Джаред Дэш

 

21 день Карэль‑лин 223 года от О.В.

 

Я покачнулся. Облокотился на стену какого‑то здания. Голова кружилась, ноги подкашивались. Хренов телепорт!

Рядом сидела на земле Ри и очумело трясла головой. В паре шагов поодаль, привалившись спиной к стене, приходил в себя эльф. Хуже всего переход дался Алену – ташэ, раскинув руки и ноги, лежал на земле и не подавал признаков жизни.

Осторожно осмотрелся. Выбросило нас, похоже, правильно. Мы оказались в узком проулке между грубо сколоченных деревянных сараев. Пахло здесь соответствующе: протухшей рыбой. Значит, район складов за двести с гаком лет не поменял места своей дислокации.

Проводник из навязанного нам гермафродита оказался аховый. Да, Ален пять лет гостил у хэйгэ – прислуживал амфибиям, выполнял роль домашней зверушки, а потому неплохо знал планировку дворца и прилегающих территорий. Но в городе Ален ни разу не был, а потому все свои выводы о произошедших в столице изменениях делал лишь на основании сплетен слуг.

– Ри, ты как? – негромко спросил я.

Девушка тут же вскинула руку к губам, зашипела на меня:

– Тишшше! Мы не одни.

Ясно, замечательные таланты Ри в действии.

– Кто? – одними губами произнес я.

– Люди. Несколько. И один… не знаю кто это.

– Хэйгэ?

В ответ девушка лишь выразительно пожала плечами.

– Где они?

– Там, за углом, – Ри махнула рукой в сторону одного из бараков.

– Что будем делать? – тихо спросил эльф.

– Сидеть как мышки, – уголок рта девушки нервно дернулся.

– И лучше не здесь. Не хватало еще, чтобы нас увидели, – заметил я.

Ри подползла к Алену. Быстро осмотрела его.

– Он жив, но без сознания. Думаю, скоро оклемается, – сказала полуэльфийка, поднимаясь на ноги и отряхивая одежду.

– Пойду, посмотрю, что к чему.

– Я с тобой.

– Хорошо. Райн, присмотри за Аленом.

– Нет. Я тоже с вами…

– Кому‑то надо остаться с проводником, – покачала головой девушка.

Быстро направился по проулку. Ри догнала меня, поймала за рукав и знаком показала, что пойдет первой. Я нехотя кивнул.

Девушка выглянула за угол. Потом уступила место мне.

Перед открытыми воротами одного из складов собралась странная компания. Четверо неряшливых, но вооруженных до зубов людей. Пятый человек валялся в пыли у их ног. Он тихо скулил, просил не наказывать его, обещал достать какой‑то товар. Четверка посмеивалась и вяло пинала бедолагу ногами.

Говорили между собой люди по‑имперски, также, как орол’шай, растягивая гласные, хотя диалект использовали иной. Но было бы странно, если бы оказалось иначе. Язык, может, один и тот же, но больше двухсот лет он развивался, менялся…

На сцене был и еще один участник. Он стоял чуть в стороне и наблюдал, как четверка избивает человека. Это было высокое, около двух метров ростом, существо, одетое лишь в одну набедренную повязку. Худощавое, какое‑то угловатое. Талия и бедра узкие, но плечи непропорционально широкие. Кожа зеленовато‑серая, на вид влажная, в местах сгибов и на кончиках пальцев покрыта мелкими, темно‑зелеными чешуйками. Между пальцами рук и ног – перепонки.

Вместо волос длинные, до середины спины, серо‑зеленые жгуты с палец толщиной, похожие на дреды, что любили заплетать себе кочевники с востока. Жгуты слабо, не синхронно шевелились, так что создавалась впечатление, будто у существа с головы свисают то ли змеи, то ли какие‑то щупальца.

Глаза у существа крупные, навыкате, без какого либо намека на брови или ресницы. Какие‑то белесые, мутные, поистине рыбьи. Лоб высокий, нос и уши приплюснутые. Рот до безобразия широкий, губы толстые. Скулы, нос, надбровные дуги и подбородок – все это покрыто чешуйками.

В общем, хэйгэ во всей своей рыбьей красе.

