– Как эта тварь вообще смогла сбежать? Не понимаю! – Эллина рассерженной фурией металась по комнате.

– Мы допустили небрежность. Алана умная девочка, она ею воспользовалась, – хмуро отозвался Ферт. – Ты бы на ее месте поступила так же.

Тони благоразумным образом промолчал, лишь при упоминании имени травницы поморщился. Терин при всем желании не мог произнести ни слова. Больше в комнате никого не было.

– Как ты можешь ее защищать?! Оправдывать?!

Элли подскочила к виконту, гневно ткнула ему пальцем в лицо. Шейран ловко перехватил руку, вывернул. Прижал девушку спиной к своему телу.

– Шаршах! Успокойся, Элли! – рыкнул мужчина.

– Чувствовала ведь, нужно девчонке отраву в еду подсыпать… – прошептала Эллина. – Из‑за твоей Аланы рухнуло все, над чем мы с Дэном трудились столько лет…

– Какой смысл говорить о том, что было? – сказал Ферт, отпуская девушку.

– Шей, ты не понимаешь…

– Понимаю! Если бы Алану схватили до того, как она познакомилась с вами, узнала, где вы живете, последствия были бы гораздо менее разрушительными. Когда я привел Алану к Дэну, то допустил фатальную ошибку… Но я не вижу смысла говорить о том, как мы оказались в подобной ситуации. Надо решать текущие проблемы. Выяснять отношения будем потом.

Эллина на пару минут задумалась, а потом кивнула:

– Ты прав. Как всегда прав. И, я тебе обещаю, мы обязательно вернемся к тому, что произошло, – девушка недобро сверкнула глазами.

– Как скажешь, красавица, – Ферт чуть улыбнулся краешком рта.

– Даже не пытайся! – фыркнула северянка. – На меня твои штучки больше не действуют. В отчете я подробнейшим образом укажу, почему мы провалили задание. И прослежу, чтобы мой дражайший супруг не стал тебя выгораживать.

– На иное я и не рассчитывал.

– Тони, – обратилась девушка к помощнику Ферта, – надеюсь, ты тоже напишешь правдивый отчет?

– Правда, она бывает разная, – вздохнул имперец. – Например, ничего бы не произошло, если бы Терин внимательнее относился к возложенным на него обязанностям.

Немой слуга издал горловой звук, привлекая внимание, а затем стукнул себя кулаком по груди и кивнул, мол, осознаю вину.

– Ой, давайте не будем валить с больной головы на здоровую, – всплеснула руками северянка. – Если бы не Шейран…

– Элли, кажется, мы договорились, что пока не будем это обсуждать, – перебил подругу виконт. – Еще раз для особо одаренных. Я полностью признаю вину и не собираюсь перекладывать ее на чьи‑либо плечи. И да, я понесу то наказание, которое посчитает нужным начальство. Довольна?

Девушка кивнула, а затем вдруг напряглась. Смешно сморщила нос и начала к чему‑то сосредоточенно принюхиваться.

– Терин, закрой окно, пожалуйста, – обратился Шейран к слуге, который расположился на сундуке около окна. Створка была чуть приоткрыта, с улицы тянуло гарью.

– Думаешь, это?.. – как‑то немного растерянно спросила северянка.

– Да, Элли, – вздохнул Ферт.

– Но… отсюда до нашего дома пять кварталов!

Когда стало известно, что Алану схватили, уходить пришлось быстро. Времени собрать вещи не было, не говоря уже о том, чтобы уничтожить все следы пребывания в доме. А потому Дэну пришлось поджечь свое жилище.

Сейчас друзья прятались на территории портовых складов.

– Думаешь, на соседние дома пламя тоже перекинулось? – тихо спросила Эллина.

– Не удивлюсь, если выгорит целый квартал.

– И все эта чертова тварь… – прошипела Элли. – Если кто‑то погибнет, это будет на ее совести.

Ответить Шейран не успел: за дверью послышались шаги.

Справа от входа застыл Терин с секирой, слева – Тони с взведенным арбалетом. За спиной Ферта притаилась Элли с двумя ножами в руках – бросала клинки северянка метко.

Раздался условный стук, а затем дверь медленно приоткрылась, и в комнату вошел Дэн. Сейчас он мало напоминал второго помощника секретаря наместника, скорее – одного из лихих людей, что в последние дни наводнили улицы Грейдена. Лицо мага украшали роскошные усы, на лоб была надвинута широкополая шляпа с пером. На поясе мужчины висел полуторный меч.

Дэниел захлопнул дверь, устало привалился к ней спиной.

– Пришлось поднять кое‑какие старые связи, отвалить кучу золота, но корабль будет завтра ночью.

– И не сомневался, – хмыкнул Ферт. – Когда тебе нужно, горы своротишь. Мне же говорил, подходящее судно еще минимум пять дней ждать.

– Шей, не начинай, ладно? – отмахнулся Дэн. – Во‑первых, корабль не в Артанию, а в Ниарис. Во‑вторых, чтобы провернуть это дельце, мне пришлось пожертвовать почти всей кассой. Я же потом отчеты писать замучаюсь, – вздохнул маг.

– Ты разузнал, что я просил?

– Да, – кивнул эрлаец, – Алану доставили прямиком в Тайную канцелярию. Пару часов допрашивали, пока без применения спецсредств. Затем посадили в камеру… И, Шей, даже не думай!

– Откуда ты знаешь, о чем я думаю? – иронично приподнял брови виконт.

– Слишком давно тебя знаю, – грустно усмехнулся маг.

– Черт, вы вообще о чем?! – вмешалась в разговор Эллина.

– Я боюсь, наш старый друг может решиться на один самоубийственный поступок, – медленно, тщательно подбирая слова, произнес Дэн.

– Подожди… ты хочешь сказать?.. Да не пойдет он за ней! Он ведь не совсем с ума сошел, – девушка повернулась к виконту. – Шей, скажи ему!

Ферт молчал.

– О, черт!.. – северянка упала в старое кресло. – Ты сошел с ума, Шей! Это верная смерть.

– Вы меня недооцениваете, – сухо проронил императорский порученец.

– Скажи, какой вообще в этой затее смысл?

– Дэн, ответь на пару вопросов. Ты был на пожаре?

– Нет, но там мои ребята. Я успел перекинуться с ними парой слов.

– И?

– Три дома, включая наш, выгорели полностью. Еще пять, так сказать, в процессе, – мрачно сказал Дэн.

Эллина сдавленно охнула.

– Погибшие есть? – спросил Тони.

– Пока об этом сложно судить, – отвел глаза маг.

– Дэн, даже если… Ты не должен винить себя, – сказал Ферт. – Нельзя было допустить, чтобы они нашли твою библиотеку, лабораторию в подвале, письма в кабинете…

– Думаешь, я не знаю?! – неожиданно взорвался Дэн. – Это я принял решение сжечь свой дом. Я все устроил. Не ты.

– Хватит, Дэн, – осадил друга виконт. – Я не об этом хотел спросить.

Эрлаец подошел к столу. Залпом выпил два стакана воды.

– И о чем же ты хотел спросить, о умнейший из моих друзей?

Шейран прикрыл глаза и тихо сказал:

– Кого твои ребята видели на пожаре?

– Половину города. Одни спасаются, другие тушат. Пожарные команды со всего Грейдена, жандармы.

– Черномундирники были?

– Пока нет.

– Значит, Алана еще не проговорилась. В противном случае квартал бы буквально кишел ими.

– Возможно, она и не рассказала все на первом допросе, хотя не понимаю почему. Теплых чувств ни к кому из нашей компании Алана не испытывает, молчать ей смысла нет.

– Отнюдь. Алана умна. Хитра, как лисица. Изворотлива, как змея. А еще, я успел в этом убедиться, она прекрасно умеет хранить секреты.

– А ты высокого мнения о своей протеже. Но я не понял одного: почему Алана будет молчать?

– Она ведьма. И это не единственный секрет, который она хранит.

– Что за секрет? – спросила Элли.

– Если бы я знал, – ответил Ферт. – Пока я так и не смог его разгадать. В одном уверен: Алана крайне боится привлекать к себе внимание. Стоит ей рассказать о нас с вами все, что знает, и черномундирники от нее долго не отстанут. Вряд ли Алана выберется из подвала Тайной канцелярии. А так… Думаю, она будет утверждать, что ее похитили. Быть может, даст описание Марка и ребят. Скажет, что в столице ее держали в каком‑то притоне.

– Возможно, – протянул Дэн, – девчонка сразу и не расколется. Но как только дойдет до спецсредств…

– Вот поэтому мне и нужно добраться до Аланы, – сказал Шейран. – Я сумею заставить ее замолчать. И тогда вам не придется бежать из Эрлии. Вы с Элли сможете «воскреснуть», вернуться к прежней деятельности.

