Очень странные, непередаваемые ощущения, когда ты приходишь в себя на лошади, которая мчится галопом.

Страх. Ужас. Шок.

Ветер вкупе с дорожной пылью несется в лицо. И кажется, что ты на бешеной зверюге не удержишься, что вот‑вот свалишься под копыта.

А потом ты понимаешь, что не упадешь, ведь тебя крепко держит мужская рука. И вот тут становится по‑настоящему страшно, потому что ты знаешь, кто именно сидит в седле за твоей спиной.

Попалась!

Нет, даже не так.

Я вляпалась по полной программе!

После того, что было, Шейран меня не простит. Вообще странно, что я все еще жива. Что Ферт не прикопал меня под какой‑нибудь елкой в лесу…

Если наша стычка случилась ночью, а сейчас жаркий день, то в беспамятстве я находилась по меньшей мере двенадцать часов.

На меня накатила новая волна ужаса от осознания того, что все это время я была беззащитна, что Ферт мог сделать со мной все, что душе угодно… Пришлось ущипнуть себя, чтобы в корне задушить зарождающуюся панику. Виконт, без сомнения, та еще сволочь, но подвергать насилию девушку, лишившуюся чувств, он бы не стал, это не в его духе. Вот убить мог. Или подождать, пока я приду в себя, и потом отыграться.

Видимо, заметив, что я очнулась, мужчина пустил коня шагом.

– Как себя чувствуешь? – холодно осведомился лорд.

– Нормально… – осторожно ответила я.

– Голова болит?

Прислушалась к собственным ощущениям. В висках поселилась тупая тянущая боль. А кроме того, меня подташнивало.

– Болит… немного, – прошептала я, недоумевая, с чего это виконт озаботился здоровьем своей несостоявшейся убийцы.

– Глотни. Может, полегчает. – Ферт протянул мне знакомую фляжку.

Сначала я хотела отказаться, но потом решила, что выпить и правда сейчас не помешает. Как и в первый раз, чудодейственный напиток помог. Тошнить перестало, и даже вроде бы голова стала болеть чуть меньше.

– Спасибо, – сказала я, возвращая фляжку.

– Ты чувствуешь в себе магию? – поинтересовался виконт.

Что за странный вопрос? Конечно, я…

Магии не было. Совершенно! Абсолютно! Ни крупицы.

Резерв на нуле. Хотя за это время должен был полностью восстановиться. Сейчас я не способна даже крохотного светлячка сотворить.

Неужели вчера я все‑таки надорвалась?!

Да, все указывает на это.

Когда я отбросила коршуна от себя, то действовала на чистых инстинктах. Я не произносила магических формул, вообще не знала ни одного заклинания, которое могло привести к подобному эффекту. Я просто хотела, чтобы виконт оказался от меня как можно дальше. Определенно, силы тогда потратила гораздо больше, чем у меня оставалось. Собственно, у меня в тот момент резерв и так был на нуле. Ведь я дважды пыталась усыпить Шейрана! И хотя мои действия к положительным результатам не привели, на каждое заклинание я силу тратила…

Сонные заклинания с Ферта скатывались как с гуся вода, но когда я захотела отшвырнуть мужчину от себя, то никакого противодействия не ощутила.

Неужели я пробила его защиту? Или, может, у виконта амулет избирательного действия?.. Не знаю. Да и, собственно, сейчас это не важно.

Я понятия не имела, когда вернется сила, и до тех пор была совершенно беззащитна.

– Судя по твоему молчанию, дар пропал. Магия тебе больше недоступна, – заметил Шейран.

И что тут сказать? Признаться, что беспомощна, как новорожденный котенок? Нет, этого делать нельзя. А буду утверждать обратное, так Ферт захочет проверить. Прикажет что‑нибудь сделать, хоть того же светлячка. Если откажусь, то и спровоцировать меня может, как вчера.

– Сила ко мне скоро вернется, – процедила я сквозь зубы.

– Я бы на это не рассчитывал.

Как ни пыталась, злорадства в голосе мужчины не расслышала. Лишь бесконечную усталость.

– Почему? – подозрительно переспросила я.

– У тебя магическое истощение. Ты слишком перенапряглась, использовала больше энергии, чем могла. Иными словами, ты могла перегореть.

– Ты хочешь сказать… – от нехорошего предчувствия засосало под ложечкой, – я могу потерять дар навсегда?!

– Не кричи, – проворчал Шейран. – Да, такого исхода нельзя исключать.

– Нет. Нет. Этого не может быть!

– Алана, успокойся. – Ферт самым бесцеремонным образом встряхнул меня за плечо. – Я лишь предупредил, что такое может произойти.

– И ты был бы рад такому исходу? Ведь так? – ощерилась я, стряхивая руку виконта с плеча.

Триединый, что я несу?! Заткните меня кто‑нибудь!

– Отнюдь. Как маг ты меня интересуешь больше, чем как простая травница.

Я глубоко вдохнула, медленно выдохнула, пытаясь успокоиться.