Грудь амфибии крест накрест перехватывала перевязь со множеством метательных ножей и ремень, висящей на боку, сумки.

Знаками показал Ри, что надо быстро убираться отсюда. Девушка кивнула, знакомиться с местными обитателями у нее тоже не было ни малейшего желания. Мы уже собрались возвращаться, как вдруг из проулка, в котором остались эльф и орол’шай, донесся глухой стон – Ален пришел в себя.

Мысленно выругался. Может, все‑таки повезет…

– Проверьте. Быстро, – раздался приказ. Говорил хэйгэ странно, проглатывая некоторые согласные.

Не повезло.

Переглянулся с Ри. Уйти не успеем. Мы с девушкой еще могли бы попытаться скрыться, но у нас на шее висит эльф и юный гермафродит. То, что мы абсолютно не знаем окружающую нас местность, тоже не облегчало ситуацию.

Вынырнувшему из‑за угла человеку, я снес голову саблей. Его напарника раскроила с’каашами Ри.

И тут в бой вступил хэйгэ. Бросил в меня почти одновременно три ножа. Первых два я отбил саблей, от третьего увернулся… и увидел четвертый, который летел прямо в Ри. Отшвырнул девчонку в сторону. Почувствовал острую боль в левом плече. И, мгновением позже, в боку. Резко ушел в сторону, пропуская еще пару ножей.

Твою мать! Этот мокрозадый слишком быстр!

Краем глаза увидел, что Ри схлестнулась сразу с двумя противниками.

Отбил два кинжала, увернулся от третьего… и тут амфибия опять метнула нож в девушку.

– Ри!!! – закричал я. Девушка слишком далеко. Я ничего не могу сделать!

Но воровка успела. Резко толкнула одного из противников прямо под летевший нож.

То, что я отвлекся, не прошло даром, в меня опять воткнулся нож. Еще немного и я стану похож на подушку для иголок.

Прыгнул влево, затем вправо. Бросился на хэйгэ, на лету отбив два ножа… Горячая волна воздуха отшвырнула меня прочь. Я покатился по земле, чувствуя, как вонзившиеся в меня ножи, вырывают куски мяса из тела.

Вскочил на ноги. От хэйгэ осталась лишь кучка ошметков, которые слабо тлели в воронке с полметра глубиной. Рядом стоял Райн и самодовольно улыбался.

Ри… с девушкой все было в порядке. Она расправилась с противниками самостоятельно.

– Ты что сдурел?! – прошипела Ри. – О чем ты только думал?!

Я размениваться на слова не стал. Подлетел к эльфу, отвесил ему подзатыльник. И тут же почувствовал, как невидимая удавка захлестнулась вокруг шеи, подняла меня в воздух.

– Человечишко! Да что ты себе позволяешь? – с запредельным презрением и высокомерием процедил лоэл’ли.

Девушка ударила мага под дых, сбивая концентрацию. Я упал на землю, закашлялся. Сейчас я этому сопляку таких люлей навешаю!.. Маг хренов! Дурень остроухий!

– Райн! – прорычала воровка. – Держи себя в руках! Ты, Джад, тоже успокойся.

– Он не…

– Цыц! – перебила мальчишку девушка, повернулась ко мне: – Джад, не знаю, с чего вдруг в тебе взыграли отеческие чувства, но напоминаю, Райн – не Сажа.

– У моего воспитанника и то больше ума, чем у этого… – прохрипел я, осторожно растирая шею. Незаметно вытащил застрявший в бочине нож, два других выпали, пока я катался по земле. Попытался кое‑как прикрыть раны, замаскировать… Не хватало, чтобы эльф заметил, как меня потрепало.

– Джад, пятый прячется где‑то на складе, – сказала Ри.

Хайдаш! Перепалка с эльфом вывела меня из равновесия. Я и думать забыл про бедолагу, что валялся в пыли.

– Еще кто‑нибудь?

– Пока вокруг тихо.

Я направился в сторону склада, краем уха слушая, как Ри вправляет мозги эльфу. Райн ее питомец – вот пусть сама его и воспитывает. У меня терпения не хватит с этим малолетним дурнем разбираться, еще зашибу ненароком. И никакая магия Райну не поможет.