– Даже если так… не уверен. Люди видели, что первым загорелся именно наш дом, это вызовет вопросы…

– Мы проработаем легенду, найдем поджигателя, а тебя с Элли выставим жертвами.

– Это может сработать… – медленно произнес Дэн. – Но риск слишком велик, если тебя схватят…

– Могу пообещать, живым я не дамся, – шутливо поднял руки вверх Ферт. – А если серьезно… Я хочу минимизировать потери. И отговаривать меня бесполезно.

– Как ты проберешься в тюрьму? – спросил Дэн.

– Не ты ли мне рассказывал про старые катакомбы под центральной частью города?

– Они наполовину засыпаны, на вторую – затоплены. Шей, это безумие.

– Если ты не забыл, безумные поступки – это как раз по моей части, – усмехнулся виконт.

 

Каморка была совсем небольшая: три шага в ширину, пять в длину. К одной из стен крепилась узкая койка, на которой лежал комковатый, набитый соломой матрас и тонкое шерстяное одеяло. На другой располагались на разной высоте еще две полки, одна из которых играла роль стола, а вторая – табурета. В углу стояло ведро для известных нужд.

Окон в помещении не было. Слабый свет проникал из коридора сквозь зарешеченную фрамугу над входной дверью. В самой двери тоже небольшое окошко, но сейчас оно было закрыто.

В общем и целом, жить можно, я опасалась, что окажусь в гораздо худших условиях. В камере было сухо, чисто, полчища крыс и толпы тараканов не бегали. Правда, меня еще ни разу не кормили, но я сомневалась, что смогу сегодня проглотить хотя бы кусочек пищи.

Уже добрый час я неподвижно сидела на матрасе, вцепившись в край койки так, что костяшки пальцев побелели. Тело сотрясала мелкая дрожь, на глаза наворачивались слезы, но я пыталась держать себя в руках. Понимала, если сорвусь в истерику – все пропало. Не смогу больше врать, придерживаться легенды.

Я глубоко вдохнула…

Нодэуш допрашивал меня около двух часов кряду. Заставил подробно рассказать, что произошло с тех пор, как я первый раз увидела коршуна. Ну, я и поведала все, как было. Разве что упустила некоторые детали…

– И почему же, скажи, Шейран Ферт взял тебя с собой? – спросил чиновник Тайной канцелярии.

– Не знаю, господин Нодэуш, – пожала плечами я. – Все дорогу ломала над этим голову. Знали бы вы, сколько раз я просила меня отпустить…

– Зачем он привез тебя в Грейден?

– Понятия не имею, – вновь замотала головой я.

В этом и крылась основная проблема, я так и не придумала внятный мотив поступкам Шейрана. Не могла же я сказать дознавателю, что привлекла внимание виконта своей силой и необычной внешностью.

– Все это очень подозрительно… – протянул эрлаец. – Как‑то не вяжется. Зачем виконту понадобилась деревенская травница?

– Если бы я знала, господин…

– Ты что‑то скрываешь? – подался вперед Нодэуш. – Девка, смотри мне глаза!

Я подняла голову, встретилась взглядом с чиновником.

– Нет, господин. Конечно же, нет! Вы мне с самого начала объяснили: если не буду сотрудничать, ничем хорошим это для меня не закончится, – испуганно залепетала я.

– Какие отношения связывают тебя с Шейраном Фертом?

– Э‑э‑э… никаких, господин Нодэуш.

Даже думать об этом глупо и наивно, но Фирдан в данный момент мой единственный шанс на спасение. Возможно, кузнец сумеет замолвить за меня словечко. Вдруг случится чудо, и меня отпустят с мужем… Я упорно гнала от себя мысли, что сын деревенского старосты в Грейдене никто, и с его мнением Нодэуш считаться не будет. Мне нужна была хоть какая‑то надежда.

Про Дэниела с Эллиной я и вовсе решила не рассказывать. Поведала дознавателю, что Ферт усыпил меня, когда пробирался в Грейден. Что очнулась я в каком‑то подвале и не видела никого, кроме виконта и его слуги. А потом дверь забыли запереть, и я сбежала. Город совершенно не знала, на улицу выбралась ночью, а потому вряд ли смогу вспомнить место своего заточения.

Когда допрос завершился, меня привели в камеру. Я сомневалась, что Нодэуш поверил моему рассказу. Так что нового допроса не избежать. Может, это произойдет через час, может, через день… Я боялась, что скоро дознавателя перестанет устраивать простая беседа со мной и он перейдет к более действенным методам. Есть травки, которые смогут развязать язык любому, а еще есть пыточные инструменты. Рано или поздно я выложу все.

Так почему я молчала? Зачем продлевала агонию?..

Наверное, потому что наивная дурочка. Я все еще надеялась выбраться из передряги.

Если я расскажу все, что знаю, о чем догадываюсь, то солнце больше не увижу. Либо умру, либо сгнию заживо в здешних подземельях.

А кроме того… Неожиданно для самой себя осознала удивительную вещь – я не желала похитителям зла. Во всяком случае, не хотела, чтобы Дэниел попал в руки к святошам. И не только из братской солидарности – маг искренне пытался мне помочь. Да и Ферт… Я боялась и ненавидела виконта. Не разделяла его методов, злилась на то, как он поступил со мной, но все же смерти ему не желала. Несмотря ни на что, Шейран оберегал меня. Другой бы на его месте не стал бы возиться с деревенской девкой, свернул бы ей шею, и все.

Так что расклад прост. Чем дольше я буду молчать, тем больше времени у моих похитителей, чтобы скрыться.

Я вновь вдохнула…

А еще тем больше времени у меня. Возможно, я сумею вновь наполнить источник магией. Сбежать я даже не мечтала, просто хотела иметь возможность свести счеты с жизнью.

За дверью послышались голоса. Загремели ключи.

С трудом разжала пальцы, которые мертвой хваткой вцепились в край койки. Смахнула с глаз слезы, сложила руки на коленях. Постаралась принять более расслабленную позу.

Против ожидания за дверью оказался не один из служащих канцелярии, чтобы отвести меня на допрос, а сын старосты.

– Фирдан…

Кузнец зашел в камеру. Дверь за его спиной захлопнулась, повернулся в замке ключ.

– Дура ты, Алька, – глухо сказал эрлаец. – Дура. Я ради тебя пошел против всех, а ты… неблагодарная тварь, с заезжим дворянчиком сбежала!

– Что?..

– Любовника себе отыскала, ведьма!

– Фирдан, я не… – вскочила на ноги.

Кузнец толкнул меня обратно на койку.

– Молчи, лучше молчи. Не доводи до греха.

– Меня похитили! Я не…

Сын старосты хлестко ударил меня по лицу. Боль обожгла левую щеку и губы.

– Рассказывай сказки кому‑нибудь другому! – прорычал кузнец. – Ты ведь провела с ним брачную ночь. Нашу, черт побери, брачную ночь! И так понравилась ему, что он тебя отпускать не хотел.

– Да не было ничего! Не спала я с ним!

– Хочешь сказать, все еще в девках ходишь? – навис надо мной Фирдан.

Я прикусила язык.

– Молчишь, – прошипел на ухо муж, – правильно делаешь, что молчишь. Шлюха!

Вся сжалась в комок, прикрыла руками голову. Я боялась, что Фирдан снова ударит меня или, хуже того, поцелует.

Кузнец прорычал ругательство и попятился к двери. Несколько раз ударил по ней кулаком, так что из разбитых костяшек брызнула кровь.

Вновь повернулся в замке ключ, дверь распахнулась. Бросив напоследок в мою сторону полный ненависти взгляд, Фирдан ушел. И только тут я наконец расплакалась.

Лицо горело огнем, из разбитой губы сочилась кровь. Я чувствовала себя преданной, униженной, втоптанной в грязь. А еще ни секунды не сомневалась, наш разговор с Фирданом состоялся не просто так. Нодэуш провел хорошую подготовительную работу с моим мужем. Теперь дознаватель уверен: я была любовницей Шейрана Ферта, а вовсе не бесправной пленницей. Значит, мне известно больше, чем я утверждаю.

 

Ужин давно остыл, к еде я так и не притронулась. Не было никакого желания глотать жидкую похлебку вприкуску с черствым хлебом. Воду я выпила всю и пожалела, что ее принесли так мало.

Губа распухла, щеку, без сомнения, украшал синяк. А ведь это Фирдан меня еще пожалел. Я пару раз видела, как кузнец дрался с мужиками. Кулаки у сына старосты пудовые, силы и вовсе немерено. Если бы Фирдан ударил меня всерьез, лицо бы в кровавое месиво превратилось, а так, можно сказать, по‑супружески приласкал. Через неделю и следа не останется.

