Когда я открыла глаза, то увидела перед собой страшную рожу. Опухшую. Всю покрытую многочисленными шрамами и язвами. И сомнений не возникло, за мной пожаловал покойник – разбойник, которого я отправила на тот свет несколько дней назад. Еще и руки ко мне тянет. Утащить на тот свет за собой хочет.

Я истошно завизжала. Швырнула в монстра тем, что подвернулось под руку. Судя по облаку перьев, это оказалась подушка.

Путаясь в одеяле, скатилась с кровати и забилась в угол комнаты.

Как ни странно, монстра я напугала. Тихо подвывая и прихрамывая, он выбежал из комнаты, не забыв захлопнуть за собой дверь.

Несколько раз сонно моргнула и встряхнула головой.

Что это было?!

В оживших мертвецов я не верила. Духи, призраки – другое дело. Но ведь мне не привиделось, не приснилось. Мой посетитель определенно был материален…

Медленно кружась, опускались перья, устилая кровать и пол белоснежным ковром.

И вообще, где я? Как здесь оказалась?..

Я помнила изматывающую скачку к Грейдену, как следом за виконтом зашла в конюшню. Потом Ферт попросил меня не бояться и бросил в лицо какой‑то порошок…

Дьявол, коршун меня опять усыпил! Вот ведь сволочь!

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетела светловолосая девушка. В руке гостья сжимала длинный кинжал. Девица быстро осмотрелась, даже под кровать заглянула. А потом гневно воззрилась на меня. И в этот момент я, право, обрадовалась, что меня от девушки отделяет широкая кровать.

– Ты чего кричишь? Всех мужиков перебудить хочешь?

И действительно, в коридоре послышались голоса. В дверь принялись настойчиво стучать.

Девица грязно выругалась и выскользнула в коридор. Видимо, отправилась успокаивать этих своих мужиков… На долю секунды мне показалось, что я расслышала голос Шейрана.

Вдруг я поняла, что не просто сижу, сжавшись в комочек, на полу в углу комнаты. Я сижу голышом! Кто‑то лишил меня абсолютно всей одежды.

Подскочила на ноги и сдернула с кровати одеяло. Закуталась в него. Заполошно принялась озираться.

Окон в помещении не было. Дверь всего одна, и та, как я успела заметить, вела в коридор. Проверять, заперла ли светловолосая девица за собой дверь, не стала. Из коридора все еще доносились голоса, вот только я, к сожалению, не могла разобрать ни слова.

Сама комната, несмотря на обилие белых перьев на полу, выглядела какой‑то стерильной, нежилой. Из мебели наличествовала широкая, явно рассчитанная на двоих кровать. Двустворчатый и совершенно пустой шкаф. Стол и пара стульев. Три строгих подсвечника на стенах. Один из углов комнаты отделен ширмой, которая скрывала от посторонних глаз ведро и небольшой столик, на котором стоял таз для умывания. Над столиком висело овальное зеркало в деревянной раме. Все. Отсутствовали личные вещи, посуда и милые сердцу безделушки. Ни расчески у зеркала, ни вазы на столе, ни картины на стене или вышитого заботливой женской рукой покрывала на кровати. Пусто.

Иными словами, выглядела комната так, будто здесь никто постоянно не жил. В лучшем случае изредка останавливался. Хотя… больше это место походило на тюрьму для ценных пленников.

Поддавшись порыву, я заглянула в зеркало. До этого мне как‑то не представилось возможности оценить плоды своих трудов, то есть насколько удачно я перекрасилась в черный цвет.

Из зеркала на меня смотрела смутно знакомая болезненно худая девушка. Грива кудрявых черных как смоль волос рассыпалась по плечам. Лицо будто бы стало бледнее, чем мне помнилось. Веснушки тоже поблекли. Линия скул четче обозначилась, подбородок заострился, глаза запали. Определенно, эксперимент мне удался.

И почему я раньше не додумалась перекрасить волосы? Стольких проблем можно было бы избежать. Быть может, будь я блондинка или брюнетка, и Фирдан с Шейраном не обратили бы на меня внимания?.. Вот что значит закоснелое эрлайское мышление.

Хотя не все изменения во внешности можно было списать на перемену цвета волос. Гораздо больший отпечаток на мой внешний вид наложили невзгоды, которые свалились на мои плечи за последние дни.

Дверь вновь без стука распахнулась, и в комнату вошла блондинка. В руках она держала корзину с каким‑то тряпьем. Лицо гостьи выражало крайнюю степень недовольства и неприязни.