– Аррито хэт! – воскликнул эльф. – Я не понимаю, из‑за чего вы на меня так ополчились?!

– Магия! Дурень ты бестолковый, – устало сказала Ри. – Говори тише.

– Не понимаю… – опять повторил парень.

Точно дурак.

– Если бы ты против хэйгэ применил какое‑нибудь другое плетение, то, может, и обошлось бы. Но ты использовал огненную магию!.. Думаешь, на Лии много тех, кто способен сотворить огненное заклинание такой мощи? Амфибии с этой стихией не дружат, а среди людей, сам знаешь, как редко попадаются стоящие маги… О чем ты думал?! Арелина же говорила, что на Лии магию без крайней необходимости не использовать. Что по магии нас могут выследить.

– Хотел помочь… – растерянно отозвался маг. Кажется, до него начало доходить, что он натворил.

Я вошел на склад. Темно, но для моих глаз это не помеха. Половина здания заполнена штабелями деревянных ящиков. С десяток ящиков стоит недалеко от входа, все они вскрыты. Заглянул в один из них. Среди соломы темнело стекло бутылок.

– Тебе что сказали? Присматривать за Аленом. Если бы ты не оплошал, ничего бы не случилось.

– А что я мог сделать?

– Хотя бы заткнуть ему рот.

– Аррито хэт, Ри! Ладно, я ошибся!..

– Да тише ты! – прошипела девушка.

– …Но что я должен был делать потом?! – уже не так громко, хотя и не менее эмоционально воскликнул Райн. – Смотреть, как вас убивают?!

Между ящиков сновали крысы. Пищали, скреблись. Нет, там в углу шебуршатся явно не грызуны. Больше похоже на человека… Подобрался поближе. Точно человек, теперь я слышу, как он тяжело, затравленно дышит.

– Не стоит недооценивать нас с Джаредом, мы бы справились, – твердо сказала Ри. – А тебе пора научиться больше полагаться на свой клинок, нежели на магию.

 

* * *

 

Когда через пару минут я вышел из здания склада, Райн имел вид пристыженный и на меня старался не смотреть. Ри умело обыскивала одно из человеческих тел, а Ален наматывал круги вокруг останков хэйгэ.

Что характерно, в сторону девушки маг тоже не смотрел. Последнюю часть беседы я пропустил, так что мог только догадываться, что Ри своему дружку наговорила… Хотя, вероятнее всего, избегал смотреть на девушку маг потому, что она занималась, по мнению эльфа, крайне недостойным делом – мародерством.

– А где этот… ваш пятый? – спросил Райн.

– А нету его, – просто ответил я.

– То есть, я правильно понимаю, людям других людей убивать можно? Это нормально. А эльфам нет?! И после этого вы еще нас обвиняете в бессмысленной жестокости?

– Райн, – устало сказала Ри, – он нас видел. Бедняге просто не повезло. И ты действительно считаешь, что сейчас время для этого разговора?

Что эльф так завелся из‑за какого‑то пустяка? Признаю, мне самому того бедолагу немного жаль. Но что я мог поделать? Человек просто оказался не в то время и не в том месте. Такое случается.

– Конечно, Ри. Как скажешь, – поморщился ушастый.

– Тогда вместе с Аленом оттащи трупы в сарай.

Эльф посмотрел на окровавленные останки людей, потом на Ри. Покачал головой.

– Райн, ты правда опять хочешь со мной спорить? – устало спросила девушка. – Или, может быть, считаешь, что подобная работа ниже твоего достоинства?

После секундной паузы эльф обреченно вздохнул, кивнул головой.

– Хорошо. Я все сделаю…

– Вот и ладненько. У вас на все про все три минуты. И постарайтесь чем‑нибудь забросать яму.

Ташэ и лоэл’ли отправились таскать трупы. Девушка принялась что‑то искать в моем заплечном мешке.

– Ри, на хрена? – шепотом спросил я. – Ты правда думаешь, что следы удастся скрыть? Что это кого‑то обманет?

