Эрайн Элиар‑Тиани

 

21–22 день Карэль‑лин 223 года от О.В.

 

На душе было тошно. Хотелось выть от тоски, я чувствовал себя бесполезным, никчемным идиотом.

Джаред прав. Толку от меня никакого, лишь неприятности одни. Да я спас Ри, но, уверен, Джаред и без меня бы справился. А все остальные мои поступки и предложения вызывали лишь упреки и насмешки. Да та же Ри!.. Раньше девушка меня ненавидела, но, я смеял надеяться, хоть сколько‑то уважала, а сейчас просто презирает.

Почти весь день я просидел в выделенной нам с орол’шай комнатушке. Я даже участия в совещании не принимал, поскольку меня, в отличие от тихони Алена, не позвали. А навязываться, пытаться привлечь к себе внимание, доказывать, что не пустое место, я просто устал.

Как только начало темнеть, Джаред и Ален ушли на разведку. Надо было поменять драгоценные камни, которые щедро выделили нам эйсин, на лийские деньги, купить менее приметную одежду, узнать, что происходит в городе, послушать местные сплетни…

Уверен, Ри осталась в трактире лишь для того, чтобы присмотреть за мной. Вдруг я опять сотворю какую‑нибудь глупость?

Прошло уже около часа. Я слышал, как скрипят половицы в большой комнате – Ри вышагивала из угла в угол. Похоже, девушка нервничала. Наверное, волнуется за своего любовника…

Ри тихонько постучала в дверь моей комнатушки. Не дождавшись ответа, осторожно заглянула.

– Можно?

Я поднял голову, взглянул на девушку. Темный цвет волос моей бывшей рабыне удивительно шел. Впрочем, как я успел убедиться, Ри вообще шел любой цвет. Девушка каким‑то немыслимым образом всегда, независимо от того, во что одета, умудрялась выглядеть великолепно.

– Проходи. Будь гостьей.

Девушка присела на кровать Алена, сложила руки на коленях. Нерешительно посмотрела на меня. Заводить разговор она не спешила.

– Ты что‑то хотела? Или так проведать зашла?

Мысленно выругался. Зачем только последнюю фразу сказал? Когда рядом со мной оказывается Ри, я начинаю говорить глупости. А учитывая, что девушка в последнее время почти всегда рядом… – я веду себя как полный идиот.

– Да… в общем…

– Ри?

– Эрайн, извини меня.

Вот уж чего не ожидал!

– За что?

– Я… – Ри сквозь зубы выругалась, – несправедлива к тебе.

Хотел возразить, но девушка подалась вперед, положила ладонь мне на губы, призывая хранить тишину.

– Подожди. Дай мне сказать. Прошу не перебивай.

Молча, кивнул.

Девушка убрала ладонь от моих губ. Отклонилась назад.

Спина неестественно выпрямлена. Руки, лежащие на коленях, нервно сжаты. Смотреть мне в глаза девушка опасалась.

– Понимаешь, я так долго была твоей рабыней… От твоей прихоти зависела моя жизнь. Ты мог сделать со мной все, что угодно: избить, надругаться, искалечить. Мне приходилось следить за каждым своим словом, жестом, пытаться всевозможными способами удерживать твое внимание, оставаться для тебя интересной. Я ненавидела тебя и боялась.

Прикрыл глаза. И на что я только надеялся? Вот глупец!

– А сейчас? – все же спросил я.

– Ну, сейчас я тебя уже не боюсь и не ненавижу, – по голосу почувствовал, что девушка улыбается. Открыл глаза, губы Ри действительно украшала робкая улыбка. – А еще я больше не должна следить за каждым своим словом или жестом. Так что… – девушка, наконец, взглянула на меня. – Я не оправдываюсь, лишь хочу, чтобы ты понял меня.

Раньше я не задумывался о том, как Ри приходилось в плену.

Каково это – знать, что ты вещь и ничто в жизни от тебя уже не зависит? Что жизни, как таковой, у тебя не осталось? Особенно, если ты в рабстве у существ, которых всем сердцем ненавидишь.

И пусть я с девушкой, пока она была моей рабыней, ничего ужасного не сделал. Но, аррито хэт, мог. Действительно мог! И Ри это знала.

– То есть это что‑то вроде компенсации? – медленно проговорил я.

– Да! Пожалуй, что да, – радостно закивала полукровка. – И я это не специально, не потому, что хочу тебе досадить или отомстить. Просто так получается. Случайно! Ну, почти всегда случайно. Иногда ты так себя ведешь, что я просто не могу удержаться … Хайдаш, опять оправдываюсь!

– Ничего, Ри, я все понял, – улыбнулся я. – Спасибо, что сказала.

Девушка молчала, я тоже не знал, что еще сказать. Возникла неловкая пауза.

С одной стороны, на душе после разговора стало легче и спокойнее. С другой – я понимал, что поводов для радости у меня нет.

– Может, поужинаем? – неожиданно для самого себя предложил я.

– А что… – задумалась девушка. – Почему бы и нет? Джаред вернется не скоро. Я как раз проголодалась. Сейчас спущусь вниз и попрошу нам в комнату чего‑нибудь съестного принести.