Теперь я наконец смогла рассмотреть незнакомку. Девушка оказалась невероятно красива. Черты лица изящные и тонкие, губы пухлые.

У моей тюремщицы было все, чего недоставало мне. Высокий рост. Ладная фигура, которая подчеркивалась со вкусом подобранным платьем с глубоким декольте. Кожа гладкая, белая, без каких‑либо изъянов, будь то родимые пятна или веснушки. Волосы цвета зрелой пшеницы собраны в сложную прическу. Разве что глаза у незнакомки тоже зеленые.

Несомненно, в ней текла кровь северян, жителей провинции Орлин‑Хэйн, а уж в каких пропорциях, я не бралась судить.

Присмотревшись, я заметила, что девушка не так молода, как мне показалось вначале. Пожалуй, северянка старше меня лет на семь‑восемь.

– Где моя одежда?

Закутавшись в одеяло, я стояла в центре комнаты.

– Твоя?.. – незнакомка картинно изогнула брови. – А я думала, то была одежда Шейрана.

Значит, голос коршуна мне не послышался. Светловолосая знакома с моим похитителем. Как ни странно, я почувствовала облегчение. Все‑таки Ферт зло знакомое, с ним я знаю, как себя вести, догадываюсь, что можно от него ожидать.

– А раздевал меня кто?

– О, можешь не волноваться, – усмехнулась незнакомка. – Эта сомнительная честь досталась мне.

– Спасибо, – сквозь зубы процедила я.

– Здесь полотенца, мыло, расческа, порошок для чистки зубов и щетка, а также чистая одежда. – Девушка водрузила корзину на стол. – Сейчас Терин притащит бадью и вёдра с водой… И лучше бы тебе перед ним извиниться.

– А…

– Ему и так нелегко приходится. А тут еще ты кричишь как резаная.

– Кому?

– Терину. Слуге, – посмотрела на меня северянка как на умалишенную. – Ты что, не помнишь? Когда проснулась, ты его увидела. Еще крик подняла.

– Так это был человек?.. – растерянно пробормотала я.

Ущипнула себя и мысленно дала подзатыльника.

Конечно, человек! Кто же еще?!

– Вспомнила наконец, – хмыкнула тюремщица.

– Да я и не забыла. Думала, привиделось… Я испугалась. Не ожидала просто…

– Не передо мной будешь оправдываться, – отрезала девица. – И между прочим, чтоб ты знала, у тебя есть все шансы оказаться на его месте.

– Что ты имеешь в виду?

– Несколько лет назад Терина схватили святоши по обвинению в колдовстве…

Конечно же Ферт и этим своим дружкам поведал, что я ведьма! Скоро обо мне будет знать вся провинция.

– Терин провел в пыточных подвалах несколько недель, чудо, что не сошел с ума, – продолжила рассказ девушка. – Ирония заключается в том, что у Терина даже зачатков дара не было. Он слишком любил читать, этим и привлек внимание святош.

Я поежилась. В деревнях священники так не зверствовали… Хотя в деревнях ведьм‑то и не было. В том же Ольгрейдском баронстве, насколько я знала, дар был лишь у меня одной.

– И да, говорить Терин не может. Языка у него нет.

– Учту, – сглотнула я.

– Ладно, приводи себя в порядок, помыться тебе точно не мешало бы, – северянка чуть сморщила изящный носик. – Еду я принесу позже.

– Подожди! Где я?

– Этого тебе лучше не знать.

– Но что я здесь делаю? Кто ты такая?

– Скажем так, Алана, один общий знакомый попросил за тобой присмотреть. Зовут меня Эллина, и я не могу сказать, что рада нашему знакомству. – Девица ощерилась в улыбке, показав полный набор ровных белоснежных зубов.

– Ты не говоришь, где я нахожусь, но между тем называешь свое имя? – удивилась я. – Или оно ненастоящее?

– Почему же? Вполне, – фыркнула северянка.

– Тогда к чему такая откровенность?

– Ты видела мое лицо, знаешь мое имя. С Шейраном тоже весьма близко знакома… Ты вообще знаешь слишком много, чтобы жить. Была бы моя воля, я бы перерезала тебе глотку и сбросила тело под пирс, пусть крабы питаются. Но меня, как всегда, не послушали… – Эллина вышла из комнаты, громко хлопнув дверью напоследок.

Надо же, я знакома с северянкой всего ничего, общалась не более десяти минут, а уже ненавижу ее всеми фибрами души. И подруга Шейрана испытывает ко мне схожие чувства, хотя я и не понимаю, чем заслужила такое отношение.