Вот только проживу ли я эту неделю? И не добавится ли на моем теле синяков, ссадин, жутких кровоточащих ран?..

Вытянувшись, я лежала на койке. Вновь пыталась пробудить в себе магию. А что мне оставалось делать? Не спать же, в конце концов.

Уже, наверное, в сотый раз глубоко вдохнула, стараясь вобрать в себя невидимую, разлитую в пространстве магическую энергию. На лбу выступила испарина. Голова кружилась. В висках поселилась тупая ноющая боль. Казалось, я вот‑вот потеряю сознание.

Очередной вдох неожиданно принес облегчение. Он был как глоток свежего воздуха. Ощущение такое, словно до этого я находилась на глубине и неизвестно сколько времени была вынуждена задерживать дыхание, и вдруг вынырнула на поверхность… В моем источнике вновь билась крохотная искра энергии.

Я распахнула глаза, подскочила на койке. Триединый, у меня получилось!

От радости хотелось пуститься в пляс, закричать, совершить какое‑нибудь безумство.

Пришлось больно ущипнуть себя за руку, чтобы прийти в чувство.

Так, Алана, успокойся. Той крохи, что у тебя есть, не хватит даже на несчастного светлячка. Надо накопить больше энергии. Оценить, какой у тебя резерв, как быстро идет восстановление. И главное – понять, вернулись ли к тебе не только силы, но и возможность ими распоряжаться.

Я вновь принялась дышать. Конечно, теперь источник насыщался силой и сам по себе. Но если пользоваться методикой Дэниела, процесс протекал несколько быстрее.

Когда у меня накопилось достаточное количество энергии, я решила не мелочиться и сразу заняться самолечением. Полностью убирать с лица последствия беседы с Фирданом я не собиралась – это было бы слишком подозрительно. Но надеялась, что снять боль и уменьшить воспаление мне по силам.

Прошептала заклинание, направила энергию к пострадавшей части тела… Процесс исцеления прошел с точностью так, как и должен был. Может, даже чуточку быстрее, чем я ожидала… Я вновь была ведьмой!

Вдруг в коридоре послышались шаги. Заскрежетал в замке ключ.

Сердце провалилось куда‑то в область желудка. Меня волной накрыла паника. Неужели эрлайцы узнали, что я колдую?!

Дверь распахнул худощавый мужчина в черном камзоле служащего Тайной канцелярии.

– Алана… – негромко позвал эрлаец.

Сжавшись в комок, я замерла на койке.

Голос служаки показался мне знакомым… Нет, этого не может быть! Мне послышалось.

– Алана, это я. Иди сюда.

– Шейран?.. – не веря собственным ушам, переспросила я.

– Да‑да. Быстрее, – ночной гость терял терпение.

Поднялась с койки. Медленно пошла к открытой двери.

Мужчина в два шага преодолел разделяющее нас пространство, вытащил меня к свету. Шумно выдохнул. Сквозь зубы выругался.

– Кто это с тобой сделал?

Как завороженная, я смотрела в бездонные черные глаза. В остальном Ферта было не узнать. На голове парик. Лицо скрывал искусный грим. Кожа стала светлее, нос толще. Над глазами нависли белоснежные кустистые брови. Довершали маскировку борода и усы.

– Фирдан, – тихо ответила я.

– Убью гада.

– Как ты здесь?..

– Все вопросы потом, – отрезал Ферт. – Запомни, ты пленница, которую я веду на допрос. Ясно?

– Да, – сглотнула я.

Виконт повел меня по тюремному коридору, придерживая за плечо. Шел коршун быстро, я с трудом поспевала за ним.

Вокруг было на удивление пустынно, куда‑то подевались все служащие Тайной канцелярии.

– А куда охранники исчезли? – вырвалось у меня.

– Ты уверена, что хочешь знать ответ на этот вопрос? – не поворачивая головы, спросил Ферт.

Действительно, нашла, о чем спросить. Могла бы и догадаться, что мой спутник о тюремщиках позаботился.

– Куда мы идем?

– Подальше отсюда. И кажется, я просил тебя помолчать.

Мы вышли на лестничную площадку. К моему изумлению, Шейран увлек меня не наверх, а вниз. На подвальном уровне тюрьмы мне бывать не доводилось, но наслышана о нем я была весьма. Именно там располагались пыточные, а также камеры для строптивых пленников. Нодэуш обещал мне лично устроить экскурсию в подвал, если буду упорствовать.

Из подвала тянуло затхлым воздухом и гнилью. Освещена нижняя площадка лестницы была скудно, по центру нее и вовсе виднелось зловещее темное пятно – каменный колодец.

Я только открыла рот, чтобы спросить, каким образом мы собираемся выбраться из тюрьмы… но меня опередили.

– Эй, куда девку ведешь?

Ферт замер посередине лестничного пролета. Медленно повернулся.

Наверху лестницы стояли четверо охранников. Судя по расслабленным позам, они принимали Шейрана за своего коллегу и никакой угрозы с его стороны не чувствовали.

– В допросную, куда еще, – с неким раздражением отозвался Шейран.

Я заметила, что говор мужчины изменился, сейчас он немного тянул гласные, как коренной житель провинции Эрлия. Вел себя виконт как ни в чем не бывало, лишь рука его теперь чуть сильнее сжимала мое плечо. Да и то, уверена, не потому, что Ферт занервничал. Коршун таким образом давал мне знать, что бояться нечего и он держит ситуацию под контролем.

– Кто‑то еще работает? – удивился один из охранников. – Я думал, все ушли.

– Хотите сказать, я зря ее тащу? – с немалой долей скепсиса спросил Шейран.

– Да нет… – отмахнулся другой охранник. – Коли сказали, что девка нужна, значит, нужна. В последнее время у наших дел невпроворот.

– Ну, бывайте, – отозвался Ферт и вновь потащил меня вниз.

– Подожди! Звать‑то тебя как?

Мы вновь остановились. Шейран сквозь зубы, так, что даже я с трудом расслышала, выругался.

Эрлайцы не спеша спускались по лестнице.

– Партом звать, – ответил виконт.

– Что‑то раньше я тебя здесь не видел, – заметил мнительный эрлаец. – А на того Парта, которого я знаю, ты совсем не похож. Правда, ребята?

Охранники тут же поддакнули, мол, видим первый раз, кто таков, не знаем.

– Так меня недавно на службу взяли. Сами знаете, что в последнее время творится, – пожал плечами виконт.

Меня колотила нервная дрожь. Я не понимала, почему Ферт медлит. Зачем дает охранникам подойти к нам? Почему, Дьявол, укуси его за пятку, ничего не предпринимает?

– Вот как? И тебя одного послали за пленницей?

– Тоже удивился, – кивнул Шейран. – Но я как‑то не привык приказы обсуждать.

Четверо эрлайцев остановились на три ступеньки выше нас. Расслабленными они больше не выглядели, руки держали на рукоятях мечей.

– Без обид, мужик, но давай‑ка прогуляемся к коменданту тюрьмы.

Шейран сделал неуловимое движение левой рукой, которая еще секунду назад лежала на моем плече. Из рукава виконта вылетел нож, вонзился в горло одного из охранников.

– Спускайся в колодец! Быстро! – толкнул меня вниз по лестнице коршун.

Не оборачиваясь, я бросилась бежать.

Обгоняя меня, по ступенькам покатилось тело эрлайца. Судя по неестественно изогнутой шее, на ноги он больше не встанет.

Лестничный пролет, казалось, растянулся в бесконечности. За спиной слышался шум схватки, сдавленные ругательства… Что‑то ударило меня под колени. Невероятным кульбитом отпрыгнула в сторону. Чудом удержала равновесие. По лестнице мимо меня пролетел еще один охранник.

У черной дыры колодца я замерла. Внутри царила непроницаемая для моего ведьмовского зрения тьма. Дна я не видела. Лестница в виде металлических скоб, вбитых в каменную стену, терялась во мраке уже через несколько метров.

– В колодец! Живо! – Ферт со всех ног бежал ко мне. С четверкой охранников он разделался, но за ним, отстав на пару десятков шагов, неслись еще пятеро эрлайцев. Похоже, коршун разворошил осиное гнездо.

Больше не раздумывала. Перекинула ногу через борт колодца и быстро принялась спускаться. К Дьяволу иррациональные страхи! Лучше сгинуть в темноте, чем живьем сгнить в тюрьме или попасть на стол к палачу.

– Быстрее. Алана, быстрее, – поторапливал меня Шейран.

Я перебирала ногами и руками так быстро, как могла, но все же явно недостаточно. Голоса слышались уже над самой головой.

– Живьем брать! Слышите, живьем! – с надрывом кричал один из тюремщиков.