– Почему бы нам не поужинать внизу?

– По той же причине, что мы завтракали и обедали здесь… Ушки, Райн! Твои длинные ушки! – Ри усмехнулась.

– Я могу накинуть капюшон.

– Человек, который надевает плащ с капюшоном, чтобы поужинать в трактире, в котором он остановился, выглядит подозрительно.

– Ладно, – сдался я. – Здесь, так здесь.

 

* * *

 

Ри вернулась через полчаса с большим подносом в руках. Быстро принялась выгружать добычу на стол.

– Ужин у нас сегодня простой, без изысков, денег, что оставил Джад, на большее не хватило. В общем, приглашаю к столу. Чем уж богаты, не обессудь.

Добычей Ри стали пара копченых рыбин, миска вареных клубней каких‑то местных корнеплодов и тарелка со свежими овощами. Из напитков был только морс.

В былые времена я бы к такому столу и близко не подошел. И на простую лавку бы не уселся. Да что там в былые?! Всего два месяца назад я поднял бы на смех любого, кто даже предположил бы, что я могу оказаться в подобной ситуации по своей воле.

Но слишком много всего поменялось и во мне и вокруг меня. И то, что раньше казалось важным, сейчас представлялось сущим пустяком. А потому я отказываться или, как говорят людишки, воротить нос от еды, не стал и принялся за угощение.

Разговор за столом не клеился. Как‑то неожиданно оказалось, что говорить нам с Ри просто не о чем. Раньше мне было удивительно легко общаться с девушкой, а сейчас… Не расспрашивать же ее опять о жизни людей, не спорить о причинах и следствиях Последней войны, не вспоминать наши общие приключения. Нет, все эти разговоры ни к чему хорошему не приведут.

– Я вот тут подумала, – сказала Ри, – а не купить ли тебе шляпу?

– Мне?! Зачем?

– Да тут чуть ли не все человеческие мужчины шляпы носят, да и за столом многие головные уборы не снимают. Шляпа – маскировка понадежней капюшона плаща, да и внимания ты будешь привлекать меньше.

А что? Идея не такая уж и плохая.

Единственное явное отличие лоэл’ли от людей – заостренные кончики ушей. Конечно, в вольном городе фокус со шляпой бы не прошел, у эльфов несколько иной тип лица и телосложения. Но на Лии уже несколько поколений никто не видел нашу расу.

Сам я, правда, никогда шляп не носил. Вообще ни разу ни одного эльфа в шляпе не видел… Ну, значит, буду первым!

– Хорошо. Так давай пойдем и купим.

– Сейчас? – удивилась Ри.

Кажется, девушка не ожидала, что я так легко соглашусь, что вообще соглашусь…

– Да, – кивнул я. – Чего тянуть?

– У меня не осталось денег.

– Но остались камни, которые можно поменять на деньги. Еще не так уж поздно, всего девять вечера, магазины могут быть открыты.

– Да, но Джад сказал… Хайдаш, а почему я должна все делать так, как сказал Джаред? Прогулка ни тебе, ни мне не повредит. Раздобудем денег, осмотримся. Купим себе новую одежду, а то мне страшно подумать, какие обновки нам притащат разведчики… Эрайн, так ты не против со мной немного прогуляться?

– Полностью к вашим услугам, – улыбнулся я.

 

* * *

 

За целый час блуждания по торговым рядам нам так не удалось найти ни банк, ни контору менялы, ни ювелирный магазин. В итоге Ри, по ее словам, пошла на крайние меры – спросила дорогу у какого‑то лавочника. Оказалось, что изделиями из драгоценных металлов и камней торгуют на другом конце рынка. А кроме того, через час те магазины закрываются, так что нам вряд ли удастся туда сегодня попасть.

Такой исход дела ни меня, ни Ри не устраивал. Девушка поблагодарила лавочника и, на ходу крикнув: «Не отставай!», устремилась в указанном человеком направлении.

Ри быстро лавировала по улице, полной припозднившихся прохожих. Я за ней еле успевал. То и дело на кого‑то налетал, спотыкался о накопившийся за день на мостовой мусор… Всю жизнь считал, что я, как и все лоэл’ли, достаточно ловкий и быстрый, но сейчас чувствовал себя троллем в посудной лавке. Хотя, наверное, я слишком строг к себе. Моя спутница выросла на улицах похожего человеческого города. Неудивительно, что она чувствует себя здесь, как рыба в воде… Я в очередной раз обо что‑то запнулся и чуть нос к носу не столкнулся с хэйгэ. Да, не во время я вспомнил о рыбах! Буркнув извинения, бросился догонять Ри. В спину мне неслись гневные вопли лупоглазого морского выродка…

Вроде бы я только что видел свою спутницу, но сейчас она куда‑то запропастилась. Остановился, принялся озираться по сторонам…

Аррито хэт, я ее потерял! Да что же такое?!

Если бы я мог воспользоваться магией, то девушку бы отыскал в два счета, а так… не уверен, что даже смогу найти дорогу до трактира, где мы остановились. В Элинии, в этом смердящем муравейнике, я совершенно не ориентировался.