Не успела я изучить содержимое корзины, как в комнату ввалилось давешнее чудище. Только теперь я отчетливо видела, что это никакой не монстр, не восставший из гроба покойник, а страшно изуродованный мужчина. Я сглотнула и приложила поистине невероятные усилия, чтобы не отвести взгляда от изуродованного лица слуги.

Терин сгрузил на пол большую лохань и сноровисто наполнил ее водой. На меня мужчина смотреть избегал, он явно спешил как можно быстрее закончить работу и уйти.

– Подожди… – негромко окликнула мужчину.

Чувствовала себя неловко. Мне было стыдно за свое поведение.

– Я… Терин, прости меня.

Мужчина медленно выпрямился, насколько позволяла изувеченная спина, повернулся ко мне. Я с трудом растянула губы в слабом подобии улыбки.

– Понимаешь… мне кошмар приснился. – Черт! Что я несу?! – Мне жаль, правда… В последнее время столько всего произошло. И я не знаю, что со мной будет завтра, сколько еще проживу. Моя жизнь сама похожа на кошмар, от которого я была бы рада проснуться… – принялась путано оправдываться я. – Не держи на меня зла, ладно?

Терин на несколько секунд задумался, затем кивнул и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь на ключ.

 

В этот раз одежда мне досталась женская, новая и вполне подходящая по размеру. Не удивлюсь, если окажется, что Эллина сняла мерки, пока я спала.

Я стала счастливой обладательницей стопки белья, которое впору разве что престарелой кумушке носить, и платья мышино‑серого цвета. Глухой ворот, длинные рукава, подол в пол. И пусть платье неплохо село по фигуре, оно явственно подчеркивало, что груди как таковой у меня нет, что я тощая, как треска.

Изучив себя в тусклое зеркало, я пришла к выводу, что похожу на арестантку или сиротку из работного дома. Этакая неприметная тень, призрак или черно‑белая иллюстрация из старой книги. Иными словами, существо жалкое и невзрачное. Строгое серое платье, черные волосы, заплетенные в толстую косу, и бледная, отливающая в синеву кожа. Единственным ярким пятном оставались глаза.

Негромко постучали в дверь. Я удивленно переглянулась с собственным отражением в зеркале и крикнула:

– Войдите!

Ко мне с визитом пожаловал еще один незнакомец. Лет тридцати с небольшим. Высокий, на полголовы выше Эллины. Не по‑эрлайски худощавый.

Волосы снежно‑белые, длиной до лопаток, стянуты в низкий хвост. Лицо узкое, породистое. Брови белобрысые, кустистые. Глаза льдисто‑голубые. А вот нос подкачал – слегка длинноват, с небольшой горбинкой. Да и губы, пожалуй, тонковаты. Но я не могла не признать: эрлаец чертовски красив.

Как и Шейран, мужчина предпочитал в одежде черный цвет. Но в отличие от Ферта, был облачен не в короткую куртку, а в сюртук длиной до середины бедра. Узкие, тоже черные брюки незнакомца заправлены в высокие сапоги.

– Здравствуй, Алана, – поприветствовал меня эрлаец, чуть склонив голову. И неожиданно тепло, обескураживающе так улыбнулся.

– Здравствуйте, – кивнула я.

– Позволь представиться, я Дэниел, хозяин этого дома. Руку, сударыня?..

Несколько растерявшись, я протянула эрлайцу правую руку. Беловолосый галантно поклонился и слегка прикоснулся губами к моему запястью. А затем резко развернул мою руку, удивленно уставился на брачную татуировку.

– Даже так? Интересно… – пробормотал мужчина.

Я выдернула конечность из хватки Дэниела и спрятала за спину. Сделала пару шагов назад.

– Может, хотя бы вы скажете, зачем я здесь? Что меня ждет? – хрипло спросила я.

– Эллина уже ответила на твои вопросы. Исчерпывающе. Других ответов ты не получишь, во всяком случае, от меня.

Да уж, действительно, исчерпывающе.

– И зачем же вы тогда ко мне пожаловали?

– Помочь. Или хотя бы попытаться, – эрлаец жестом пригласил к столу. – Может, присядем?

– Отчего же не присесть. Давайте.

Я поспешно села на стул. Руки, как послушная ученица, сложила на коленях. Беловолосый устроился через стол напротив меня.

– Дело в том, что я осведомлен о твоей проблеме, – издалека начал мужчина.

– Вы о том, что меня похитили из родного дома? Протащили через половину Эрлии? По дороге несколько раз чуть не убили?