– Нет, – полуэльфийка на секунду отвлеклась от своего занятия и посмотрела на меня как на идиота. – Но если мы хотя бы пару минут выиграем, будет хорошо.

– Тогда какой смысл? – всё ещё не понимал я.

– Такой. Тебе надо срочно переодеться, – девушка извлекла из мешка сверток с запасной рубашкой. – Наша разношерстная компания и так будет привлекать внимание. А ты… Чудо, что Райн еще не обратил внимания на твой внешний вид, не захотел осмотреть раны.

Выругался сквозь зубы. Кажется, от нашего ушастого спутника я заразился тупоумием. Действительно, идиот.

Спрятался за углом, не стоит сейчас Райну и Алену меня видеть, вопросов потом не обреешься. Сорвал с себя плащ и рубашку. Свернул в тугой узел рваную, окровавленную одежду и запихал в мешок.

От ран уже следов осталось, о том, что меня потрепало в схватке с хэйгэ, свидетельствовали лишь потеки крови на теле.

– Ну и как тебе хэйгэ? – спросила Ри.

– Быстрые зарразы!

Намочил водой из фляги тряпицу и быстро, как мог, стер с тела кровь.

– Угу, – мрачно буркнула Ри. – Надеюсь, нам попался уникум. Если они тут все такие, нам придется тяжко.

– Если верить эйсин, то мокрозадые только в воде великолепные бойцы, на суше они раньше особыми успехами похвастаться не могли, – заметил я, натягивая чистую рубашку.

– Либо за двести лет изменилось больше, чем мы все думали. Либо нам повезло нарваться на мастера…

– Либо эйсин ошибались или просто недоговаривали, – вставил я. – Например, не хотели нас пугать.

Без плаща мне туго придется. Сегодня пасмурно, солнца почти не видно, но все же, я знал, уже через пару часов появятся первые, довольно‑таки заметные симптомы солнцепека. Надо до этого времени найти укрытие.

– Если станет совсем туго, мы всегда можем сбежать, – интересно, кого пытается успокоить Ри? Меня или себя? – А по большому счету даже хорошо, что нам встретилась эта компания. Теперь мы знаем, на что способны рыбьи морды.

– Еще бы в сумку к хэйгэ заглянуть, – вздохнул я. – Но твой дружок…

– Джад, не начинай, ладно?! А Райн… Я с ним поговорила.

Наконец, я привел себя в порядок. Вышел из‑за угла склада.

Всё‑таки без плаща немного прохладно. Мы находились на юге Лии, климат здесь теплый, почти как в родном городе Ри – Таннисе, но на календаре уже конец второго осеннего месяца. В одной тонкой рубашке, пусть и с длинным рукавом, на улице не очень комфортно.

Странно, что хэйгэ разгуливал лишь в одной набедренной повязке. Хотя, кто поймет этих амфибий?..

– Ты как? – одними губами спросила меня Ри.

– Пока нормально, – также еле слышно ответил девушке я. – Но у нас не очень много времени.

– Я знаю, – кивнула полуэльфийка.

– Все, ребята, – сказала Ри эльфу и орол’шай. – Лучше вы все равно не сделаете.

К своему удивлению, я был вынужден признать, что «ребята» неплохо поработали. За ничтожно малый промежуток времени им удалось практически полностью скрыть следы недавнего побоища. Трупы оттащили на склад, само поле боя забросали соломой, так что ни следы крови на земле, ни котлован не разглядеть. Маскировка, конечно, от дурака, но это лучше, чем ничего.

– Ален, что на эти деньги здесь можно купить? – девушка высыпала из кошеля на руку кучку монет. Квадратных, покрытых какими‑то непонятными, полустертыми то ли узорами, то ли письменами.

А вот и добыча Ри. Эвона как маг скривился, ему неприятно даже смотреть на деньги, которые забрали у мертвецов.

Так получилось, что лийских денег мы до этого момента не видели и даже не представляли, как они выглядят. У эйсин, в связи с изоляцией, нашлись только монеты двухсотлетней давности. У орол’шай вообще какие‑либо денежные единицы не были входу. Так что каждый из нас, не считая Алена, конечно, имел с собой горстку мелких драгоценных камешков, которые мы планировали на Лие продать.