Кто‑то поймал меня за руку, потащил в сторону подворотни. Я попытался вывернуться и наткнулся на гневный взгляд девушки.

– Ты можешь меньше привлекать внимания?

– А ты передвигаться не так быстро?

Моя спутница вопросительно приподняла левую бровь.

Пришлось мне покаяться:

– Я не успеваю за тобой.

Если эта девица выдаст очередную реплику в стиле: «От тебя никакого толка», я за себя не отвечаю!

– Ладно. Пойдем медленнее и будем, как детишки, держаться за руки. Устроит?

– Да, – буркнул я. – А почему мы так спешим? Боишься не успеть до закрытия?

– И это тоже. Но больше меня волнует другое. Думаешь, почему я не хотела ни у кого спрашивать дорогу? Ювелирные лавки ищут в двух случаях: когда хотят что‑то купить, либо продать. Раньше мы были просто чудаковатыми чужеземцами, теперь же мы чужаки при деньгах. Люди, которые не ориентируются в городе, не знают местных порядков – мы легкая добыча. По виду тот лавочник вполне безобиден, но кто знает, каков он на самом деле? Или же нашу беседу могли подслушать… Я пыталась затеряться в толпе, но из‑за тебя мы к себе лишь больше привлекли внимания.

– За нами кто‑то следит?

– Вроде бы нет. Но для меня все хэйгэ на одну морду, да и в этом море шляп трудновато ориентироваться… Я решила подстраховаться.

– Могла бы предупредить, – проворчал я.

– Мог бы догадаться, – в пику мне ответила девушка.

– Ты, может, не заметила, но я не Джаред. Это вы понимаете друг друга с полуслова, а мне все приходиться объяснять. Я просто не знаю как себя вести на улицах большого, густонаселенного города.

Ри вздохнула и взяла меня под руку. Мы вышли из подворотни.

– Старайся все‑таки идти не слишком медленно, – негромко сказала моя спутница, – Хотелось бы двигаться со скоростью повыше черепашьей…

Постепенно я приноровился к манере ходьбы девушки. Оказалось, что в том, чтобы уворачиваться от встречных прохожих, перешагивать и перепрыгивать через лежащий на мостовой мусор, огибать тележки и стойки с товарами… нет ничего сложного. Нужно всего лишь немного опыта.

Неожиданно прогулка по вечерней Элинии меня увлекла. И пусть улицы отнюдь не благоухали цветами, краску на многих домах давно следовало бы обновить, а тем же хэйгэ носить побольше одежды… мне здесь нравилось. Пожалуй, даже больше, чем в Таннисе.

Элинию покрывала частая сеть каналов, по которым сновали как пассажирские и грузовые суда, так и вплавь передвигались сами амфибии. По большому счету планировка города выглядела так: канал, ряд домов с причалами, улица, опять дома, причалы и канал. Так что получалось, что каждый дом имел два входа: с улицы и с воды.

Во множестве горели фонари, которые разноцветными мерцающими кляксами отражались в каналах. На небе уже давно зажглись звезды, почти во всех окнах горел свет.

Какой‑то совершенно невероятный, сюрреалистичный город!

До ювелирных рядов мы добрались, когда уже почти все лавки закрылись. Работало лишь несколько магазинов. В первых двух с нами отказались даже разговаривать, сказали приходить завтра, в третьем, наконец, улыбнулась удача – хозяин не особо спешил домой и явно был рад припозднившимся покупателям.

Ри прошла вдоль витрин, придирчиво рассматривая их содержимое. На мой взгляд, в лавке не продавалась ничего хоть сколько‑нибудь примечательного. В основном поделки, притом весьма скверного качества, из меди, серебра и полудрагоценных камней. Было в магазине и некоторое количество изделий из золота и драгоценных камней, но опять‑таки ничего, стоящего особого внимания.

Моя спутница приценилась к плохо ограненному рубину, размером с ноготь. Потом к брошке с сапфиром.

Ювелир неохотно назвал цены. По его мнению, мы были не похожи на людей, у которых водится достаточно денег, чтобы совершить столь дорогую покупку.

Откровенно говоря, внешний вид лавочника у меня тоже доверия не вызывал. Хотя бы потому, что это был хэйгэ и что‑либо прочитать по его рыбьей морде и глазам не представлялось возможным.

– Я закрываюсь. Что‑нибудь покупать собираетесь? – спросил хэйгэ.

– Нет. Но, возможно, вы захотите у нас кое‑что приобрести.

Ри положила на прилавок плохо ограненный, мутноватый изумруд размером с ноготь.

Хэйгэ тут же заинтересовался, принялся внимательно его разглядывать.

– О! Изумруд! Откуда он у вас?

– Наследство, – лаконично ответила Ри.

– Можно? – спросил хэйгэ и махнул своей перепончатой лапой в сторону угла, в котором стояла какая‑то странная конструкция из выпуклых линз и зеркал.

– Да, конечно.

Ювелир изучал изумруд минут пятнадцать. Потом еще примерно столько же Ри с ним отчаянно торговалась. В итоге за камень ювелир нам дал увесистый кошель монет и, по словам хэйгэ, мы его разорили.