– Ты так видишь ситуацию? – Кустистые брови мужчины чуть приподнялись.

– А вы как‑то иначе? – Настала моя очередь удивляться.

– Я могу судить о произошедшем с тобой лишь с чужих слов.

– Тогда настоятельно не рекомендую верить Шейрану Ферту.

– А ты наглая. Дерзкая. Хотя по твоему виду не скажешь…

– Может, дело в том, что я устала бояться? – пожала плечами я. И поняла, что не соврала, я правда устала быть слабой, беспомощной и беззащитной, чтобы мной помыкали все кому не лень. Мой миг триумфа в лесу длился недолго. А потом все стало еще хуже, хотя, казалось, куда уж…

– Шейран иногда действует несколько бесцеремонно… – улыбнулся эрлаец. – Но я бы хотел поговорить с тобой о другой проблеме.

В немом вопросе приподняла брови.

– Недавно у тебя произошел неконтролируемый выброс силы. Ты потеряла возможность колдовать.

Неужели Ферт сдал меня священникам?!

Да нет. Вряд ли. Дэниел не похож на святошу, про Эллину и Терина вообще молчу. Да и не поселили бы церковники девицу, подозреваемую в колдовстве, в столь комфортабельную комнату. Ждал бы меня каменный мешок или, в лучшем случае, сырой подвал да ворох прелой соломы вместо постели.

– А вам какое дело? – подозрительно уточнила я.

– Скажем так, я тоже обладаю некоторыми силами, – усмехнулся беловолосый.

– Эрлаец открыто признается в том, что он колдун? Не верю!

– Маг, – мягко поправил меня Дэниел, – я закончил обучение в Артанской Академии.

– Но… вы же эрлаец! В провинции магия под…

– Под запретом, правильно, – закончил за меня фразу Дэниел. – Но Эрлия, как ты правильно заметила, всего лишь провинция, а значит, подчиняется имперским законам.

– Плевать здесь хотели на имперские законы.

– К сожалению, так. Но это не значит, что человек, родившийся в провинции, не может обучаться магии в Академии. Ты тоже можешь.

– Докажите.

– Что именно?

– Что вы маг.

– Не веришь на слово, – скривился беловолосый. – Что ж…

Мужчина вытянул перед собой руку, раскрыл ладонь.

Возможно, Дэниел и знал, за какой конец берется меч, но явно не зарабатывал себе на жизнь ратным трудом. Пальцы у эрлайца длинные, музыкальные. Ногти красивой продолговатой формы. Кисть узкая. Сама ладонь скорее подошла бы мраморной статуе, чем живому человеку. Настолько она пропорциональная и бледная.

Вдруг на ладони эрлайца вспыхнул шар пламени размером с человеческую голову. Невольно я отшатнулась и чуть не упала со стула.

– Не бойся, – улыбнулся хозяин дома. – Этот огонь не обжигает.

На место испуга тут же пришла радость вкупе с невероятным облегчением и эйфорией – эмоции волной захлестнули меня. Все потому, что я видела не просто огненный шар, а сгусток энергии, который стараниями мага принял определенную форму и структуру. Не думая о том, что делаю, насколько это может быть опасно, я потянулась к сгустку энергии, попыталась дотронуться до него, хотя бы самую малость изменить его структуру… Безрезультатно. Я видела магию, но все также не могла ею управлять.

– В среде магов этот эффект называют «утешительный приз» или «насмешка судьбы», – сказал Дэниел. – У тех, кто потерял свой дар, остается внутреннее зрение. Они, как и прежде, видят магические структуры, но сами лишены возможности на них каким‑либо образом влиять.

– Значит, все кончено? Дар не вернуть?

– Это значит лишь то, что в данный момент времени магические силы тебе неподвластны.

Шар пламени сменил цвет с огненного на льдисто‑голубой, под стать цвету глаз мага, а затем схлопнулся до точки размером с зернышко и бесследно исчез.

– Ну как. Я доказал? – спросил Дэниел.

– Вполне, – медленно произнесла я.

В голове не укладывалось, со мной рядом сидел самый настоящий маг. Не знахарь, который знает несколько заговоров и пару заклинаний, а человек, который окончил легендарную Артанскую Академию.

– И все же, какое вам до меня дело? – спросила я.

– А братской солидарности недостаточно? Одаренных слишком мало, у нас принято поддерживать друг друга.

– Недостаточно, – упрямо качнула головой я.

– Тогда я могу добавить, что любой маг важен для Империи. К сожалению, сейчас я не могу оценить твой потенциал. Но, судя по рассказам Шейрана, он довольно высок.