Дыши, Алана. Дыши! Истерикой делу не поможешь.

Пока убивать меня Шейран не собирается. У коршуна на мой счет какие‑то планы, а значит, я еще побарахтаюсь.

– Но шанс, что магия вернется, тоже есть, – произнесла я. И сама не поняла, что это было: вопрос или утверждение.

– Есть, – согласился Ферт. – Возможно, это произойдет само собой через пару часов или через несколько дней. Но чем больше пройдет времени, тем меньше шансов, что у тебя вновь появится сила.

Кажется, я догадалась, к чему клонит виконт.

– Ты можешь мне как‑то помочь? – сдалась я.

– Я? Нет. Но, возможно, знаю того, кто может.

– Кого?

– Узнаешь в свое время, – усмехнулся мужчина.

Некоторое время мы ехали молча. Я не знала, что сказать, Шейран тоже не спешил продолжать разговор.

Остальные члены отряда, которые и обычно разговорчивостью не отличались, сейчас будто воды в рот набрали. Зато взгляды, которыми воины время от времени меня награждали, буквально сочились неприязнью. Тишина была какая‑то похоронная…

Несколько запоздало я заметила, что численность отряда сократилась на два человека, зато вновь появилась вьючная лошадь. У Ирдена левая рука висела на перевязи.

– Где Нэйл и Рид? – спросила я.

– Их больше нет с нами, – сухо ответил Ферт.

Уточнять, куда подевались двое воинов, я не стала, показалось, сейчас это будет не самой хорошей идей. Да и Шейран явно не расположен к разговорам.

 

Если раньше мне казалось, что спутники от кого‑то убегали, то теперь в этом не осталось ни малейших сомнений. Они спешили так, что чуть не загоняли лошадей. За весь день лишь дважды устраивали короткие привалы, так сказать, по нужде. О том, чтобы нормально питаться, можно было и не мечтать – мы грызли сухари вприкуску с вяленым мясом.

До вечера со мной никто не перекинулся ни словом, включая Ферта. Впрочем, я и сама не настаивала на разговорах. Пыталась разобраться в себе, понять, как вернуть силу. Ломала голову над тем, как сбежать. Ни одной разумной идеи так в голову и не пришло.

Деревни по дороге стали попадаться чаще, как и путники вкупе со стражниками, – сказывалась близость столицы провинции. Ни в одном населенном пункте мы не останавливались, от других людей старались держаться как можно дальше.

Лишь около полуночи мы встали на ночлег рядом с небольшим лесным озером.

– Ты слишком приметна. Придумай, что сделать со своими волосами, – нарушил затянувшееся молчание Шейран.

Под глазами мужчины залегли глубокие тени. Само лицо как‑то осунулось.

Совершенно некстати я почувствовала угрызения совести. По моей вине прошлой ночью Ферту не удалось поспать. А потом еще этот неконтролируемый всплеск магии. Чудо, что я виконта не убила! Хотя нет, лучше бы убила…

– Да я и так волосы все время под капюшоном прячу, – попыталась я вразумить виконта.

– Этого мало.

– Но что я могу сделать?..

– Предлагаю покрасить.

– Э‑э‑э… чем?

– Ты же травница. Это я у тебя должен спросить.

Предложение Ферта меня не на шутку озадачило, так как раньше волосы мне красить не приходилось. Нет, о том, что некоторое женщины окрашивают волосы в другой цвет или закрашивают седину, я слышала в детстве. Но в Эрлии подобные косметические процедуры были не приняты. И женщины и мужчины гордились своими снежно‑белыми шевелюрами. Опять‑таки седина у эрлайцев почти незаметна.

– Могу поступить проще и побрить тебя налысо, – предложил Ферт. – Это явно займет меньше времени.

Перспектива в одночасье стать лысой не прельщала. Несмотря на то что из‑за рыжей шевелюры у меня всегда была масса проблем, я любила свои волосы, любила их цвет.

– Не надо! Я что‑нибудь придумаю.

Стала вспоминать, что когда‑либо слышала про окрашивание волос… Так, сам процесс более‑менее понятен. Естественных красителей действительно море, осталось найти доступные в полевых условиях и решить, в какой цвет краситься.

Чтобы меньше выделяться из толпы, лучше всего перекраситься в блондинку. Вот только надо сильно постараться, чтобы вытравить рыжину из волос. Была бы мне доступна магия, я, пожалуй, справилась с этой задачей. А так… ну станет моя копна волос из огненно‑рыжей какой‑нибудь золотисто‑русой. Что с того? Я как была рыжей, так и останусь.

Выход один – подходить к проблеме радикальнее и краситься в черный цвет.

Так, какие у нас естественные красители?..

Мне приходилось видеть, как женщины в деревне красили овечью шерсть в еловой коре. Волосы – почти та же шерсть. Подойдет!

Под внимательными взглядами мужчин я отправилась обдирать кору со старой рассохшейся елки. Благо дерево росло на берегу озера и далеко уходить от лагеря не пришлось.