Когда мы вышли из лавки, фонари на улице горели уже через один. Свет в окнах был только на верхних этажах, где жили ювелиры и их работники. Прохожих не было видно.

Через два перекрестка от нас по улицам сновали праздношатающиеся лийцы, ярко, как‑то празднично, полыхали фонари и витрины. Но квартал ювелиров уже погрузился в сон.

Ри настороженно осматривалась. Ноздри девушки широко раздувались, создавалось впечатление, что она к чему‑то принюхивалась.

– Вот, видишь, у нас все получилось, – зачем‑то сказал я.

– Что именно? Этот скряга ювелир нас обобрал, к тому же, у меня такое чувство, что за нами кто‑то следит… – свет в лавке, за нашими спинами погас, улица окончательно погрузилась в зловещий полумрак. – Эх, надо было отложить прогулку по утра. Тем более Джаред все равно не большой любитель гулять по солнышку. Тогда бы и купили эту твою шляпу.

– Почему?

– Что почему? – удивилась девушка.

– Я давно заметил, что Джаред недолюбливает солнечный свет…

– А, ты про это?! – махнула рукой Ри. – Он очень любит поспать. Вообще предпочитает вести ночной образ жизни. В принципе, я его в этом поддерживаю, но сейчас… Сейчас нам нужно из этого района убираться и побыстрее.

Мы шли по улице, стараясь держаться ее центра. Нервозность Ри невольно передалась и мне. Казалось, что из окон за нами следят. В каждом проулке, в каждом дворе чудилось какое‑то движение…

Вдруг Ри тронула меня за рукав, призывая остановиться.

– Чую, просто так нас отсюда не отпустят, – негромко сказала девушка.

– Засада? Я ничего не вижу…

– Никакой магии. Держись ближе ко мне, – скороговоркой пробормотала Ри. – Если я вдруг побегу, не отставай. И постарайся обойтись без трупов, они нам больше не нужны.

– Но никого же нет…

Тени в подворотнях зашевелись и на улицу вышли три человека. Вид представители проклятого племени имели неопрятный и весьма бандитский. Вооружены людишки были разномастно. Один поигрывал дубинкой, у второго я заметил на поясе саблю, последний сжимал в руках пару коротких трезубцев‑сай.

– Обернись, – коротко сказала Ри.

В двух десятках шагах позади нас с девушкой стояло еще три вооруженных человека.

Аррито хэт, их слишком много! Если бы я мог колдовать, то проблем бы не возникло, а так… Ри же еще без трупов обойтись хочет!

– Ты, высокий, можешь идти, – снисходительно обратился один из людишек ко мне. – Но девку, кошель и оружие оставь. И карманы выверни, вдруг там еще камушек‑другой завалялся.

– Райн, не глупи. Верь в меня, – еле слышно пробормотала Ри, а затем громко сказала:

– Может, лучше вы уйдете с дороги?

– О, ребята, нам сегодня повезло! Не часто такие бойкие птички попадаются! А сейчас эта птичка еще будет убеждать, что сабельки на поясе не для красоты носит, – человек расхохотался. Подельники дружно заржали в ответ.

– Нам не нужны неприятности. Вам, надеюсь, тоже, – девушка была абсолютно спокойна, казалось, ее ничуть не беспокоило, что нас окружила стая подонков.

– Почему же? – наигранно удивился главарь. – Но, раз не хотите по‑хорошему, уговаривать не буду. Ребята поиграйте с голубками. Девицу только сильно не помните, она нам еще пригодится.

Людишки, весело гогоча, начали наступать на нас.

Ри прыгнула вперед. Одному заехала кулаком в нос, другого ударила коленом между ног.

Я сорвал плащ и отбросил в сторону.

Увернулся от дубинки и врезал нападавшему в живот. Ушел от удара следующего бандита, впечатал кулак ему в ребра. И тут же схлопотал дубиной по бедру. Покачнулся. Только это спасло меня от удара саблей.

…Мелькнула мысль, что меня лийцы жалеть не будут, а, наоборот, с радостью прикончат. Что без оружия я из этой свалки живьем не выберусь…

Выхватил латару и отпрыгнул в сторону, выиграв пару секунд. Попытался взглядом найти Ри и не смог. Кругом лишь грязные, вонючие людишки.

Неужели?!..

Ударил латарой, метя человеку в шею, но лиец ловко поймал клинок между зубьев сая. Резко пырнул меня вторым трезубцем в живот. Я увернулся. Почти. Лишь боковой, короткий зубец оцарапал бок.

И в этот миг другой бандит пнул меня по голени. Я глухо застонал, попытался, контрактовать, но человек резкой подсечкой опрокинул меня на мостовую. Выбил ногой из руки латару…

Кое‑как я поднялся на ноги. И тут же получил удар под дых.

– Ри, – задыхаясь, прохрипел я, падая на колени.

Затылок пронзила жуткая боль. Мир закружился в безумной круговерти, и я упал в темную, бездонную пропасть.

Последней мыслью было, что я опять не справился, не спас Ри…

 

* * *

 

Я слышал голос. Кто‑то звал меня. Я не помнил, кому принадлежал этот голос, но откуда‑то знал, что это существо очень дорого мне.