Ладно, оставим в покое мотивы беловолосого мага.

– То есть вы можете помочь мне вернуть силу?

– Не совсем так. Я могу лишь подсказать верный путь, а далее… все зависит от тебя.

– Хорошо.

– Но ты должна быть готова к тому, что сила может не вернуться вовсе или, скажем так, вернуться не в том объеме.

– Шейран Ферт меня на эту тему уже просветил, – грустно улыбнулась я.

– Тогда начнем с медитации. Алана, ты ведь знаешь, что такое медитация?

Я кивнула.

– Опытный маг способен медитировать в любом положении и состоянии, но ты пока к их числу не относишься. Так что начнем с азов… Ляг на кровать, расслабься, закрой глаза.

С сомнением посмотрела на постель, а потом пожала плечами: чего я теряю? Дэниел маг, и, похоже, весьма умелый – при желании он легко меня по рукам и ногам скрутит. Как ни странно, опасности со стороны эрлайца я не чувствовала. Складывалось впечатление, что он и правда хотел помочь.

Я послушно выполнила все требования хозяина дома. Вытянулась на кровати, закрыла глаза. Попыталась расслабиться, отрешиться от всего происходящего.

– Молодец, – негромко похвалил меня маг. – Теперь найди свой источник.

– У меня его больше нет. Он пуст.

– То, что он опустел, не значит, что он пропал. Тебе надо разбудить его. Вновь вдохнуть в него силу.

– Но как?..

– Тсс! – раздался голос мужчины совсем рядом с моим ухом. – Найди свой источник. Сосредоточься на нем.

Обычно я ощущала источник как некий сосуд в районе солнечного сплетения. Мысленным взором я прекрасно видела эту емкость – нервный узел размером с ноготь большого пальца. Раньше он светился, как путеводный маяк, и по интенсивности этого света я определяла доступный мне уровень силы. Сейчас же не было и слабой искры.

– Нашла, – выдохнула я.

– В пространстве… вокруг нас разлит океан магической энергии, но человеческое тело способно аккумулировать… э‑э‑э… усваивать лишь ее крохи. Кто‑то больше, кто‑то меньше. У одних резерв величиной с голубиное яйцо, у других с маковое зернышко. Уровень дара оценивается не только размером источника, но и способностью человека восстанавливать энергию. Мне доводилось слышать о магах, у которых источник полностью насыщался энергией только через месяц. Ходят легенды, что в древности существовали маги, которым достаточно было всего нескольких минут… Алана, за сколько обычно у тебя восстанавливался резерв?

– Хм… несколько часов.

– Вот как? Очень хороший результат.

– А у вас?

– Этого я тебе сказать не могу. – Мои глаза были закрыты, но по голосу я слышала, что Дэниел улыбается. – Скорость восстановления резерва – главная тайна любого мага… Не злись. Мне необходимо оценить твой потенциал. Опять‑таки, если бы у тебя резерв восстанавливался медленно, это значило бы, что у тебя больше времени.

– Значит, все плохо?

– Этого я не сказал…

Маг положил ладонь на солнечное сплетение, и в ту же секунду мое тело скрутила страшная судорога.

– Что вы?.. Зачем?! – хрипло воскликнула я, подскочив на кровати.

– Алана, так надо было. Источник – это своего рода второе сердце для мага. У тебя же это сердце остановилось, надо было его заново запустить.

– Значит… все?! Теперь способности ко мне вернутся?

– Не все так просто, – покачал головой Дэниел. – Это только половина дела, притом отнюдь не самая сложная… Ляг, закрой глаза и вновь постарайся расслабиться.

– Легко сказать, – проворчала я, но все же послушалась мага.

– Не бойся, больше никаких неожиданностей… Так, Алана, теперь постарайся мысленно вдохнуть окружающую тебя энергию. Вобрать в себя.

– Как? Я ничего не вижу. Никогда этот ваш океан не видела…

– Я тебя научу. Итак, раскрой свое сознание. И глубоко вдохни…

Сложно оценить, сколько времени я пролежала на кровати, слушая тихий, вкрадчивый голос эрлайца и пытаясь «вдохнуть» в себя магическую энергию.

– Пожалуй, на сегодня хватит, – сказал Дэниел, поднимаясь с пола. – Завтра продолжим. Ты молодец, Алана. Все делаешь правильно. Из тебя выходит на редкость прилежная ученица, – мужчина устало улыбнулся.

– Но ведь никаких подвижек нет.

Голова раскалывалась от боли. Я чувствовала себя безмерно вымотанной, уставшей.