Осыпав снопом искр и чуть не опалив волосы, мимо пролетел факел. Невольно бросила взгляд на дно: в свете факела внизу белели кости…

– Слева от тебя дыра. Полезай туда, – приказал Шейран.

Чуть ниже я заметила в стене лаз округлой формы. Похоже, еще недавно дыру закрывала решетка, сейчас же она висела на одном болте.

Раздумывать и переспрашивать не стала. Нырнула в лаз. Туннель что по высоте, что по ширине оказался невелик – передвигаться можно только на карачках.

Почти тут же за моей спиной очутился Ферт. Шлепнул меня по пятой точке.

– Ходу! Алана, ходу!

Сбивая в кровь ладони и разрывая платье на коленях, я устремилась в темноту и неизвестность. Тьма вокруг стояла кромешная. Я не видела ничего, даже собственных рук. Молилась, чтобы подо мной внезапно не разверзлась яма, чтобы я не расшибла лоб о какой‑нибудь выступ на потолке.

Ферт больше ничего не говорил, лишь считал своим долгом время от времени подталкивать меня вперед.

Вдруг меня, как нашкодившего котенка, вздернули на ноги.

Запоздало удивилась. Я и не заметила, когда лаз успел расшириться. Оглянулась. Вдалеке мерцали факелы, но свет быстро приближался…

– Бежим! – прошипел виконт. Схватил меня за руку, увлекая вперед.

– Я ничего не вижу.

– Доверься мне.

– А что еще остается?.. – буркнула я и со всех ног побежала вслед за мужчиной.

В отличие от меня, Ферт, похоже, никаких проблем с ориентированием в подземелье не испытывал. Раз десять мы поворачивали. То ли коридор так причудливо изгибался, то ли под Грейденом скрывался целый лабиринт… Дважды я не вписалась в поворот и больно приложилась левым плечом о каменную стену.

Я терялась в догадках, как виконт может хоть что‑то видеть. Даже у одаренного человека такого зрения быть не может. Либо у коршуна амулет, либо он под действием зелья или какого‑то заклинания…

Легкие горели огнем. Сердце билось так, будто готовилось выпрыгнуть из груди. Ноги подкашивались.

Наконец Ферт остановился.

– Отдохни пару минут.

Я прислонилась к стене. Дышала, как загнанная лошадь. В отличие от меня, у Шейрана лишь немного сбилось дыхание. Такое чувство, будто виконт не дрался, не убегал. Поразительной выдержки человек.

– А?..

– Помолчи. Я слушаю.

Послушно замолчала. Да мне и не до разговоров было. В себя бы прийти.

– Все. Пойдем.

– Уже?.. А как же… пара минут?.. – Я никак не могла отдышаться.

– Не стоит стоять на месте. Ведь идти ты можешь? Идти – не бежать?

– Да…

– Вот и хорошо, – придерживая меня за локоть, Шейран повел куда‑то в темноту.

Когда мысли перестали путаться, а легкие гореть огнем, я с некоторым удивлением заметила, что окружающее пространство изменилось. Нет, я все так же ничего не видела, но других органов чувств, слава богу, не лишилась.

Воздух стал влажным, с устойчивым запахом йода – чувствовалась близость моря. Где‑то рядом журчал ручей, капала вода… Преследователей слышно не было.

Стены и пол были неровными. Если туннель, по которому мы выбрались из колодца, определенно являлся плодом человеческого труда, то про эти коридоры я подобного с уверенностью не могла сказать.

– Закрой глаза, – попросил виконт. Затем еле слышно шепнул несколько слов. Что именно сказал мужчина, я не разобрала. – Все, можешь открывать. Только медленно. Осторожно…

На секунду мне показалось, что я ослепла. Коридор заливало бледное сияние. Когда глаза немного привыкли, я заметила, что свет исходит из медальона на груди Ферта.

Сам Шейран сосредоточенно рассматривал лист пергамента, на котором был изображен какой‑то причудливый узор. Нет, не узор – лабиринт!

– Ты же говорил, что не маг?

– Есть ряд артефактов, использовать которые можно и не будучи магом. Нужно лишь знать формулу активации, – сказал мужчина, не отвлекаясь от изучения карты.

Коридор, в котором мы стояли, был около метра в ширину и двух в высоту. Больше всего это место напоминало заброшенную каменоломню. Вдоль одной из стен змеился тоненький ручеек.

Черный мундир Ферта покрывали разводы грязи. Парик виконт где‑то потерял, грим на лице поплыл. Но физиономию мужчины все так же украшали белобрысые борода с усами и брови, которые вкупе с черной шевелюрой Шейрана смотрелись весьма забавно.

– Что? Нравлюсь? – приподняв кустистую бровь, спросил Ферт.

Я нервно хихикнула.

– Да как тебе сказать?.. – наконец выдавила из себя.

– А… это? – Мужчина провел рукой по лицу, сдирая лишнюю растительность и восковую накладку с носа. – К слову, ты выглядишь не лучшим образом. – Виконт не удостоил меня и взглядом.

Невольно смутилась, более того, почувствовала себя ничтожной, грязной оборванкой. Мои волосы растрепались. Платье на левом плече порвалось, кожу украшали многочисленные царапины и ссадины. Подол стал похож на решето – голые коленки проглядывали. Одежду, волосы, открытые участки кожи покрывала грязь…

Почему, когда Шейран рядом, я всегда похожа на пугало? Разгуливаю то в обносках с чужого плеча, то в арестантском платье, то вообще в лохмотьях… И тут же, разозлившись на себя, встрянула волосами. Нашла, о чем думать! Как будто Шейрану Ферту есть какое‑то дело до того, как я выгляжу. Ни за что не поверю!.. Да и я определенно не в том положении, чтобы беспокоиться о собственной внешности.

– Оторвались? – спросила я.

– Похоже на то. Здесь настоящий лабиринт. Без карты разобраться сложно.

– И с картой, видимо, тоже… Мы заблудились? – догадалась я.

– Кажется, пару раз не там свернули, – поморщился мужчина. – Возвращаться назад не стоит. Я нашел другой путь… Пойдем. – Виконт уверенно направился вниз по коридору, я поспешила за ним.

– А где мы, собственно?

– Думал, ты никогда не спросишь, – усмехнулся Ферт.

– Как‑то не до разговоров было, – проворчала я. – Так где все‑таки?

– Старые катакомбы под Грейденом. Бывшие каменоломни, в которых добывался известняк для строительства города.

– Никогда про эти катакомбы не слышала.

– Немудрено. О них мало кто знает. Каменоломни давно заброшены, почти все выходы завалены.

– А ты откуда про подземный ход узнал?

Ферт некоторое время молчал. Я думала, он уже не ответит, когда мужчина вдруг сказал:

– Около года назад в застенки Тайной канцелярии попал… один из наших с Дэном приятелей. Когда Дэниел разрабатывал варианты, как вытащить его из тюрьмы, то нашел информацию о катакомбах. К сожалению, на подготовку операции и составление карты этого чертового лабиринта ушло слишком много времени. Когда Дэн добрался до тюрьмы, приятель был уже мертв.

– Спасибо, что пришел за мной, – тихо сказала я.

– Ты не оставила мне выбора… Хотя, знаешь, выпороть бы тебя. Никогда бы не подумал, что из‑за такой мелкой девчонки может быть столько проблем.

Почему я решила, что коршун хочет меня спасти? Зачем ему вообще спасать рыжую травницу, от которой лишь одни неприятности?.. Скорее всего, я жива лишь потому, что Ферт хочет со мной перед смертью побеседовать, так сказать, без свидетелей.

– Я всего лишь хотела, чтобы меня отпустили. Чтобы не мешали жить так, как я хочу. Как раньше…

Ферт резко остановился. Прижал меня к стене.

– Шаршах, Алана! Неужели ты не понимаешь, больше ничего и никогда не будет, как раньше.

– Почему?

Мой похититель всегда был такой спокойный, насмешливый, ироничный, сейчас же он буквально извергал ярость. И почему‑то мне казалось, что вся эта буря эмоций направлена не на меня. Точнее, не только на меня.

– Потому что тебе не повезло встретить меня на своем пути.

– Не понимаю…

– У меня слишком много врагов, ты же провела со мной немало времени, а значит, обязательно заинтересовала бы… некоторых людей. Поверь, близко знакомиться с ними тебе бы не захотелось. Близкого знакомства ты бы не пережила.

Я чувствовала горячее дыхание мужчины. Мне было не по себе.

Ноги подкашивались. То ли от усталости, то ли от страха, а может, от чего‑то еще…

– Отпусти, – прошипела я.

Шейран поморщился отступил на шаг. Небрежно бросил:

– Стоит поспешить.

Виконт направился дальше по коридору.