Уцепился сознанием за этот голос, пошел на него и… открыл глаза.

Надо мной склонилась прекрасная девушка. Лицо взволновано. Волосы растрепались. На скуле незнакомки темнела небольшая ссадина.

– Привет, – прошептал я.

– Ты меня узнаешь? – негромко спросила красавица.

И я понял, что знаю эту девушку.

– Да. Ты Ри.

Голова раскалывалась. Все тело болело. Меня подташнивало. Я замерз и промок.

Накрапывал мелкий дождик. Было темно и холодно. Воняло отхожим местом и тухлятиной. Я лежал на мостовой, какой‑то острый камень впивался в бок, лишь моя голова покоилась на коленях Ри.

Но при этом я был счастлив и улыбался как идиот.

– Слава богам! – с видимым облегчением вздохнула девушка.

– А кто ты такой помнишь? Свое имя, откуда родом? Что недавно произошло? – продолжила допрос Ри.

– Эээ… я т’раэн Эрайн… Пожалуй, помню все, только последние события как бы в тумане… Как я оказался здесь?

– Что последнее ты помнишь? – спросила девушка.

– Мы шли от ювелира. На нас напала банда людишек. Потом меня ударили по голове, – медленно произнес я.

– Ага! Все хорошо, – негромко воскликнула Ри.

– И что здесь хорошего?! – разозлился я.

– Тише ты, – девушка быстро закрыла мне рот рукой. – Еще не хватало, чтобы нас услышали, чтобы нас нашли. Стража, как всегда, прибывает, когда все уже кончено… А хорошо то, что ты пришел в себя, что ты все помнишь. Честно говоря, я боялась худшего.

Вдруг раздался грохот. Будто кто‑то недалеко отсюда споткнулся о ведро или какую‑то кастрюлю.

Я вздрогнул и попытался приподняться. Голова закружилась, и я чуть опять не потерял сознание.

– Тише, – повторила Ри и легко надавила мне на плечи. – Не бойся, это всего лишь кошки. Рядом никого нет, я чую.

– Ты сама как? Не ранена?

– Нет. Так пара синяков и ссадин, ничего серьезного.

– А со мной что?

– Тебе перепало по голове. Ну и еще некоторое количество синяков да ссадин имеются.

– Да уж… и что там с моей головой?

– Был бы ты человеком, стоило бы беспокоиться. А так… Вы, лоэл’ли, гораздо живучее и выносливее людей, большинство наших болезней вас не берут. Да что там! У вас, банально, кости крепче. Так что попьешь травки, отлежишься несколько дней – все с тобой должно быть в порядке.

– Успокоила, – нервно улыбнулся я. – А что с бандитами? Как ты с ними справилась? Ты что‑то говорила про стражу? Что вообще мы тут делаем?

– Все потом. Ты сам как? Идти сможешь?

– Да. Пожалуй, что да.

– Это хорошо. Не стоит нам здесь долго оставаться. Похоже, стража начала обыскивать территорию.

Ри легко поднялась на ноги. Потом медленно, осторожно помогла встать мне.

Голова кружилась. Перед глазами все плыло. Я чувствовал невероятную слабость. Хотелось лечь обратно на мостовую и не вставать еще, как минимум, несколько часов. К тому же болела правая нога, похоже, сильно меня тот бандит приложил по голени.

– Ну, как?

– Так себе, – поморщился я. – Но идти, с твоей помощью, смогу.

– Ты не представляешь, насколько я рада, – усмехнулась Ри. – Боялась, что придется опять тащить тебя на себе. Только вот слишком странно мы бы смотрелись. Девушка, которая тащит мужика на голову выше ее, не может не привлечь внимания.

Ри что‑то надела мне на голову. При этом она задела шишку на голове. Только Творец знает, чего мне стоило не застонать.

– Что это? – прохрипел я.

– Шляпа. Вид у тебя еще тот, краше в гроб кладут. Плащ твой порвали в клочья. Извини, если сделала больно.

– А где мой плащ? – испугался я. – Помнишь, Арелина говорила, что маги хэйгэ раньше славились тем, что могли по вещи выследить ее хозяина…

– Да забрала я плащ, – отмахнулась Ри. – Точнее, то, что от него осталась. Ты меня за дуру не держи.

– Тогда ладно. А шляпа откуда?

– Позаимствовала у одного из нападавших, посчитала, что они нам ее задолжали, – усмехнулась Ри и после небольшой паузы спросила: – Ведь по хозяину вещь выследить нельзя, да?

– Вряд ли. Хотя, если это какая‑то родовая вещь или если кто‑то постоянно носил вещь при себе несколько лет.

– Все в порядке, – вздохнула девушка, – шляпа совсем новая.

Себе на голову Ри тоже нахлобучила шляпу. И, предвкушая мои вопросы, сразу сказала:

– Темноволосую девушку в мужской одежде могут искать. Как и высокого парня в плаще. А так, может, сойдем за двух подвыпивших дружков, возвращающихся домой с гулянки… Ладно, пойдем потихоньку. Так, обопрись на меня. Не бойся, не раздавишь. Сам знаешь, я девушка сильная.