– Никто и не говорил, что получится с первого раза. Главное – не прекращать попыток.

– А когда?.. Сколько у меня вообще этих попыток есть?

Эрлаец задумчиво потер подбородок.

– Судя по обычному для тебя времени восстановления энергии – около недели. А затем изменения будут необратимы.

Я села на кровати. Принялась осторожно массировать виски, пытаясь хоть так снять тупую ноющую боль.

– Если сила вернется, вы отправите меня в Академию?

– Да, – кажется, Дэниел несколько удивился моему вопросу. – Как я уже говорил, любой маг крайне важен для Империи. Нас слишком мало.

– И мое желание роли не играет?

– Ты не хочешь учиться? – удивился маг.

– Скажем так, просто не люблю, когда решения принимают за меня, – ушла от прямого ответа я.

– Ладно. Продолжим разговор завтра. Сейчас и тебе и мне отдых не помешает, – эрлаец легко провел рукой по моему лбу и вышел из комнаты. Вместе с магом ушла и мучившая меня головная боль.

Учиться я хотела, но вот такую роскошь, как поступление в Артанскую Академию, позволить себе не могла. Дело вовсе не в плате за обучение. Насколько я знала, магов с радостью брали бесплатно, за это по окончании Академии они должны были отработать несколько лет на Империю.

Мне было смертельно опасно возвращаться в столицу Империи. Я должна сбежать до того, как Шейран посадит меня на корабль, идущий в Артанию.

Из разговора с хозяином дома я вынесла и еще кое‑какую информацию. По всему выходило, что Дэниел работал на одно из ведомств Империи… А значит, скорее всего, и Шейран Ферт тоже.

 

Шейрану не первый раз приходилось останавливаться у четы Райт. С Дэном он был знаком лет пятнадцать, с Элли познакомился тоже не вчера. Ферта с этой парочкой вообще связывало многое. В первую очередь это были не соратники, а друзья. Люди, на которых он мог положиться, от которых не ожидал удара в спину. Впрочем, виконт не имел привычки выпускать из поля зрения не только врагов, но и друзей. Мало ли как жизнь может повернуться…

Как и обычно, императорскому порученцу отвели комнату в мансарде принадлежащего Райтам дома. К несомненным достоинствам этого помещения можно было отнести два окна, которые выходили на крышу, – аккурат по разные стороны конька, и балкон на фронтоне. Итого: обзор на три стороны и три же пути для отступления, не считая лестницы.

Вытянувшись на кровати, Ферт отдыхал, пожалуй, самым любимым для себя образом – он читал. Для эрлайца у Дэна была на удивление неплохая библиотека. Притом, помимо трудов старых авторов, Дэниел своевременно доставал и любопытные новинки.

Совет святых отцов Эрлии не одобрил бы и половины книг из библиотеки друга. Чего только стоил, например, труд под названием «Теория распространения магической энергии» Хлинта Руста, который Шейран держал в руках. Редкая книга, сам Ферт давно хотел заполучить ее в свою библиотеку, да все никак не сподобился. А Дэн, сидя в отсталой провинции, где сама литература подобного рода под запретом, где только за то, что знаешь о существовании такого автора, как Руст, можно угодить на костер… фолиант раздобыл. Кудесник, одним словом.

Святош по ряду причин друг сильно не опасался. Во‑первых, он был сыном одного из эрлайских баронов, пусть внебрачным и официально не признанным. А во‑вторых, занимал некое положение при дворе – являлся вторым помощником секретаря наместника Эрлии. Особого влияния у Райта не было, зато имелся неограниченный доступ во дворец и ко всем документам. Разумеется, ни происхождение, ни связи в случае обвинения в колдовстве друга бы не спасли, но зато можно было не бояться, что Дэниела упекут в тюрьму без должных оснований. Например, за любовь к редким книгам, как Терина.

На первом этаже негромко хлопнула дверь, и кто‑то не спеша начал подниматься по лестнице. Судя по ряду признаков, виконт пришел к выводу, что это был Дэн. У Эллины шаги меньше и легче, Терин прихрамывал и ступал гораздо тяжелее, чем его господин, а Тони сейчас просто не было в доме.

Скрестив руки на груди, Дэн устало привалился к дверному косяку.

– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – спросил он.

– А должен? – Шейран отложил в сторону книгу, сел на кровати.

– Алана не так уж и одинока, за нее определенно есть, кому заступиться.

– Как сказать. Я украл девчонку до того, как брак успел должным образом состояться. Ничего не стоит его аннулировать.

