесу сидели и женщин не видели. Да и сам Шейран… Надо переводить разговор в более безопасное русло, а то еще неизвестно, до чего мы с Фертом можем договориться.

– Как там Нэйл? – хрипло спросила я.

– Это я у тебя хотел спросить, – усмехнулся Ферт.

Действительно! Взялась лечить парня, а вместо этого валяюсь в постели и думаю о том, о чем совсем не следовало.

Нэйл лежал на носилках в нескольких шагах от меня. Парень безмятежно спал.

– Он не просыпался? – деловито уточнила я у виконта.

– Нет.

– Хорошо. Значит, все идет, как надо. Сон не только хорошее обезболивающее, но и отменное лекарство.

– В этом заключается все твое лечение? – спросил Шейран.

Показалось? Или мужчина выглядел несколько разочарованным…

– Нет, конечно, – фыркнула я. – Сейчас займусь твоим воином. А затем мне нужно будет раздобыть кое‑какие ингредиенты. Далеко не все можно вылечить чистой магией. Если применять зелья и мази, то достигну больших результатов и быстрее поставлю Нэйла на ноги.

– Какие ингредиенты нужны? – чуть прищурившись, задал вопрос виконт.

– Кое‑что есть в аптечке, другое – в мешках с провизией. Остальное надеюсь найти в лесу… Мы ведь не прямо сейчас отправляемся в путь? – спохватилась я.

– Нет, задержимся здесь на день. Завтра утром Нэйл сможет сесть на лошадь?

– Мне надо его осмотреть. Но, думаю, это возможно.

– Хорошо, – кивнул Ферт. – Тогда быстро умывайся и за дело.

– Больше никого осмотреть не надо? Никто не ранен?

– Ничего, что требует твоего внимания.

– А как же твое плечо?

– Я же сказал – пустяки. Не трать драгоценное время, займись Нэйлом.

Ферт подхватил с соседней лежанки черную рубашку и быстро натянул на себя, но все же я успела мельком увидеть его плечо. От рваной раны, пусть и неглубокой, осталась лишь тонкая ниточка шрама. Не видела бы своими глазами, подумала бы, что Шейрана ранили не вчера ночью, а несколько лет назад.

Даже магией нельзя залечить рану так быстро. Останется покраснение, более выраженный шрам… Или же я просто не умею лечить такие раны!

Это что получается? Либо у Шейрана помимо аптечки припасены поистине чудодейственные зелья и амулеты, либо сам Шейран – маг, притом весьма искусный. Последнее объяснило бы многое. И умение виконта видеть в темноте, и то, что он распознал во мне ведьму. Вот только я ни разу не видела, чтобы Ферт колдовал.

В отличие от виконта, у других воинов все еще виднелись ссадины и синяки.

Слава Триединому, выздоровление Нэйла протекало именно так, как я и предполагала. Никаких осложнений не было, и на данной стадии они вряд ли могли появиться.

– Нэйл скоро проснется, – сказала я Шейрану, – и он будет чертовски голоден. Ускоренная регенерация поглощает много энергии.

– Тони? Как дела с завтраком? – спросил виконт.

– Каша почти готова, – отозвался слуга.

– Твой прогноз? – обратился виконт ко мне.

– Все тот же. Завтра Нэйл сможет сесть на лошадь. Но еще дня два‑три стоит шину поносить, так сказать, для закрепления результата. Да и потом ногу лучше не напрягать, ходить некоторое время придется с тростью.

Нэйл, как я и предсказывала, оказался безумно голоден. Он смолотил две миски каши и съел бы еще столько же, если бы я не запретила. Еще заворота кишок у пациента мне не хватало! Лучше есть часто и понемногу, чем за раз опустошить половину котелка.

Пока Нэйл делился впечатлениями о своей неуклюжести с Марком и Ридом, я под присмотром Тони провела ревизию припасов. Как и предполагала, большая часть нужных мне ингредиентов в поклаже нашлась.

– Пойду прогуляюсь в лес за кое‑какими травами, – сказала я, сжимая в руках пустой туесок.

– Только не одна, – покачал головой виконт. – Составлю тебе компанию.

– Не доверяешь? – прищурилась я. – Боишься, что убегу?

– В лесу может быть небезопасно. И да, ты права, я тебе не доверяю.

По правде говоря, сбегать в данный момент я не собиралась. Во‑первых, понимала, что далеко не убегу. А во‑вторых, бросать Нэйла сейчас было бесчеловечно и непрофессионально. Раз я взялась кого‑то лечить, то обязана довести дело до определенного результата.

– Лорд Ферт, мне не хотелось бы вас утруждать, – осторожно начала я. – Право, будет неловко, если меня, простую деревенскую травницу, во время прогулки будет сопровождать виконт.