Я положил руку на плечо Ри. Осторожно сделал шаг, другой. Невольно вспомнилось, что не так давно дикарка уже вела меня в похожем состоянии ночью по заснеженному вольному городу.

– Ри, так что все‑таки…

– Тсс! Потом, все потом. Вот до гостиницы доберемся, и я тебе все расскажу.

Ни слабость, ни головокружение, ни тошнота никуда не делись. Идти с каждым шагом становилось все тяжелее. Вскоре я заметил, что уже практически вишу на Ри и как‑то, еле‑еле, перебираю ногами. Мне было стыдно, меньше всего я хотел в глазах девушки выглядеть слабаком, но ничего поделать я не мог.

Мы шли по каким‑то темным, плохо освещенным улицам. Ри специально выбирала маршрут так, чтобы держаться вдалеке от злачных мест, от рынка, где торговля не утихала даже ночью.

В какой‑то момент я перестал понимать, где нахожусь, куда иду и с кем. Кажется, я все‑таки потерял сознание, и Ри опять пришлось меня тащить на себе. Очнулся я уже в гостиничном номере.

Было темно, горела лишь пара свечей. Я лежал под одеялом на кровати в большой комнате. Мало того, меня раздели и, похоже, обмыли. Голову и царапину на боку перевязали. К слову, голова уже почти не болела, да и подташнивать меня перестало, а вот слабость никуда не делась. Во рту поселился странный привкус, кажется, меня отпаивали каким‑то травяным настоем.

А еще в номере больше никого не было. Ни Джареда, ни Алена, ни Ри…

Я попытался на локтях приподняться на кровати и не смог. Проклятье! Пожалуй, даже после того, как воспользовался Амулетом Иракэны, я не чувствовал себя таким слабым, беспомощным и бесполезным.

Хотя… с магическими силами, в отличие от физических, у меня все в порядке. Я мог бы сам подлатать себя. И пусть в целительстве никогда не был особо силен, на то, чтобы немного увеличить скорость регенерации, меня хватит. Да и влить в организм чуть‑чуть жизненных сил я могу. К тому же, не факт, что тела в районе складов уже нашли, что местные служители правопорядка меня ищут. А даже если и так! Какова вероятность, что среди амфибий или людишек найдется достаточно талантливый и умелый маг, чтобы отследить энергетический след?..

Соблазн был невероятно велик. Но все‑таки я сдержался. Меньше всего я хотел, чтобы Ри снова посмотрела на меня так, как в районе складов. Как бы себя не убеждал в обратном, я понимал, что тогда совершил ошибку, что поставил под вопрос успех всей операции.

Так что никакой магии.

Скрипнула дверь и в номер тихонько вошла Ри.

– О, ты пришел в себя!

В ответ я слабо улыбнулся.

Девушка присела на кровать у меня в ногах.

– Как себя чувствуешь? Как голова? Не тошнит? Ты все еще помнишь, кто ты и как тебя зовут? – забросала меня вопросами Ри.

– Все помню и мне явно лучше, чем… Сколько я проспал?

– Пару часов. На раны и синяки я наложила мазь, которая, ускоряет заживление. Из трав сделала настой, он должен уменьшить боль и опять‑таки ускорить выздоровление.

– Каких трав?

Девушка принялась объяснять, что и как она смешала, в каких пропорциях и каком порядке. Какие травы какими целебными свойствами обладают, как эти свойства можно усилить… А затем дала выпить еще один травяной настой.

В который раз поймал себя на мысли, что Ри для девушки, которая выросла и всю жизнь провела в человеческом городишке, слишком хорошо разбирается в целебных и ядовитых растениях. Более того, разбирается во всем этом на порядок лучше меня. В свое оправдание могу сказать лишь то, что сам я про травки знал постольку‑поскольку: ни мне, ни моим учителям и в голову не могло прийти, что младшему принцу могут пригодиться знания, какая травка помогает от запора, а какая от кашля…

Удивительно, но я, несмотря на то, что знал родословную своей спутницы и много времени провел с ней вместе, о самой девушке мог рассказать не так уж много, она все еще была для меня загадкой… Но все же одно я сейчас мог сказать совершенно точно – Ри слишком разговорчива. Похоже, она из‑за чего‑то нервничает.

– Ри, все в порядке? – я перебил бывшую рабыню.

– Эээ… да, – девушка озадаченно посмотрела на меня. – То есть перепало тебе, конечно, сильно, но я не сомневаюсь, что ты выкарабкаешься. Вы, эльфы, твари живучие.

Оскорбление я проглотил. Сейчас не время спорить и выяснять отношения. Тем более я понимал, что Ри так сказала не со зла, а, скорее, по привычке. Она вообще довольно‑таки несдержанная на язык особа. С тем же Джаредом, к примеру, я тоже не видел, чтобы она особо любезничала…

И тут я понял, из‑за чего переживала девушка.

– Сколько сейчас времени? – спросил я.

– Около трех часов ночи.

– А где тогда Джаред и Ален? Они ведь еще не вернулись? Так?

Ри покачала головой.

– Может, они пришли раньше, увидели, что нас нет, и отправились на поиски?