– Хочешь сказать, ты прихватил меня из замка исключительно по доброте душевной? – неожиданно для самой себя выпалила я. – Так сказать, из благородства?.. Я голодала. Мерзла. Угодила в застенки Тайной канцелярии. Потеряла магию. Несколько раз меня чуть не убили. Мне самой пришлось убить!.. Если бы не ты, всего этого не было бы! – и тут же зажмурилась, ожидая новой вспышки эмоций.

Вот дура! Выбрала время, когда спросить!

Если Ферт меня размажет по стенке, свернет шею… я даже не смогу его винить.

Виконт молчал.

Медленно, не веря своей удаче, я открыла глаза. Шейран стоял в нескольких шагах и смотрел на меня. И столько в его взгляде было усталости, какой‑то опустошенности, что мне подумалось, лучше бы Ферт меня ударил.

– Слабо верю, что ты стала бы примерной женой деревенского кузнеца и матерью выводка чумазых детишек, – тихо сказал мужчина.

– Я и не собиралась…

– Ага. Ты бы сбежала. Но все мы знаем, как хорошо тебе удаются побеги.

– Фирдан – не ты.

– Да, не я. Он бы терпеть твои выходки не стал. Один раз на тебя руку поднял, ударил бы и второй, и третий… А потом ты бы его отравила или магией зашибла ненароком. И тогда на тебя объявили бы охоту церковники… А может, и раньше ты бы их внимание, как ведьма, привлекла… Так что, Алана, закончила бы ты свою жизнь на костре. И, думается мне, весьма скоро.

Я молчала. Сказать было нечего. По большому счету Шейран был прав.

Возможно, мне бы удалось сбежать от мужа. Я бы начала жизнь в очередной раз заново. Точнее, попыталась… Мир жесток и к одиноким девушкам крайне недружелюбен. Одна, без семьи, без защитника и покровителя я бы долго не протянула. Вряд ли мне бы повезло во второй раз, и я нашла бы себе заступницу и учительницу в одном лице. А даже если бы меня кто‑то приютил… Я больше не ребенок, а взрослая, и скидок на возраст никто бы делать не стал.

То, что у меня есть немного магии и кое‑какие знания, тоже особо не помогло бы. Лишь продлило бы агонию, а может, и наоборот, приблизило бы развязку…

Я не простила виконта и уж точно после всего сказанного не прониклась к нему любовью и доверием. Но спорить дальше было глупо. Да и не в той я ситуации.

– Так мы идем? – спросил Ферт. – Или ты предпочитаешь, чтобы я взвалил тебя на плечо? Мне, знаешь ли, не впервой.

– Спасибо. Я как‑нибудь сама, – я нервно передернула плечами.

Затруднялась сказать, сколько мы уже прошли, как долго блуждали в заброшенных каменоломнях.

Пара десятков поворотов, несколько развилок. Некоторые ответвления оказались завалены, но, кажется, для Ферта это не было сюрпризом. Во всяком случае, раздосадованным он не выглядел и продолжал уверенно вести меня вперед. Уже некоторое время я слышала шум моря, а на влажных стенах появились кристаллики соли. На полу лежал песок, встречались высохшие водоросли, разбитые раковины и щепки.

После очередного поворота мы уперлись в коридор, который оказался частично затоплен водой.

Шейран сквозь зубы выругался.

– Мы все‑таки заблудились? – спросила я, зябко потирая плечи.

Виконт спрыгнул в воду. Глубина оказалась ему по колено.

– Нет. Просто задержались дольше, чем я думал, – протянул ко мне руки мужчина. – Осталось совсем немного. Пара сотен шагов по прямой. Мы выберемся!

Я качнула головой и отступила на полшага. Лезть в ледяную, зловеще переливающуюся в свете медальона воду не хотелось.

Вдруг Ферт обхватил меня за талию и сдернул вниз.

Истошно взвизгнула. Сердце рухнуло куда‑то в область желудка. Ледяной водой меня окатило с ног до головы.

– Алана, приди в себя! – встряхнул меня за плечи виконт. – Ну же! Надо спешить, если не хотим застрять в этом чертовом лабиринте.

Несколько раз судорожно вздохнула.

– Другого пути нет? – спросила я. И сама устыдилась, как жалобно это прозвучало.

Лицо Ферта немного смягчилось.

– Нет. – Он заправил выбившуюся из косы прядку волос мне за ухо. И тут же отпрянул, будто совершил что‑то недозволенное. Взял меня за руку и потянул за собой. – Как я сказал, почти все выходы из катакомб завалены.

Я сделала шаг, другой… и чуть не упала в воду, мокрый подол спутал ноги.

– Нет, так дело не пойдет. Прости. – Мужчина выхватил нож. Не успела я испугаться, как несколькими ловкими движениями он укоротил мне платье до колен. – Быстрее! Вода скоро затопит коридор.

– Прилив?!

– Он самый! – отозвался Ферт, который тащил меня за собой, как на буксире.

Волны набегали одна за другой. Пока совсем невысокие. Да и откуда большим волнам в туннеле взяться?.. Но с каждым шагом я все больше и больше сомневалась, что мы успеем выбраться.

Медальон, который болтался на шее виконта, отбрасывал причудливые, колеблющиеся блики на потолок, стены, воду…

Вскоре вода была мне по пояс, затем по грудь. Идти вперед было тяжело, плыть – невозможно. Во всяком случае, у меня не было сил бороться с приливом, один Шейран, может, и выплыл бы. Да что там, точно выплыл бы!

Ферт обернулся и посмотрел на меня. На секунду мне показалось, что все стихло, я перестала слышать шум волн, время будто остановилось. Откуда‑то пришло осознание – Шейран бросит меня. Я останусь одна в темном, быстро заполняющемся водой туннеле. Я здесь умру…

– Нет, не успеем… Возвращаемся! – крикнул Шейран.

Теперь вода не мешала мне, наоборот, подталкивала вперед. И я пустилась вплавь. Уровень воды поднимался все быстрее, дна я давно не чувствовала. До потолка осталось не больше метра. Волнение тоже усилилось, волны захлестывали меня с головой, а затем разбивались о потолок и стены коридора. Я начинала выбиваться из сил…

Свет от медальона почти не пробивался через толщу воды. Сориентироваться в творившемся вокруг безумии было невозможно. Я боялась, что мы пропустили ответвление туннеля, просто не заметили его.

Казалось, каждая последующая волна была страшнее, больше, сильнее предыдущей.

Я не утону, нет. Очередная волна меня закрутит, подомнет под себя, а потом швырнет на стену. Я сломаю руку или ногу, а может, судьба будет милостива ко мне, и сразу приложусь затылком…

Ферт втянул меня в боковое ответвление. Потолок здесь был на пару ладоней выше, волнение немного меньше. Определенно это был не тот ход, через который мы попали в затопленный коридор. Мы пришли из левого прохода, этот же вел направо.

Казалось, что мы с виконтом плывем на месте. Те же неровные известняковые стены по сторонам, низко висящий потолок. Впрочем, нет, потолок становился все ниже… ниже… Больше всего я боялась, что коридор закончится тупиком.

Впереди показалась развилка на два рукава, притом один из коридоров, по сути, представлял собой каменную лестницу, которая уходила вверх. От накатившей на меня радости, облегчения хотелось закричать. Я бы и закричала, если бы не боялась захлебнуться.

Что было сил я погребла к лестнице. Почти добралась, но меня остановил Шейран. Прижал к себе.

– Нет! Нам в другой коридор.

– Отпусти! – попыталась вырваться я.

– Это ловушка! Неужели не видишь?!

Я брыкалась, пытаясь вывернуться из хватки мужчины. Без толку. Мышке никогда не вырваться из лап хищника.

Только вот и я далеко не так беззащитна. Ферт гораздо сильнее меня. Он умелый, тренированный воин, но я – ведьма!

Уже готова была ударить коршуна магией, когда перед моим внутренним взором предстала сеть из мертвенно‑синих силовых линий, которая закрывала путь наверх. Шейран не врал – впереди ловушка.

– Черт… ты прав!.. Не стоит туда лезть.

Выбора не осталось, и я вслед за Шейраном поплыла во второй коридор. Когда через три десятка метров он закончился тупиком, от отчаяния мне захотелось завыть.

Ферт с головой ушел под воду. Через несколько секунд вынырнул.

– Там ход! Жди здесь. Я разведаю.

– А куда я могу деться?..

Моего ответа Ферт дожидаться не стал, вновь нырнул на глубину. А вместе с ним исчез и тот слабый источник света, который у меня был. Я осталась одна. В темноте. Наедине с морем и камнем.

Потолок маячил уже над самой головой. Слабо утешало лишь то, что волнение здесь почти не ощущалось, можно не бояться, что очередная волна разобьет меня о стену.