– Не знаю, – ответил гермафродит. – Вроде бы и не такая уж и маленькая сумма. Но точнее сказать не могу. Я, правда, не знаю.

Девушка вздохнула и бросила кошель мне. А что, правильно. По легенде я муж Ри, да и выгляжу наиболее солидно. Кому, как не мне, финансами распоряжаться.

Затем Ри вытащила из своего заплечного мешка простой длинный плащ. Набросила его себе на плечи, застегнула фибулу. Полупустой мешок тоже отдала мне.

Плащ призван был скрывать мужскую одежду девушки и клинки на поясе. По рассказам Алена во дворце человеческие женщины носили исключительно юбки, а как обстояли дела в городе, нам опять оставалось только гадать.

Райн опустил на голову капюшон, так, чтобы он скрывал макушку и острые кончики ушей, которые, нет‑нет, да и выглядывали из белобрысой шевелюры эльфа.

– Ладно, уходим, – сказал я.

– Подожди. Последнее, – остановила меня девушка. – Ррэко сказал, что магию вряд ли кто‑то засек. Но когда найдут трупы, нас начнут целенаправленно искать. Чем больше времени пройдет, тем меньше шансов, что нас удастся выследить. Складская территория огромная, случайных прохожих не бывает, может нам и повезет… Но я бы на это не рассчитывала. А потому больше никакой магии. Ни в лечебных целях, ни в боевых, ни в бытовых… И четверти часа не прошло, как мы появились на Лии, а уже слишком наследили.

– Да понял я, Ри. Понял, – огрызнулся эльф.

– Ален, если что, тебя это тоже касается, – заметила девушка.

– Я все помню, – спокойно ответил ташэ.

Все без исключения орол’шай наделены магическими способности. Но серьезные плетения подвластны лишь айгэ, ташэ же – так баловство одно. По словам Ррэко, дружка Ри, магия орол’шай имела специфический запашок, по которому нас могли выследить.

Полуэльфийка направилась по узкому проходу между складами на север, в сторону города. За ней следом пристроились эльф и орол’шай, последним шел я.

 

* * *

 

Ри ни грамма не слукавила, когда назвала складской район огромным. Это был настоящий лабиринт из проездов, каналов, мостов и складских построек. Да что там! Территория была буквально изрезана множеством каналов, а почти каждая складская постройка имела собственный причал. За десять минут мы видели несколько тяжелогруженых судов, а вот наземные пути в этом районе явно были не в чести. Лишь однажды полуэльфийка почуяла впереди чье‑то присутствие и предпочла обойти опасную зону.

Я понимал, что дар Ри не давал стопроцентной гарантии, а потому тоже все время был начеку. Девушка сама признавала, что не раз ошибалась. Что все время вслушиваться в окружающее пространство тяжело, а стоит ей хотя бы на секунду отвлечься, то она может кого‑то упустить.

К тому же… От людей вряд ли стоит ожидать каких‑то сюрпризов, но хэйгэ – другое дело. Амфибии отличаются от людей не только внешне. Например, можно сказать, что эти существа в некоторой степени близоруки. Слух у них так и вовсе избирательный. То есть низкие звуки хэйгэ слышат более чем хорошо, а вот высокие не очень. Но амфибии способны улавливать колебания воды, почвы, иных поверхностей.

Хм, пожалуй, надеяться сохранить свое присутствие в тайне от хэйгэ и при этом разговаривать шепотом – бесполезное занятие. Гораздо продуктивнее будет… пищать. Ну или, хотя бы, просто не понижать голос.

Вдруг Ри остановилась. Знаком показала, что ей нужно время и пока ее лучше не отвлекать. Закрыла глаза и замерла.

– Впереди много людей и хэйгэ, – через минуту сказала она. – Обойти вряд ли получится, но, может, удастся мимо них проскочить.

– Думаешь, по нашу душу?

Ри покачала головой.

– Скорее, граница складского района. Надо постараться выбраться на улицу так, чтобы никто не заметил, откуда мы вышли.