Девушка снова покачала головой.

– Нет. Джад знает, что я так или иначе выкручусь из любой ситуации. Но даже если бы он пошел нас искать, то в номере оставил бы записку или, что более вероятно, Алена. К тому же, я спрашивала слуг, никто Алена и Джада весь вечер не видел.

Ясно, значит, я не ошибся. Не то чтобы я сильно жалел, если бы дружок Ри пропал, век бы этого выродка не видел, но от Джареда зависело слишком многое.

– Что будем делать?

– Ты – лежать, выздоравливать. А я… если никто из наших друзей не появится до полудня, пойду их искать.

Хотелось возмутиться, оспорить желание Ри, но я понимал, что девушка права. Не уверен, что сейчас даже на ноги способен подняться без посторонней помощи, так что толку от меня никакого. Единственное, чем я могу помочь Ри – это не путаться под ногами. А потому я просто спросил:

– Как?

– Орол’шай в этом городе редкие гости, так что положусь на свое чутье.

Действительно, что‑то я сегодня плохо соображаю.

Ри встала с кровати, прошлась по комнате. Подошла к окну и распахнула створки, пустила в комнату стылый ночной воздух. Замерла у открытого окна. То ли она пыталась высмотреть наших спутников на темных улицах, то ли опять решила прибегнуть к помощи своего странного дара.

– Ты мне так и не рассказала, как справилась с бандитами? – спросил я, пытаясь отвлечь девушку от тягостных мыслей. Да и, что кривить душой, мне самому этот вопрос не давал покоя.

– Да что там рассказывать‑то, – девушка закрыла окно, повернулась ко мне. – Меня бандиты за серьезного противника не посчитали, большую часть сил кинули на тебя… а потом стало уже поздно. Ты тоже неплохо справлялся. Поначалу.

– Вот именно что, – проворчал я. – Если бы не ты, так на мостовой лежать бы и остался.

– Зато ты не воспользовался магией.

Может, сказать Ри, что о магии я даже не вспомнил? Что если бы меня не настигло временное помрачение рассудка, то какое‑нибудь магическое плетение обязательно бы применил? Я слишком хотел жить и не верил, что Ри может в одиночку совладать с целой бандой. Да что там! В тот момент я думал, что девушку либо ранили, либо убили…

– Так как же все‑таки ты с ними справилась?

– Знаешь, сколько в моей жизни было таких вот грязных драк? – скривила губы в грустной усмешке Ри. – Много. Слишком много. Тактика боя в такой свалке заключается в том, чтобы быстро двигаться, не дать ни в коем случае зажать себя в угол или окружить. Драться жестко и подло, так, чтобы противника одним, максимум двумя ударами на долгое время вывести из строя. Собственно говоря, дело до драки вообще не стоит доводить. Если есть возможность, лучше сбежать, чем вступить в открытый бой. Но тут… город мы не знали, да и ты за мной вряд ли угнался бы. К тому же те бандиты вовсе не выглядели серьезными противниками.

– Похоже, тебе пора начинать давать уроки. Я бы точно не отказался от парочки.

– Ну, думаю, это можно будет устроить. Но не раньше, чем ты выздоровеешь.

– Договорились. Думаю, ты многому сможешь меня научить.

– Да ладно тебе, – махнула рукой Ри и тут же серьезно сказала: – На самом деле, я вовсе не так хороша, как ты думаешь. Когда ты упал, я подумала, что тебя убили… В итоге на мне теперь пять трупов, а главарь банды ушел. По хорошему его стоило бы догнать, но к месту побоища спешила стража, я и так вместе с тобой еле успела улизнуть… От главаря вряд ли стоит ждать каких‑то неприятностей, к страже он не пойдет. Но нас видели жители домов, тот скряга‑ювелир, так что наше описание у местных служителей правопорядка есть.

– Но все ведь обошлось, – попытался успокоить девушку я. – Имен мы никаких не называли, где остановились, тоже никто не знает. Это большой город, здесь много людей, в том числе и приезжих.

– Все так. Только мое желание решить дело миром, побить эту шваль да разогнать, чуть не погубило тебя. Я не учла, что у тебя отсутствует опыт рукопашных схваток. Если бы ты сразу вытащил бы клинок, все обернулась бы иначе.

– Почему же, – возразил я, – меня учили драться…

– Но не так. Одно дело поединок в зале с учителем или каким‑то учеником, а совсем другое – драка на улице. Ты принц, тебе грязные приемы изучать не к чему. Вокруг тебя всегда должно быть достаточно охранников. К тому же ты сильный маг. Признай, ты никогда серьезно не относился к урокам боевых искусств, а свой клинок, эту свою латару, носил больше для красоты, потому что так положено?

И Ри опять была права.

– С помощью магии все задачи решаются проще, изящнее и эффективнее. Я мог бы всего парой плетений раскидать тех людишек.

– Выходит, что война с арритами вас так ничему и не научила. Вы все так же, целиком и полностью, полагаетесь на магию, она ваш единственный козырь. А пришельцы с легкостью могут магии вас лишить.

– У нас есть дэйш’ли!