Казалось, я ждала Шейрана уже целую вечность. В голову лезли мысли одна страшнее другой. Что виконт меня бросил. Или ему не хватило воздуха. Он угодил в магическую ловушку. На него напал морской хищник, который вместе с водной массой проник в коридоры…

Хуже всего, я начала замерзать. Зубы стучали от холода. Если сведет ногу, то все – можно смело записывать меня в утопленницы.

Сначала под водой показалось пятнышко белого света. А потом на поверхность вынырнул Шейран.

Никогда бы не подумала, что буду так рада видеть моего похитителя. Этого насмешливого гада. Беспринципную сволочь. Но, Дьявол, укуси меня за пятку, я действительно была счастлива, что Шейран остался жив.

– Есть ход.… Есть… – мужчина тяжело, жадно дышал. – На сколько можешь… задержать… дыхание?..

– Не знаю.

– Плыть долго… Минуты полторы‑две.

– Не уверена, что смогу…

Плавала я неплохо. Но одно дело купаться в лесном озере, а другое – бороться с волнами в подземных коридорах. Нырять я, разумеется, умела, но сильно сомневалась, что продержусь без воздуха целых две минуты.

– Алана, верь мне! Я тебя вытащу. Не имею привычки бросать начатое дело на полпути, – виконт растянул бледные губы в улыбке.

– Раз иного пути нет…

– Плыви следом за мной. Что бы ни случилось, не паникуй. Даже если у тебя будет заканчиваться воздух, не паникуй. Доверься мне. Я тебя вытащу… Готова?

Неуверенно кивнула.

– Вдохни побольше воздуха. Все. Идем!

Ферт утянул меня с собой на глубину.

Сама бы я проход в жизни не нашла, но имперец, как я успела убедиться, видел в темноте гораздо лучше меня.

Плыла я практически на ощупь. Слабый свет медальона почти не проникал через мутную морскую воду. Очертания прохода лишь расплывчато угадывались. Иногда я задевала пальцами за каменные стены.

Воздух заканчивался. Чем дальше, тем отчетливее я понимала, что не выплыву. Просто не смогу! Надо возвращаться. Ведь не обязательно вода затопит коридор до самого потолка. Да и за приливом всегда следует отлив. Надо просто переждать…

«Не паниковать! Не паниковать! – как заведенная мысленно твердила я. – Он обещал! Он вытащит меня!»

Я никогда не доверяла Шейрану, вот только сейчас вера – все, что у меня оставалось.

Да и потом, вернуться назад воздуха мне, скорее всего, тоже не хватит. Нет гарантии, что коридор уже полностью не затопило. Шейран Ферт – мой единственный шанс.

Легкие горели огнем. Безумно хотелось открыть рот, сделать хотя бы один глоток… И уже не важно чего – воздуха, воды… Лишь бы эта пытка прекратилась.

«Не паниковать!»

Сдаться, расписаться в собственном бессилии – все равно что умереть. Сдаться проще всего.

Перед глазами потемнело. То ли медальон Ферта погас, то ли я начала терять сознание… И тут мы наконец вынырнули.

Я не видела ничего вокруг, не соображала, что происходит. Я жадно, глубоко дышала. Сырой затхлый воздух подземелий казался живительным эликсиром.

Ферт вытащил меня на берег. Уложил на холодные камни.

– Алана, ты молодец! Не верил, что ты справишься. Думал, придется тебя откачивать.

– Ты меня… слишком… плохо… знаешь…

– Похоже на то, – усмехнулся мужчина. – Раз за разом тебе удается меня удивлять. Алана, ты невероятная девушка.

Я промолчала. Говорить не было сил.

Немного отдышавшись, приподнялась на локтях. С удивлением начала рассматривать пещеру, в которой мы оказались.

Шейран и я сидели на старых раскрошившихся ступенях, которые уходили в воду. По бокам от нас высились огромные, в два обхвата толщиной, колонны. На шероховатом камне угадывались следы древней резьбы. Эта пещера больше всего походила на старинный мавзолей, святилище или заброшенный дворец. Зал оказался настолько велик, что в свете медальона я не могла рассмотреть ни потолка, ни стен.

– Где… мы?..

– Если бы я знал, – вздохнул Ферт. – Карта наше затянувшееся купание не пережила. К тому же на ней нанесена только часть подземелий. Не припомню, чтобы там была отмечена столь большая пещера.

– Все‑таки заблудились… – нервно хихикнула я.

Меня начала бить дрожь от пережитого стресса, от холода. Ноги и руки закоченели.

Обувь я потеряла. Ферт тоже был без сапог. А вот меч он сохранил. Я не заметила, когда и как виконт пристроил клинок с ножнами себе за спину.

Шейран стянул мокрую куртку и рубашку. Выжал их и разложил сушиться на камнях. Затем спустился по лестнице чуть ниже, устроился у моих ног и принялся растирать мои заледеневшие ступни.

– Что ты делаешь?.. – Я попыталась отдернуть ноги.

– Пытаюсь согреть тебя, – улыбнулся мужчина.

Ступням и правда стало немного теплее. Тем временем пальцы Ферта уже гладили икры и щиколотки.

Мое платье стараниями Шейрана укоротилось до колен. Сейчас же юбка и вовсе задралась до середины бедра. Мокрая ткань облепила тело, как вторая кожа. Несколько пуговиц расстегнулись, открыв взору виконта весьма откровенный вид… Я быстро одернула юбку и ледяными непослушными пальцами принялась застегивать пуговицы.

– Прекрати!

– Есть и другой способ согреться, – иронично заломил бровь мужчина. – Гораздо более приятный. Притом тепло будет не только тебе, но и мне.

– Ты не посмеешь!.. – прошипела я.

Виконт чуть подался вперед, навис надо мной, вглядываясь в лицо. Затем желчно, грустно как‑то усмехнулся. Опустился обратно к моим ногам, принялся растирать многострадальные ступни.

– Глупышка… Ты все еще меня боишься?

– Ты все еще меня пугаешь…

– Хорошего же ты мнения обо мне. Неужели думаешь, я наброшусь на тебя прямо здесь?

– Кто тебя знает, – я отвела взгляд.

– Соблазнять замерзшую девственницу в подземелье не самая хорошая идея. Я не такой монстр, за которого ты меня принимаешь. – Мужчина взялся растирать пальцы моих рук, запястья, плечи…

По телу начало разливаться приятное тепло, меня волнами накрывала блаженная сладкая истома.

Я не могла не признать, мне были приятны прикосновения виконта. Да что там, будем смотреть правде в глаза, мне сам Шейран чертовски нравился, необъяснимо притягивал. Дьявол‑искуситель, чтоб его!

Раз так реагирую на невинные прикосновения, то если бы Ферт взялся за меня всерьез, я не устояла бы. Лучше бы мне держаться от него подальше…

Шейран встал на ноги, протянул мне руку.

– Поднимайся. Ты достаточно отдохнула. Лежать в мокрой одежде на холодных камнях не стоит.

Судя по всему, виконт тоже замерз. Смуглая кожа побелела, губы так и вовсе стали синими. Но все же в первую очередь мужчина решил согреть меня.

Встряхнула головой, приводя мысли в порядок. Ухватилась за руку Ферта и встала со ступеней.

– Советую немного размяться, разогнать кровь по телу. И кстати, избавься от мокрой одежды или хотя бы от ее части.

– Размечтался, – огрызнулась я.

Сам Ферт щеголял в одних бриджах, излишки одежды он разложил сушиться на камнях. У меня же из одежды осталось лишь неприлично короткое платье да нижнее белье, снимать что‑либо из этого я категорически отказывалась.

– Как знаешь, – пожал плечами Шейран. – Сляжешь с воспалением легких, я тебя выхаживать не буду.

Наверное, в подземной пещере было не так уж и холодно. В конце концов, на дворе конец лета, а не лютая зима. Но долгое нахождение в воде и мокрая одежда сыграли со мной дурную шутку, ощущения были такие, будто я очутилась на Северном полюсе.

Виконт стянул с шеи шнурок с медальоном, зацепил его за выщерблину на колонне. А затем принялся разминаться.

На некоторое время я забыла, что мне безумно холодно, что я раздражена, зла, устала. Как завороженная я наблюдала за движениями Ферта, как перекатываются тугие мускулы на его спине, плечах… Хищник! Гибкий, грациозный, сильный хищник. Наглый и самоуверенный.

Но потом потребности организма все же взяли свое, и я, чтобы согреться, принялась приседать. Изящностью мои движения похвастаться не могли, но чего только не сделаешь для того, чтобы не умереть от холода…

И тут меня словно обухом по голове ударило. Общение с Шейраном явно не лучшим образом сказывалось на моей мысленной деятельности, я совсем забыла, что с помощью магии можно развести огонь, согреть себя.