Оставаться наедине с Шейраном после утренней беседы я несколько опасалась.

– Лорд Ферт… – передразнил меня до этого молчавший Марк. – Вон как ты заговорила! – Мужчина прищелкнул языком. – То политес соблюдаешь, то откровенно хамишь. Непоследовательно ведешь себя, девочка.

– Ну что ты, Алана, я с удовольствием прогуляюсь с тобой, – усмехнулся виконт. – Никаких трудностей.

Делать нечего. Я мысленно чертыхнулась и направилась в заросли. Лорд Ферт черной тенью скользнул следом за мной.

 

По лесу мы шли молча. Похоже, не только у меня, но и у Шейрана не было желания вступать в разговоры.

Лес в конце лета особенно прекрасен. Деревья, кустарники и травы украшают созревшие плоды. То тут, то там в траве виднеются темные шляпки подосиновиков и подберезовиков, светлые – белых, маскируются под первые опавшие листья лисички. Эх, жаль, что я не по грибы вышла! Такой бы суп сварила – пальчики оближешь!

Мы блуждали уже около часа, туесок наполовину заполнился дарами леса: ягодами, цветами, листьями и кореньями. В очередной раз, наклонившись к земле, я вместе с несколькими стеблями дикой мяты сорвала два бледных невыразительных листика, уже собиралась положить пучок трав в туесок, но Шейран перехватил мою руку. Больно сжал запястье.

– Это что же ты такое удумала? – хмуро спросил мужчина.

– Ничего, – удивленно ответила я.

Надо же, и голос не дрогнул! Хотя сердце зашлось от страха.

Те два листика – не какой‑то сорняк, это легендарная сон‑трава. Само по себе растение оказывает эффект, соответствующий названию. А если в котелок, помимо сон‑травы, добавить еще пару растений из моего туеска – вообще убойное зелье получится. Отряду глубокий и здоровый сон на несколько часов гарантирован.

Ферт силой разжал мои пальцы, отобрал пучок травы. Стебли дикой мяты положил в туесок, а два невзрачных листика отбросил в сторону.

Мужчина внимательно посмотрел мне в глаза, а затем с неким снисхождением в голосе сказал:

– Неужели ты все еще думаешь, что я подпущу тебя к общему котлу?

– Нет…

– Умница, – кивнул Шейран. – Предупреждаю, если с Нэйлом что‑то произойдет, если у него появятся странные симптомы, ответишь головой. Надеюсь, понятно?

– Я никогда не стала бы вредить пациенту!

– Надеюсь. Но впредь лучше тебе не давать мне поводов для беспокойства.

И с каких это пор всякие там виконты в травах разбираются?!

На память пришел недавний случай, когда Шейран сам усыпил меня, чтобы вынести из баронского замка. Тогда я попала под действие сонного порошка, вдохнула мелкие крупицы и тут же унеслась в неведомые дали. Я думала, что Ферт всего лишь воспользовался готовой измельченной смесью трав и кореньев. Но что если эту смесь приготовил он сам?.. Для того чтобы сделать настолько сильное и быстродействующее зелье, недостаточно смешать ингредиенты в нужных пропорциях и последовательности, нужно приложить и некоторое количество силы.

– Ты маг? – спросила я.

Шейран чуть приподнял брови и отрицательно покачал головой:

– Магической силы у меня нет.

– Но как же… – растерянно пробормотала я.

– Как же – что?

– Как ты узнал, кто я?.. Что у меня есть дар?

Признаться вслух в том, что я ведьма, было выше моих сил.

– Догадался.

– Но… как?! – вновь повторила я.

– У тебя свои секреты, у меня – свои.

Проклятье! Из этого коршуна слова лишнего не вытянешь!

– Хотя… Если ты поведаешь, как на самом деле девушку с такой удивительной внешностью занесло в эти края. Расскажешь, кем были твои родители… Может, и я удовлетворю твое любопытство.

Я поморщилась и отвернулась.

– Так я и думал, – усмехнулся за моей спиной Ферт.

Он еще и веселится!

Глубоко вдохнула, медленно выдохнула, пытаясь успокоиться, привести мысли в порядок. Повернулась обратно к лорду.

– Но тебя действительно нисколько не смущает, что я… что у меня есть дар?

– Пока ты помогаешь, пока не вредишь – нет. И, девочка, не надейся слишком на свою силу. Поверь, мне найдется, что тебе противопоставить.

Что бы это значило?!

– А остальные? Их не смущает, что я…

– Что ты ведьма? Нет. В центральной части Империи одаренных не слишком жалуют, их боятся и избегают, им не доверяют. Но за совершенные преступления маги несут такие же наказания, как и обычные люди. Разве что магов, нарушивших закон, обычно лишают силы.