Само по себе то, что нас могли заметить, было не страшно. Вряд ли нам во второй раз не повезет натолкнуться на местных жителей, которые не хотят, чтобы их темные делишки стали достоянием общественности. Беда в том, что мы очень подозрительная и, без сомнения, запоминающаяся компания. Так что когда тела найдут, то в первую очередь подумают на чужаков в странной одежде, то есть на нас.

Шли тихо, медленно. Ри временами замирала, а потом знаками показывала, что стоит либо затаиться, либо вернуться назад, чтобы как‑то обойти опасный участок.

Через минуту уже я смог расслышать гомон толпы. Девушка не ошиблась, рядом весьма оживленная улица. Только бы добраться до нее и суметь затеряться среди лийцев…

И вот нам осталось совсем чуть‑чуть. Пройти по широкому мосту через очередной канал и все – на том берегу громоздились уже не складские постройки, а дома, пусть и весьма обшарпанные на вид.

Всего‑то сделать пару десятков шагов и будем на другом берегу. Потом еще с полсотни и выйдем на широкую улицу… Но Ри опять остановилась. Не спешила идти ни вперед, ни назад. Девушка будто бы чего‑то ждала.

Тронул полуэльфийку за плечо и вопросительно на нее посмотрел. В ответ Ри покачала головой и приложила палец к губам, призывая хранить тишину.

Интересно, что на этот раз?

Вдруг я услышал, как о причал склада, за углом которого мы прятались, ударилось судно. А затем раздалась незнакомая, непонятная речь. Низкая, горловая какая‑то. Говоривших было двое, определенно, к нам пожаловали хэйгэ.

Эльф, хотел что‑то спросить, но я быстро зажал ему рот рукой. Почувствовал, как напряглась Ри, да и сам я ожидал, что парень опять сорвется, ударит меня каким‑нибудь плетением. Или, раз использовать магию ему запрещено, пустит в ход кулаки. Но лоэл’ли лишь медленно, осторожно убрал мою ладонь со своих губ.

Надо же, наш ушастый совладал с собой. Вот уж чего не ожидал. Мало того, Райн еще и снисходительным взглядом меня наградил.

Думает, уел? Вот дурень! Чуть не выдал нас, с трудом свою гордыню унял и еще чего‑то нос дерет. Эх, так и чешутся кулаки вмазать мальчишке по носу.

Голоса стихли, а потом я услышал, что судно отчалило… Знать бы еще оба ли хэйгэ на нем уплыли? Не остался ли кто‑то на берегу?

Ри легко тронула меня за рукав, призывая к вниманию, и вышла из‑за угла. Не скрываясь, направилась в сторону моста быстрым шагом, так, будто ходила этой дорогой сотню раз и не чувствовала ни малейших причин для беспокойства.

Я догнал девушку, пристроился по правую руку от нее. Эльф и орол’шай держались левее и немного позади.

Мы пересекли мост, прошли по узкому замусоренному проулку и уперлись в широкую улицу. По сути даже и не улицу вовсе, а торговые ряды. По центру были устроены навесы, под которыми стояли многочисленные столы и стеллажи. А в каждом, выходящем на улицу здании был устроен магазин. Сами дома внешне были вполне обыкновенные, такие можно встретить в любом вольном городе Тауры – высотой в два‑три этажа, стены каменные, крыши островерхие… Единственное отличие, которое бросалось в глаза, – у всех домов были круглые окна и арочные дверные проемы.

Мелькнула мысль, что Саже бы город определенно понравился…

В этот утренний час улица буквально кишела народом. Гвалт стоят невероятный. Продавцы расхваливали свой товар, покупатели торговались… Общались между собой лийцы на имперском языке. Но иногда слышалась и непонятная, похожая на низкое горловое пение, речь хэйгэ. Люди не способны разговаривать на языке амфибий, так что нет ничего странного в том, что имперский язык стал на Лии всеобщим.

На первый взгляд этот рынок особо не отличался от рынка любого из вольных городов Тауры, разве что выбор товаров здесь был побогаче. Но только на первый. Было одно существенное отличие. На улице примерно в равной пропорции присутствовали лишь две расы: хэйгэ и люди – на Лии такого многообразия рас и народностей, как на Тауре, не было и в помине.