– Ага, воины‑рабы. Они хорошо обучены и вооружены, безукоризненно выполняют приказы, но у них плохо развито чувство самосохранения, да и с инициативностью, сообразительностью дела обстоят туговато. К тому же, думается мне, армия арритов и ургов по численности будет превосходить вашу. А у арритов еще эти страшные машины есть.

– Ри, ты что, злорадствуешь?

– Немного. Разве что самую малость. Просто я с раннего детства мечтала, чтобы нашлись те, кто смог бы отомстить эльфам за всех людей… – девушка явно хотела что‑то еще сказать, но вместо этого тяжело вздохнула и произнесла: – Ладно, зря я этот разговор завела. Ни к чему хорошему он не приведет.

– Это точно… Знаешь, а я в детстве мечтал о приключениях, о путешествиях, но оказался совершенно ко всему этому не готов.

– У людей есть древняя пословица: «Бойся своих желаний, ибо они исполняются», – улыбнулась Ри.

– Знаешь, я ничуть не жалею, что мое желание исполнилось.

Девушка ничего не ответила. А я просто не знал, что еще можно сказать. К тому же опять начала болеть голова, меня стало клонить в сон. Видимо, Ри что‑то заметила по моему лицу. Она плеснула в кружку травяного настоя из кувшина, подошла ко мне.

– Выпей еще немного, а потом тебе надо отдохнуть. Ночка была тяжелая, уже рассвет скоро… Не стоило мне тебя разговорами утомлять.

Я сделал несколько глотков из кружки, затем спросил:

– Ты так и не узнала, кто на нас грабителей навел?

– Нет, – покачала головой девушка, – мне как‑то не до разговоров было. Но я практически уверена, что это дело рук ювелира.

– А, ясно… – протянул я.

Ри вдруг замерла. Несколько секунд она во что‑то напряженно вслушивалась, а потом расслабилась и довольно улыбнулась.

– О! Вот и наши заблудшие овечки.

– Где?

– Скоро будут.

– Ты уверена?

– Верь мне! – рассмеялась девушка. – Эту парочку я ни с кем не спутаю.

В коридоре раздались шаги двух существ, затем в дверь номера постучались. Ри побежала открывать.

Дикарка не ошиблась, это действительно оказались Джаред и Ален. Притом, к моему разочарованию, не похоже, что они побывали в серьезной передряге. Я бы многое отдал, если бы кто‑нибудь разукрасил синяками физиономию Джареда, тогда рядом с ним я бы не выглядел таким неумехой и неудачником.

Мужчина быстро осмотрел комнату. На секунду его взгляд задержался на мне, даже почудилось, что губы человека дернулись в снисходительной усмешке. Затем Джаред шагнул к Ри. Одну руку положил на талию, второй дотронулся до скулы девушки, которую украшала небольшая ссадина. Нежно провел пальцами по лицу, чуть приподнял подбородок и требовательно спросил:

– Что произошло?

Девушка вывернулась из объятий. Отошла на пару шагов назад.

Похоже, Ри были вовсе не по нраву собственнические замашки ее любовника. Да уж, кому, как не мне, знать, насколько она ценит свою свободу.

– Все дело в шляпе.

– Шляпе? – переспросил Джаред.

– Ну да, – просто ответила Ри, – это длинная и довольно‑таки забавная история, я тебе потом расскажу.

Ага, и вы вместе над одним эльфом посмеетесь.

– Ладно. Но все же, что с этим? – кивок в мою сторону.

– Райна огрели по голове.

– Вот как? Невелика беда, – пожал плечами человек. – Этот ушастый и без того был на голову стукнутый. Жить‑то будет?

– Конечно.

Говорили между собой эти двое так, будто кроме них никого в комнате не было. И ладно бы они не обращали внимания только на Алена, ему действительно не было ни до чего дела. Орол’шай вообще не особо эмоциональные создания, а этот же конкретный представитель расы гермафродитов так и вовсе совершенно безразличен к своей жизни и происходящим вокруг событиям. Но, другое дело, я. Мне хотелось провалиться сквозь землю или, раз уж по ряду причин это невозможно, встать и уйти, громко хлопнув дверью. А сил у меня не было даже на то, чтобы просто повернуться на другой бок. Спать хотелось безумно, мысли путались…

– Он хоть магию не использовал?

– Слава богам, нет.

– Действительно, слава богам, – усмехнулся мужчина. – Есть еще что‑то, о чем мне необходимо срочно узнать?

– На мне теперь висит пять трупов, и наше с Райном описание есть у стражи. Но ни имен, ни того, где мы остановились, никто не знает.

Джаред бросил на меня недовольный взгляд и спросил:

– А ты только синяками и отличился?

– Да, – тихо сказал я.

– Это не его вина, – неожиданно пришла мне на помощь Ри. – Джад, правда, давай я тебе потом все расскажу. Меня больше интересует, где вы столько времени пропадали. Уже почти рассвело!

– Ходили на разведку, как и собирались. А еще обновок прикупили. Ален, ты так и будешь стоять у двери? Иди, распакуй свой тюк, а потом можешь отдыхать…

– И что разведка? – спросила Ри.

– Все еще хуже, чем мы думали.

Тут я, наконец, заснул.