– А как же Ирден и Кайред? Они эрлайцы.

– Они более десяти лет служат Империи. За это время мои люди избавились от провинциальных предрассудков.

 

Алана крутилась вокруг Нэйла целый день. Без конца вливала в парня силу и бормотала заговоры, каждые три часа покрывала ноги раненого свежеприготовленной мазью; заставила выпить бедолагу, наверное, несколько литров разнообразных зелий, настоек и эликсиров. Результат был, но он не впечатлял. По правде говоря, Шейран оказался несколько разочарован, он думал, что за день такого интенсивного лечения Алана достигнет больших успехов.

Хотя чего он ожидал? Девчонка не дипломированный маг со специализацией в целительстве, а всего лишь деревенская травница. Она даже обучение у своей наставницы не закончила по причине скоропостижной кончины оной. Алана талантлива, но знаний и умений ей катастрофически не хватает. Чудо, что она своим лечением парня не загубила, что на следующее утро он не без помощи сослуживцев смог забраться в седло.

Каждые два часа отряд делал остановку. Алана шептала обезболивающее заклинание, заставляла пациента выпить приготовленного вчера зелья, проверяла, должным ли образом идет сращивание костей… После этого Ферт забрасывал девчонку на лошадь к Тони, и отряд продолжал путь.

Марк злился, Тони сквозь зубы бормотал ругательства, Ирден, Кайред и Рид были мрачнее тучи, сам Шейран тоже пребывал отнюдь не в благостном расположении духа. Один лишь Нэйл находился в приподнятом настроении, все время пытался шутить. А еще с девчонкой парень, кажется, нашел общий язык.

– Раз мы все равно передвигаемся с черепашьей скоростью, нелишне будет кое‑что проверить, – сказал Шейран на очередном вынужденном привале. – Предлагаю на время разделиться. Ирден, Кайред, через пару километров будет деревня. Довольно большая. С трактиром.

– Да, помню, – сказал Кайред.

Двое чистокровных эрлайцев сойдут за местных жителей, подавшихся в наемники. Их появление в трактире особого внимания не привлечет.

– Вот туда вы и направитесь. Зайдете в трактир. Закажете еду и выпивку… послушаете, что в округе творится. Прежде всего интересует, что говорят о разбойниках, не ищут ли бароны кого и самое главное… – Ферт бросил взгляд на Алану, весело болтающую с Нэйлом, – сами знаете… Что я вас учу.

– Знаем, – кивнул Ирден.

– Тогда по коням. Рассчитайте время так, чтобы через несколько часов нас нагнать.

И минуты не прошло, как два всадника скрылись за поворотом.

Возможно, разбивать и без того невеликие силы отряда было не самым благоразумным решением, но передвигаться вслепую по враждебным землям – в разы хуже.

– …А тут сверху на нас ка‑ак прыгнет! – услышал виконт голос Нэйла. – Мы врассыпную, мечи наголо… Напряженно прислушиваемся. В центре подвала кто‑то яростно шипит. Тут Марк наконец зажег огонь… И – представляешь! – лучших воинов Империи напугал котенок! Маленький такой, черный, всклокоченный. Глаза, как блюдца!

Алана звонко рассмеялась.

– Нэйл! – рявкнул Шейран. – Нашел время байки травить! Заняться нечем?!

– Никак нет!.. Есть чем заняться, командир! – Парень попытался вскочить с поваленного дерева, на котором сидел, но Алана удержала воина на месте, рассерженной кошкой зашипела на него.

– А тогда какого черта?! Мало того что мы драгоценное время теряем, так еще ваши шуточки на километр окрест слышно… Алана, долго еще?!

Травница испуганно посмотрела на Ферта. Глаза у девушки были, наверное, как у того черного котенка.

– Уже… все… – проблеяла мернианка.

– Ну, раз так… – Виконт в два шага оказался рядом с травницей. Взвалил тихо пискнувшую девчонку на плечо и закинул к Тони на лошадь.

Марк с Ридом помогли Нэйлу взобраться в седло, и мы наконец тронулись в путь. Парень больше не улыбался, желание шутить у него тоже пропало.

 

Ирден и Кайред присоединились к отряду через шесть часов. Вернулись воины не с пустыми руками, а с холщовым мешком, от которого аппетитно пахло копченым мясом. Помимо окорока, они в трактире прикупили пару буханок свежего хлеба и немного овощей. Мешок с припасами сразу был перепоручен хозяйственному Тони.

– Докладывайте, – сухо приказал Ферт подчиненным.

– О мятеже ни слуха, – сказал Ирден, младший из двух эрлайцев. – О баронах тоже разговоров не больше, чем обычно. Если бы мы не знали о готовящемся восстании, никогда бы не заподозрили, что нечто такое может произойти.