– Райн, на тебе братишка, – негромко сказала девушка. – Не потеряй его, да и сам не потеряйся.

– И ведите себя прилично. Старайтесь особо не глазеть по сторонам и рот от удивления не разевать, – добавил я порцию отеческих наставлений. Пусть парочке белобрысых оболтусов по легенде я и не отец, но надо придерживаться образа старшего представителя семейства.

– Да, – поддержала меня Ри. – Первым делом надо найти недорогую гостиницу. Все остальное потом.

И опять Райн меня удивил, он нашел в себе силы промолчать.

Мы влились в поток и не спеша отправились на запад, в сторону центра города.

 

* * *

 

Самому же последовать собственному совету оказалось нелегко. Как тут не смотреть по сторонам, не удивляться… – мы ведь оказались в легендарной Элинии, столице Лии.

Чуть ли не с раннего детства я мечтал побывать за пределами Тауры. И вот мне это удалось. Сначала Огненные острова, а теперь и второй по величине материк Срединного мира. Так уж исторически сложилось, что Лия – это не только название огромного куска суши (пусть и в несколько раз уступающего по размерам Тауре), но и целой страны.

Заправляют здесь всем хэйгэ, но и людей живет немало. До Последней войны соотношение численности людей и амфибий было один к четырем, в пользу последних. Ну а после войны баланс несколько изменился, численность представителей человеческой расы увеличилась в пару раз. Люди, спасаясь от эльфов, чуть не вплавь переплывали Узкое море, во множестве тонули, но все‑таки некоторым удалось добраться до материка. И хотя на Лии, как и прежде, правили хэйгэ, а сами люди считались расой второго сорта, жилось им не так уж плохо, явно лучше, чем на Тауре. Во всяком случае, такой вывод я сделал на основании рассказов орол’шай и своих первых впечатлений.

В Элинии людей и хэйгэ было примерно поровну, а вот в других городах ситуация обстояла иначе. Амфибии селились исключительно у большой воды: на островах и многочисленных фьордах, которые буквально изрезали восточное побережье материка, на морских берегах и, в меньше мере, у озер и крупных рек. Но людям тоже нашлось место. Они жили, по большей части, в горах, занимались скотоводством и земледелием…

Одежда человеческой части населения Лии не так уж сильно отличалась от той, которую предпочитали люди в вольных городах. Разве что почти все мужчины носили широкополые кожаные шляпы.

Большинство женщин одевались в длинные платья и кутались в похожие на мелкоячеистые сети шали. Но попадалось и немало женщин в кожаных штанах. Притом не похоже было, что данная одежда являлась атрибутом некого социального строя или профессии. Так что Ри по поводу одежды можно не волноваться.

Оружие имели при себе почти все мужчины и многие женщины. Обычно это были ножи или сабли. Те самые, лийские.

Я погладил рукоять своей сабли. Может, мы и не так уж сильно выделяемся среди других людей? Та же сабля у меня настоящая лийская, то есть короткая, абордажная… по сути, антиквариат.

Встречающиеся нам мужчины хэйгэ по внешности особо не отличались от бедолаги, которого Райн своей магией разорвал на кровавые ошметки.

Тот же минимум одежды, который состоял лишь из набедренной повязки. Ремень сумки через плечо. И… или перевязь на груди со множеством метательных ножей. Или пара коротких трезубцев‑сай в петлях на поясе. Или копье‑трезубец, на которое пожилые хэйгэ опирались, как на посох, при ходьбе. Или и то, и другое, и третье.

Возраст амфибий я тоже научился определять. Все дело было в цвете лишенной чешуек кожи. У молодых рыбешек она сочно‑зеленая, у престарелых – пепельная.