– Украл? Ты этого даже не отрицаешь?

Виконт пожал плечами:

– У меня не было времени, чтобы объяснить девчонке всю сложность положения, в котором она оказалась… Лучше скажи, как она?

– Из тебя, как всегда, лишнего слова не вытянешь, – маг встряхнул белобрысой головой и усмехнулся. – А как она может быть? Злится, конечно. В растерянности. А еще безумно боится, хотя всячески старается не показывать этого… Ты бы лучше сходил к ней, поговорил. Рассказал, что к чему. Какие у тебя на нее планы.

– Если бы я знал… – пробормотал виконт.

– Что?

– Все зависит от того, вернется к девчонке магия или нет. Каков твой прогноз?

– Алана умная, упорная, а потому шанс есть, но… я бы все же на это не рассчитывал. Ты же знаешь статистику, после срыва способности восстанавливаются лишь у сорока процентов магов. Притом большинство удачных случаев приходится на первые сутки.

– Знаю, – вздохнул Ферт, – я все знаю.

– Ты бы все же сходил к Алане.

– Давай я как‑нибудь без тебя решу, куда мне ходить, а куда нет. Мне ее общество осточертело еще во время поездки. Уверен, Алана тоже с радостью отдохнет от моей компании.

Эрлаец удивленно хмыкнул, пожал плечами и вышел из комнаты.

 

В первую секунду Шейран не понял, что его разбудило. А затем расслышал, как скрипнула ступенька, – кто‑то поднимался на мансардный этаж. Дверь плотно закрыта, звуков в комнату почти не доносилось. Определить, кто именно собирался почтить визитом императорского порученца, пока не представлялось возможным.

Мужчина нащупал рукоять ножа под подушкой. Бросил взгляд на часы, что висели на стене, – полвторого ночи. Интересно, кто к нему в столь неурочный час пожаловал?

Дверь бесшумно отворилась. На пороге замерла девичья фигура в тонкой полупрозрачной сорочке. Лунный свет соблазнительно обрисовывал контуры тела северянки. Белокурые волосы девушки водопадом ниспадали до самой талии.

Виконт бесшумно выдохнул.

Элли. Всего лишь, мать ее, Элли.

Сквозь ресницы Ферт наблюдал за нежданной гостьей. Как ни странно, при виде девушки он испытал лишь раздражение.

Легко ступая босыми ступнями, северянка пробежала через комнату. Нырнула под одеяло.

– Эллина, ты что творишь? – сухо спросил виконт.

Девушка подскочила на кровати, испуганно уставилась на мужчину.

– А… Шей, ты не спишь?..

– Спал вообще‑то. До твоего прихода.

Наверное, стоило проявить себя раньше и разом прекратить весь этот балаган. А теперь попробуй выгони эту проныру из постели…

– В ближайший час нам точно будет не до сна, – девушка призывно улыбнулась и потянулась к Ферту.

– Какая муха тебя укусила? – Мужчина отстранил Эллину от себя. – Мы с тобой все решили еще пару лет назад.

– Ты решил. Мои доводы, как обычно, в расчет не принял.

– Какая разница, – поморщился Ферт.

– Для тебя, может, и никакой… Но это не значит, что старые друзья не могут подарить друг другу немного радости, – промурлыкала Эллина.

– Если не забыла – ты замужем. За моим другом.

– Ой, прекрати! Прекрасно знаешь, наш брак не более чем формальность. Это всего лишь работа, – девушка поцеловала виконта в плечо.

– Элли…

– Что Элли? – северянка подняла взгляд на мужчину. – Я никогда не претендовала на твою руку и сердце, – северянка грустно улыбнулась. – Но нам было хорошо вместе, этого ты не будешь отрицать?

Нежные пальчики Эллины скользнули по груди виконта, стали опускаться ниже. Ферт перехватил руку девушки, крепко сжал.

– Было. Именно что было.

– Но это не значит, что мы не можем вспомнить прошлое. – Девушка игриво куснула Шейрана за мочку уха.

Ферт поднялся с кровати, отошел к окну. Быстро натянул брюки.

– Я предпочитаю жить настоящим.

– Только не говори, что я тебе больше не нравлюсь. – Эллина обняла виконта со спины, ласково провела руками по груди, попыталась забраться пальцами под ремень брюк. – Я вижу, это не так.

Мужчина мягко выпутался из объятий подруги, повернулся к ней лицом.

– Ты мне всегда нравилась. В противном случае у нас бы с тобой ничего не было.

– Но…

– Я не хочу все больше запутывать. Усложнять. Каждый из нас идет своей дорогой, так давай не сворачивать с полпути.