А еще можно осадить Ферта, когда он в следующий раз будет ко мне приставать. В том, что это случится, и скоро, я ничуть не сомневалась.

Хотя… применять магию против коршуна – гиблое дело. В прошлый раз она не сработала. Пока не выясню, почему это произошло, никаких заклинаний на Ферте испытывать нельзя. Вообще то, что ко мне вернулась магия, лучше держать в секрете. Пока это мой единственный козырь.

В затопленном водой коридоре я чуть было не совершила фатальную ошибку. Если бы Ферт не остановил меня, если бы я не увидела силовые линии, которые закрывали проход… Стоп! Коршун тоже видел линии. Значит, он может видеть магию! А потому вообще никаких заклинаний, заговоров и прочих магических воздействий в присутствии виконта, если хочу сохранить секрет.

Выходит, я не могу согреться с помощью магии…

Или могу?

Если магия не покинет моего тела, если воздействие не будет явным, если коршун в этот момент не будет меня видеть… Должно сработать! Все равно иного выхода нет, если не хочу слечь с воспалением легких или чем похуже.

Отошла в сторону на несколько шагов, чтобы меня от взгляда Ферта закрыла колонна.

Так, теперь немного подлечить себя, повысить температуру тела, разогнать кровь. Тогда и одежда быстрее высохнет…

– Не уходи далеко! – негромко окрикнул Шейран. – В здешних подземельях может скрываться все что угодно.

– Мне надо отлучиться на минутку, – отозвалась я.

Когда я вернулась на площадку перед лестницей, то принялась демонстративно прыгать на месте и растирать плечи руками. Холодно мне больше не было, прохладно, но не более. Нательное белье я высушила, платье же все еще оставалось влажным, как и волосы. Признаки начинающейся болезни я в корне подавила, простудиться мне теперь не грозило.

– Скажи, ты маг?

Ферт сбился с движения. Остановился. Недоуменно посмотрел на меня:

– Кажется, однажды я уже отвечал на этот вопрос?

– Да, сказал, что магических сил у тебя нет.

– Тогда к чему?..

– Ты увидел ловушку на лестнице.

Мужчина прищелкнул языком, качнул головой и усмехнулся:

– Ладно, ты меня раскусила. Я – бывший маг.

– То есть?..

– Как и ты, я потерял возможность управлять магической энергией, но все еще вижу ее.

– Мне жаль… Как это произошло?

– Не суть важно. Случилось это давно, больше десяти лет назад. Я привык жить без магии.

– Подожди… Вы с Дэниелом ровесники. Он – маг, ты – бывший. Выходит, ты вместе с Дэниелом учился в Артанской Академии?

– Да, – кивнул Ферт, – мы были сокурсниками. Это имеет какое‑то значение?

– Это многое объясняет. И твои знания, и поступки, и то, что ты сумел увидеть во мне ведьму…

Имперец шутливо поклонился.

– В темноте ты видишь гораздо лучше мага настоящего или бывшего. Что это? Эликсир? Артефакт? На тебя наложено заклинание?

– Давай по одному секрету за раз… Или, знаешь, я отвечу на твой вопрос, если ты ответишь на мой.

Несколько секунд я раздумывала, а потом кивнула. Один вопрос. Один! В крайнем случае я могу просто не отвечать.

– Ты мернианка?

– Частично, – уклончиво ответила я.

– Это не ответ.

– Хорошо, – поморщилась я. – Наполовину.

– И кто же у тебя родом из Мерниана? Отец или мать?

– А вот это уже второй вопрос, – погрозила пальчиком я.

– Я не мог не спросить, – развел руками Ферт. – Вдруг ты бы ответила.

– Теперь мой вопрос. Как? Почему ты настолько хорошо видишь в темноте?

– Должен же я был как‑то компенсировать потерянный дар. Эту способность мне подарила одна из татуировок.

– Татуировки на твоей спине? Но ведь их семь!

Шейран кивнул.

– А остальные шесть?.. Они тебя тоже какими‑то талантами наделили?

– Это еще шесть вопросов, Алана. Я отвечу на каждый, если ты ответишь на мой.

– Н‑нет… Спасибо.

– Что же ты скрываешь, девочка? – Ферт сделал шаг ко мне. – Чего так боишься?

– Давай лучше каждый будет хранить свои тайны, – быстро отступила на несколько шагов, вновь принялась прыгать и растирать плечи.

Выходит, коршун опаснее, чем я думала. Как бывший маг и ученик Артанской Академии, в магии он разбирается лучше меня.

Уровень своих знаний я оценивала здраво – он весьма и весьма невелик. И пусть с наставницей мне повезло, она была грамотна и весьма начитанна – редкость для деревенской знахарки, – Отха не могла мне дать того образования, что получали выпускники Магической Академии.

А теперь еще эти татуировки – семь загадочных кроваво‑красных иероглифов, размещенных вдоль позвоночника виконта. Тайну одного знака коршун мне раскрыл. Но остальные шесть?.. Какими способностями наделили Ферта они?

Надо будет проследить за Шейраном. Проанализировать его поведение.

Сейчас, к сожалению, голова у меня не соображала. Я слишком устала.

– А я могу сделать себе такую татуировку?

Не то чтобы я действительно собиралась украшать собственное тело непонятными зловещими символами, но не спросить не могла. Шейран прямо сказал, татуировки – в некотором роде компенсации потерянного магического дара. Странно было бы, если бы я не спросила.

– Извини, но вряд ли. – Разминку Ферт прекратил, замерзшим он больше не выглядел. К его коже вернулся нормальный цвет.

– Почему? – Я отвернулась, будто заинтересовалась полустершейся резьбой на одной из колонн. От близости полуобнаженного мужчины у меня путались мысли. Взгляд то и дело натыкался на спутанные влажные волосы, чувственные губы, мускулистые плечи, кубики пресса, темную дорожку волос, которая начиналась от аккуратного пупка и уходила под пояс бриджей…

– Это весьма болезненная процедура.

– Я сильная и выносливая.

– Заметил, – улыбнулся виконт.

– Тогда почему? – повторила вопрос я.

– Я уже сказал.

– Но оно того стоило?

– Стоило, – кивнул Шейран. – Но тебе все эти муки ни к чему. Чтобы выжить на моей работе, недостаточно быть хорошим воином и уметь быстро соображать. Надо обладать рядом специфических навыков. И если некоторые из этих навыков для противника окажутся сюрпризом, если он не будет даже подозревать о твоих возможностях, то шансы остаться в живых резко возрастут.

– По‑моему, проще сменить работу, чем изводить себя так.

– Возможно, – пожал плечами Ферт, – но мне нравится моя работа. Нравится, чем я занимаюсь.

– Нравится похищать девушек? – приподняла бровь я.

Дьявол, укуси меня за пятку, я что, с виконтом флиртую?!

– Я бы мог сказать, что это издержки профессии, – неожиданно серьезно ответил Ферт, – но ты у меня первая.

– Сомнительная честь… – пробормотала я. Надо срочно переводить тему, а то мы до такого договоримся… – Эти символы, случаем, не иероглифы народа с Уишских островов?

– И вновь ты поражаешь меня своими знаниями! – усмехнулся Шейран. – Откуда деревенской травнице известно, как выглядит уишская письменность?

Прикрыла глаза и мысленно выругалась. Определенно, рядом с Фертом я тупею.

– Мне… наставница иероглифы в одной из книг показывала. Письменность у островитян больно необычная, вот и запомнила. Разумеется, читать иероглифы я не обучена.

– Хотел бы я познакомиться с твоей наставницей. Если верить всему, что ты мне рассказывала, это была поистине удивительная женщина.

– То есть ты был на Уишских островах? – вновь попыталась я перевести тему в безопасное русло.

– Доводилось, – кивнул виконт. – Своими тайнами островитяне делятся крайне неохотно. Понадобилось немало времени и средств, чтобы убедить их нанести несколько символов на мое тело… Это еще две причины, почему тебе не удастся обзавестись подобными украшениями.

– Да поняла уже, – вздохнула я.

Сил стоять у меня не было, больше всего хотелось растянуться прямо на полу и заснуть. Вот только лежать на холодном камне девушкам чревато. Я прислонилась спиной к колонне.

– Что ты рассказала черномундирникам? – спросил Шейран.

– Определенно меньше, чем следовало, – устало съязвила я.

– Вот как?.. Повтори дословно все, что сказала дознавателю.

И я принялась рассказывать. Время от времени Шейран задавал уточняющие вопросы, при этом его интересовали мельчайшие детали, вплоть до интонаций голоса господина Нодэуша. Отдельно пришлось рассказать про Фирдана и отца Ульриха.