В небольшой ступке, которая нашлась в аптечке, я размолола кору в пыль. Высыпала в котелок, добавила туда воды и подвесила над костром. Немного подумав, бросила еще пару травок для закрепления результата.

Бурую смесь я хорошо прокипятила, дала немного остудиться… Ну вроде готово.

Откровенно говоря, втирать в волосы получившуюся кашицу было страшновато. Я боялась возможного результата. Что, если стану пегой, как трехцветная кошка? Или часть волос вылезет?

Цвет, которой должен получиться в итоге, я представляла весьма смутно, и это тоже пугало… Слишком часто я пугаться стала. Все равно выбор у меня невелик, так что окрашивание волос – меньше из зол. А если что‑то пойдет не так… Перед кем мне тут красоваться?

Пока краска впитывалась в волосы, а я отмывала котелок, ко мне пришла мысль приготовить еще одно зелье. Руки потемнели от еловой коры. И пусть зеркала у меня не было, я не сомневалась, лицо и шею тоже покрывали темные пятна. Я вновь прошерстила запасы Ферта и на этот раз нашла все, что нужно…

Все давно спали, лишь я стояла у котла, да Марк нес стражу.

– Тебе совсем не интересно, куда подевались Нэйл и Рид? – вдруг спросил северянин.

Я чуть не уронила ложку, которой помешивала в котелке.

– Куда? – спросила я, холодея от страшного предчувствия.

– Погибли.

– К… как? – Ложку я все‑таки не удержала, и она с бульканьем канула на дно котелка.

– Давай я тебе расскажу, – ощерился в злой усмешке Марк.

Северянин рассказывал сухо, сжато, не вдаваясь в излишние подробности, не делая никаких выводов. Но чем больше я узнавала о событиях прошлой ночи, тем хуже мне становилось.

Вырисовывалась крайне неприглядная картина. Я усыпила часового, и его убили, а враги смогли подобраться к стоянке незамеченными. К тому же в момент нападения у костра не было самого сильного воина – ведь Шейран отправился на мои поиски.

Выходило, что и Нэйл погиб тоже по моей вине. Черт, Нэйл!.. Такой хороший парень, единственный из отряда, кто относился ко мне по‑человечески. Если бы я не потеряла магию, то могла бы попытаться спасти Нэйлу жизнь…

Хотя Марк меня ни в чем не обвинял, он лишь изложил факты, мужчина так на меня смотрел, что и сомнений не возникло: северянин считал, что в смерти его друзей виновата я. И мне нечего было сказать в свое оправдание.

Я!.. Это я всему виной!

И это знал Шейран. Так думали Марк и Тони, Ирден и Кайред.

Триединый, какая же я все‑таки дура! Почему, когда Ферт сказал, что Рида и Нэйла нет больше с нами, мне и в голову не пришло, что они погибли? Я была уверена, что Рид остался вместе я раненым, чтобы не задерживать отряд. И они нас потом нагонят… Меня не смутила ни лишняя вьючная лошадь, ни ранение Ирдена, ни свежие ссадины на лицах мужчин. Все это время я была слишком занята собой. Упивалась жалостью к себе, строила планы побега…

Марка на посту сменил Кайред, а я отправилась смывать краску с волос.

Я кусала губы, по лицу текли слезы. Мне было безумно жалко Рида и Нэйла. А еще теперь Шейрана Ферта я боялась так, как никогда до этого. Хотя, казалось, куда уж больше.

Привела мысли и чувства в порядок я только к утру. Как раз к тому времени высохли волосы, и я закончила оттирать краску с лица и рук.

– Посмотри на меня, – попросил виконт.

Медленно повернулась. Ферт сидел на корточках на берегу озера и, насмешливо прищурившись, меня разглядывал.

– Рыжей тебе было лучше, – наконец вынес вердикт коршун.

Так и хотелось ляпнуть: «Значит, хорошо, что я перекрасилась». Но вовремя прикусила язык.

– Хотя так тоже ничего, – добавил Шейран. – Правда, кожа слишком бледная и веснушки у черноволосых редко бывают… Ну‑ка, дай сюда. – Мужчина отобрал у меня смоченную в зелье тряпицу. Затем прикоснулся к моему лицу.

Испуганно отшатнулась и чуть не свалилась в озеро. Ферт успел поймать меня за локоть.

– Не дергайся, не съем я тебя, – усмехнулся виконт. – У тебя все лицо в темных пятнах. Увидит какой‑нибудь бдительный эрлаец твою мордашку и решит, что ты хворая да еще и заразная, стражу кликнет. Оно нам надо?..

Я тихо недоумевала, чего это Ферт вдруг таким заботливым стал.


Подписка на новости
Для подписки на новости введите свой email и нажмите кнопку "Subscribe"


Автор в социальных сетях
Купить электронные книги
Сказать Автору «СПАСИБО»

Эл. кошелек. 410011113854539

Эл. кошелек. +79166528891

mizarar@gmail.com