– Шей, я соскучилась, – капризно протянула девушка и поймала руку мужчины, поцеловала в ладонь. – Я думала, что справлюсь… Но два года, Шей. Целых два года…

Виконт молчал.

– Хотя о чем это я? – Эллина вдруг отпустила руку Шейрана и зло усмехнулась. – У тебя таких, как я, еще пара десятков. Одной девицей больше, одной меньше – какая разница!

– Я не давал тебе никаких обещаний, – негромко сказал Ферт.

– Конечно, ты же будущий граф! Жениться можешь только на ровне, а вот постель с кем попало делить не возбраняется, как и по дорогам Империи со всякой швалью мотаться. Интересно, когда твой папаша откинет копыта, это тоже станет ниже твоего достоинства?..

– Прекрати, Эллина. Остановись, пока не наговорила лишнего.

Девушка вздрогнула, отшатнулась назад. Лицо исказила болезненная гримаса.

– Извини, Шей… я не хотела…

– Ты сказала более чем достаточно. И тебе действительно лучше уйти, – сухо сказал Ферт и гораздо мягче добавил: – Давай забудем эту ночь и этот разговор. Мы все еще коллеги и, надеюсь, друзья.

Северянка закусила губу и медленно, будто через силу, кивнула. А затем выбежала из комнаты, не забыв тихо притворить за собой дверь. Даже сейчас Эллина прежде всего была не обиженной девушкой, а опытным сотрудником Рианской секретной службы. Она понимала, что не стоит ночную ссору делать достоянием всех обитателей дома.

Шейран зубами вытащил пробку из початой бутылки вина, сделал несколько глотков. Затем прямо с бутылкой завалился на кровать поверх одеяла.

Он думал, все, что было между ним и Элли, давно травой поросло. А вот оно как оказалось…

Конечно, Шейран время от времени ловил на себе взгляды девушки. Нередко Эллина с ним флиртовала, иногда он сам подыгрывал ей… Но всерьез Ферт ситуацию не воспринимал.

Его никогда не связывали с Элли серьезные отношения. Сама северянка, насколько Ферт знал, тоже верность ему не хранила. Опять‑таки, брак Элли с Дэном пусть и был формальным, но точно не фиктивным. Шейран считал, из них может выйти неплохая пара, отчасти поэтому, когда друзьям пришлось пожениться, он и порвал отношения с Элли.

У Дэниела и Эллины было схожее прошлое, одна работа и цель в жизни, к тому же они симпатизировали друг другу – у большинства пар нет и половины этого.

А еще они оба были сиротами. И с одинаковым упорством любили и ненавидели свою родину – Эрлию.

Собственно, Эллину называть северянкой не совсем корректно. Ее мать была эрлайкой, а отец наемником, родом из провинции Орлин‑Хэйн. Он служил одному из баронов и погиб, когда дочери было семь лет. Житья в замке после этого у матери Элли не стало – женщине вообще тяжело приходится, когда за нее некому заступиться. Нового мужа вдова искать не хотела, становиться чьей‑либо любовницей и подавно, а потому решила вместе с дочерью уйти – попытать счастья в городе. Это была ее главная ошибка. Когда через несколько лет Марк смог наконец отыскать семью своего брата, женщина уже умерла, а сама Элли, несмотря на юный возраст, была вынуждена работать на улице.

Дэниел и правда был сыном одного из многочисленных эрлайских баронов. У его папаши только законных детишек было девятнадцать штук от трех жен и еще около десятка признанных бастардов. Непризнанных же… людская молва приписывала барону целую сотню отпрысков. Но Ферт думал, что люди своего господина все же недооценивали – барон был чрезвычайно распутен, плодовит и безответствен.

Впрочем, это не помешало ему выставить юного Дэна из дома, когда его мать сожгли по обвинению в колдовстве. Барон, помимо прочего, был еще труслив и богобоязнен.

Мальчишка пару лет шатался без дела, подворовывал помаленьку и самостоятельно пытался овладеть проклятым даром, чтобы отомстить убийцам матери. Нашел его все тот же Марк, когда разыскивал семью брата. Сотрудник Рианской секретной службы разглядел в пареньке мага, забрал его с собой и пристроил в Академию.


Подписка на новости
Для подписки на новости введите свой email и нажмите кнопку "Subscribe"


Автор в социальных сетях
Купить электронные книги
Сказать Автору «СПАСИБО»

Эл. кошелек. 410011113854539

Эл. кошелек. +79166528891

mizarar@gmail.com