– Я рад, что не разочаровался в тебе, – наконец сказал Ферт. – Надеюсь, все действительно так, как ты сказала.

– Зачем мне врать?

– Ты мне скажи. Особо теплых чувств ни ко мне, ни к моим людям ты не испытываешь. Почему же не выложила все, как есть?

– Не хотела подставлять Дэниела, – вздохнула я.

Обо всех мотивах решила коршуну не рассказывать. Не поймет, решит, что я бесхребетная дурочка, которой можно и дальше помыкать.

– Вот как? Та самая братская солидарность? – усмехнулся Ферт.

– Вроде того… Что теперь со мной будет? – Я встретилась взглядом с мужчиной.

– Отвезу тебя в столицу, как и планировал изначально. – Взгляда виконт не отвел.

Я испытала странное чувство: облегчение вкупе с отчаянием.

Все это время я боялась, что Шейран убьет меня, когда узнает, о чем со мной говорили в Тайной канцелярии. Я слишком много знала, от меня одни неприятности, да и по большому счету я Ферту была не нужна… И втайне надеялась, что виконт отпустит меня или, во всяком случае, не повезет в столицу.

– Зачем? – спросила я. – Что мне делать в Артании? Ладно бы у меня остались способности, тогда вы с Дэниелом пристроили бы меня в Магическую Академию… А так?!

– Не волнуйся, занятие мы тебе найдем. Ты неплохо разбираешься в травах и зельях, так что можешь пойти в помощники к целителю, аптекарю или алхимику.

– Но почему в столицу?

– У меня встречный вопрос, – подался вперед Ферт. – Почему ты так боишься оказаться в Артании? Может, жила там раньше? У тебя есть причины опасаться за свою жизнь?..

– Просто не люблю большие города. Неуверенно себя там чувствую. – Триединый знает, чего мне стоило выдержать пристальный взгляд мужчины.

– Откуда же такие познания у деревенской травницы? – нарочито удивился Шейран. – Может, до того, как тебя приютила знахарка, ты жила в крупном городе?

– Нет! – несколько резче, чем следовало, ответила я. – Мне хватило того времени, что я провела в Грейдене.

– Вот как? Не так давно ты рассказывала, что в детстве жила в городе…

– Я не помню! У меня остались лишь путаные, разрозненные воспоминания. Возможно, мы жили в городе. Возможно, были проездом. Не помню!

– Тише, Алана. Тише! Не надо так нервничать. В Артании я знаю пару хороших ментальных магов, они помогут тебе восстановить память.

Меня трясло.

Закрыла глаза. Прижалась щекой к шероховатому камню колонны.

– Зачем тебе это? – тихо спросила я, немного придя в себя.

– Я хочу помочь. Нет ничего страшнее, чем потерять себя, свои корни, забыть, кем являешься.

Прозвучали эти слова так искренне, что я поверила. Почти. Шейран Ферт мало походил на человека, который будет действовать исключительно из альтруистических побуждений.

– И с чего такая забота? Ты должен ненавидеть меня. Я погубила двух твоих людей.

– О чем ты?

– Рид и Нэйл. Если бы не я, они бы не погибли.

– Ты винишь себя за их смерть? – В словах виконта я не почувствовала фальши, кажется, он и правда удивился.

– А разве здесь нет моей вины?.. Я усыпила часового, и отряд баронских воинов смог подобраться к стоянке незамеченным. Так что да, кровь Рида и Нэйла на моих руках!

Странно, я почти смирилась с тем, что убила разбойника на лесной дороге, а двух воинов Ферта забыть не могла. Отчасти поэтому и врала на допросе, не хотела, чтобы из‑за меня пострадал кто‑то еще…

– Значит, вот как ты видишь ситуацию? – медленно произнес мужчина. Приблизился ко мне. Уперся руками в колонну по обе стороны от моей головы. – Посмотри на меня, Алана.

Нехотя подняла голову. Встретилась взглядом с черными, как безлунная ночь, глазами виконта.

– Ты не виновата. Точнее, твоя вина гораздо меньше моей.

– Не понимаю…

Шейран отступил на пару шагов. Отвел взгляд.

– Перед тем как пуститься за тобой в погоню, я поставил другого часового – Марка. Он должен был разбудить Рида.

– Как? Я же усыпила его с помощью магии.

– Я оставил Марку флакон с нюхательной солью, она разрушает такого рода магические воздействия… Когда баронские прихвостни напали, Рид уже успел прийти в себя.

– Но почему тогда?..

– Почему мы потеряли Рида и Нэйла? Противников было много, напали они неожиданно, а я вместо того, чтобы помочь своим воинам, гонялся за несносной девчонкой по лесу.

С души будто камень упал. Значит… я действительно не виновата! Что бы там ни говорил Ферт, я не собиралась винить себя за то, что виконт погнался за мной и бросил своих воинов.

– Спасибо, что сказал мне это, – прошептала я.

– Иди сюда, – мужчина взял меня за руку, повел за собой на лестницу. – Ты устала. Тебе надо отдохнуть.

Шейран опустился на ступени, потянул меня к себе на колени. Я попыталась воспротивиться…

– Да не бойся ты так! Не съем я тебя. Нам обоим надо набраться сил. Да и вдвоем теплее, чем поодиночке.

Я сдалась и оказалась в кольце рук виконта. Прижалась спиной к его груди. От тела Шейрана исходило приятное тепло. Мне стало уютно, спокойно. Пожалуй, давно я не чувствовала себя такой… защищенной.

– Постарайся вздремнуть. – Ферт легко коснулся губами моего виска.

Вздрогнула. Меня будто молнией пронзило. Попыталась освободиться… или повернуться. Сама не могла сказать, чего именно я стремилась добиться.

В какой‑то момент мое лицо оказалось напротив лица Шейрана. Губы мужчины нежно накрыли мои. Я почувствовала, что парю, растворяюсь… Все перестало иметь значение. Остались лишь я и он.

Шейран отстранился первым. Неосознанно я потянулась к нему…

– Тише, олененок. Тише… – хрипло прошептал мужчина и усмехнулся. – Еще немного, и мне придется отступить от собственных принципов. Не искушай меня.

Сердце испуганно билось в груди, мне было жарко. Я тяжело дышала, будто, не останавливаясь, пробежала пару километров.

А потом пришло осознание… Только что я как взбалмошная селяночка целовалась с ухажером. Вот только Шейран Ферт не деревенский парень – он мой похититель, мужчина с неясными целями и мотивами. А я не наивная сельская девка… Триединый, куда подевалось мое благоразумие?!

Виконт – не первый мужчина, с которым я поцеловалась, до этого был Фирдан и еще один… Но все ранее испытанные чувства и эмоции не шли ни в какое сравнение. В одном случае была неприязнь, замешанная на брезгливости, в другом – любопытство вкупе с влюбленностью. А сейчас… меня словно накрыло цунами, закрутил смерч, подхватил торнадо – стихийное бедствие, которому невозможно противостоять. Даже мысли такой не возникло.

– Как ты мог так со мной поступить?!

– Я?! – удивился Шейран. – Да ты буквально набросилась на меня, – рассмеялся он.

– Ах ты!.. – Я ударила мужчину кулаком в грудь, собралась влепить пощечину. Имперец ловко перехватил руку.

– Тише, олененок. Тише, – вновь повторил Ферт, удерживая мои руки.

Я попыталась вырваться, но не тут‑то было.

По лицу потекли слезы от бессилия, обиды. Я не знала, на кого злилась больше: на себя или на Шейрана.

– Да успокойся ты! – легонько встряхнул меня за плечи виконт. – Раз так… Обещаю, больше не поцелую тебя.

– Даешь слово? – замерла я.

– Хорошо, я, Шейран Ферт, даю слово дворянина тебе, Алана, что больше не поцелую тебя, – торжественно произнес коршун, – если только ты сама этого не захочешь, – подмигнул наглец.

– А ты действительно виконт Шейран Ферт? Или это всего лишь один из твоих рабочих псевдонимов?

– Я свое имя не скрываю. А ты и правда Алана?

Прикусила губу и отвернулась.

– Вот оно как? Интересно… Что же так могло напугать одиннадцатилетнюю девочку? Ведь тебе одиннадцать было, когда ты пришла в деревню? Или… возраст ты себе тоже изменила?

Вновь промолчала. Пусть думает что хочет.

Имя я себе поменяла, а возраст не догадалась. Мала была слишком, напугана и несмышлена.


Подписка на новости
Для подписки на новости введите свой email и нажмите кнопку "Subscribe"


Автор в социальных сетях
Купить электронные книги
Сказать Автору «СПАСИБО»

Эл. кошелек. 410011113854539

Эл. кошелек. +79166528891

mizarar@gmail.com