Виконт, пребывая в задумчивости, потрепал лошадь по холке. Он не верил, что Нильгрейд отказался от своих планов. Скорее, это затишье перед бурей. Бароны собирали силы, чтобы нанести сокрушительный удар.

– В трактире только и разговоров, что о перебитой банде, – продолжил доклад Ирден. – Все гадают, чьих это рук дело, выдвигают самые невероятные идеи. Свидетелей нет. От загадочных путников, – тут эрлаец позволил себе скупую усмешку, – осталась лишь мертвая лошадь. Пока стражники сошлись на том, что это определенно не крестьянская лошадка.

– На нас они не выйдут, – кивнул Шейран.

Седельные сумки с погибшей лошади они захватили с собой. Учитывая же породу животного, его возраст и состояние, а также сбрую, можно сделать вывод, что конь принадлежал какому‑то наемнику. Клейма на животном не было, значит, продавца тоже не найдут.

– Не должны, – подтвердил Кайред.

– Зато местные власти разыскивают пару опасных преступников, – продолжил доклад Ирден. – Это чужестранцы, темноволосые мужчины средних лет. Один из них может выдавать себя за сиятельного господина. Возможно, преступники путешествуют не одни, а в компании рыжеволосой девушки.

– Вот как… – приподнял брови Ферт. – Портреты есть? Детальные описания внешности?

– Портрет в трактире не висел, – сказал Ирден. – А вот описание внешности на розыскном листе было, но такое скупое, что под него с легкостью попадает любой имперец средних лет.

– Какая объявлена награда? – спросил лорд.

– Аж десять золотых! – усмехнулся младший эрлаец.

– Я, право, разочарован, – хмыкнул виконт. – Думал, мою шкуру Нильгрейд дороже оценит… За живых или мертвых?

– За сообщение, которое приведет к поимке преступников, – внес ясность Кайред.

– Тогда ясно. Десять золотых для доносчика – щедрое вознаграждение, – согласился виконт. – Наши с Тони имена на розыскном листе указаны?

– Нет. Ни имен, ни должностей, ни в чем вы провинились перед баронами. Ничего, – сказал Ирден. – Такая немногословность властей, разумеется, тоже порождает вопросы у местных жителей. Это вторая наиболее популярная тема для бесед в трактире.

– А вот имя рыжеволосой травницы в розыскном листе есть, – вставил старший эрлаец.

– Девчонка весьма приметная, – заметил Ирден. – Лучше бы от нее избавиться.

– Пока наша спутница ведет себя благоразумно. Ни рыжеволосую гриву, ни конопатую мордашку чужакам не показывает, при посторонних капюшона не снимает… – Шейран посмотрел на девушку, которая ехала в паре десятков шагов впереди. Алана никак не могла слышать, о чем разговаривали мужчины. И дело было не в расстоянии, а в амулете, который активировал виконт.

– Командир, тут тебе решать, – вздохнул Кайред.

– Ладно… Еще какие новости? Может, заметили что‑то странное, подозрительное?..

– В связи с истребленной бандой и розыском опасных преступников в округе стало больше баронских воинов.

– Это как раз закономерно, – сказал Ферт. – Еще что‑нибудь?

Отряд уже дважды за последний день встречал разъезды баронской стражи. Эрлайцы провожали Шейрана и его людей подозрительными взглядами, но останавливать не пытались. Власти разыскивали двоих мужчин, которые могут путешествовать с рыжеволосой девушкой, а не нескольких наемников.

– Больше ничего, – покачал головой Ирден.

– Разве что… – задумчиво протянул Кайред. – Не уверен, что это имеет значение…

– Что? – напрягся виконт.

– В трактире отдыхали трое баронских служак. Как минимум одного из них я видел раньше. Это они обогнали нас на тракте пару дней назад… Эти служаки уже день в трактире сидят.

Возможно, простое совпадение… Вот только несколько странно, что воины, которые так спешили по своим делам, решили целый день провести в трактире какой‑то замшелой деревушки. Конечно, есть вероятность, что они свое задание выполнили и просто предаются заслуженному отдыху…

Теперь императорский порученец не был так уверен в том, что посылать Ирдена и Кайреда в деревню было хорошей идеей. Что, если не только его люди имеют хорошую память на лица и могут делать правильные, логически обоснованные выводы?..


Подписка на новости
Для подписки на новости введите свой email и нажмите кнопку "Subscribe"


Автор в социальных сетях
Купить электронные книги
Сказать Автору «СПАСИБО»

Эл. кошелек. 410011113854539

Эл. кошелек. +79166528891

mizarar@gmail.com