Женщины хэйгэ обматывали вокруг тела в несколько слоев полотно, на запястья и лодыжки нанизывали тонкие золотые браслеты. Похоже, благосостояние хэйганки оценивалась как раз количеством этих браслетов… Волосы, те самые, похожие на дреды, толстые, чуть шевелящиеся жгуты, женщины либо заплетали в косы, либо как‑то хитроумно укладывали в высокие прически на голове. Никаких явно выраженных половых признаков у хэйганок я не заметил. С другой стороны я этих рыбин голыми не видел… Ну и слава Великому Прародителю! Я и к женскому роду этих существ отнес только потому, что они носили другую одежду, украшали тело и волосы. Но даже это не помогало рыбкам выглядеть, с моей точки зрения, хоть сколько‑то привлекательно. Правда, не думаю, что самих хэйганок это хотя бы немного заботило. Да и люди у хэйгэ никакого сексуального влечения не вызывали, недаром мокрозадые их частенько за глаза называли землекопами или земляными червями.

К слову, взаимного потомства у амфибий и людей быть не могло. Что опять‑таки неудивительно, амфибии, они ведь – яйцекладущие!

По рынку мы бродили уже около часа. Небо прояснилась, солнце начинало понемногу припекать, а голова кружиться… Надо что‑то решать. Если не найдем гостиницу, то, может, стоит хотя бы шляпу купить? Хоть какая‑то защита от солнца.

В этом городе все располагалось как‑то очень концентрированно. Огромный район складов, гигантский рынок, где всего навалом, но нам пока не встретилось ни одного постоялого двора или какого‑либо заведения похожего рода. В нескольких местах на улице были установлены столы, но лишь для того, чтобы посетители пекарен и всевозможных заведений быстрого питания могли перекусить.

– А это не то, что мы ищем? – вдруг спросил эльф и указал на одно из зданий.

– Похоже, что именно то, – пробормотала Ри.

На вывеске было написано «Морской окунь», а рядом красовалось стилизованное изображение ложки, кровати и рыбы.

– Давайте зайдем, приценимся. А то камешки мы так и не поменяли…

Я толкнул дверь, вошел внутрь заведения.

Зал средних размеров. Стены, потолок и пол выкрашены в сине‑зеленый цвет. Определенно, здесь кормят, хотя запахи со стороны кухни доносятся не самые аппетитные. Будто бы пахнет чем‑то протухшим. Может поэтому народу в зале так немного? Я заметил лишь троих хэйгэ, которые сидели на высоких табуретах за столами, списавшими на цепях прямо с потолка.

Еще один хэйгэ, судя по цвету кожи, дряхлый старик, восседал на табурете недалеко от входа.

– Чего желаете? – спросил седой.

– Нам бы пару комнат снять. Это возможно? – медленно, стараясь тянуть гласные на манер местных жителей произнес я.

Троица хэйгэ прекратила есть и удивленно своими рыбьими глазами уставилась на меня. Старик на секунду тоже растерялся, а потом заливисто рассмеялся. Остальные хэйгэ тут же поддержали его.

Я заметил, что зубы у хэйгэ острые, как иглы.

– Вы что? Только с гор спустились? – добродушно спросил хэйгэ, когда отсмеялся.

– Мы первый раз в столице, – пришла мне на выручку Ри.

– Эх, землекопы! – старик усмехнулся, сверкнув желтыми зубами, – На Рауган что ли приехали?

Знать бы, что такое этот самый «рауган»…

– Ну… да, – опять ответила за меня Ри.

Хорошо иметь под рукой невидимого суфлера, который знает ответы почти на все вопросы.

– Ясно все с вами… Рыбку‑то на вывеске видели? – участливо спросил старик.

– Видели, – кивнул я.

– А что она означает знаете?

– Нет, – отозвался за нас всех эльф.

Еле сдержался, чтобы не отвесить ушастому подзатыльник. Лучше бы брал пример с Алена и молчал. Иш, поговорить ему захотелось!

Право, лучше бы у нас в компании был еще один орол’шай. От представителей этой расы сюрпризов не ждешь, в руках себя держать они умеют и язык без надобности не распускают. Ален, пока его не спросишь, рта не раскроет.

– Точно с гор спустились! – опять развеселился хэйгэ. – Вы там, наверное, почти и не видите наше племя?

– Эээ… да, – протянул я.

– Оно и понятно!.. Эх, землекопы, ищите заведения, где нарисовано дерево – они для людей. Или дерево и рыба – это общие. Да хоть в соседний дом загляните! Здесь же вам делать нечего.

Твою мать, вот прокололись, так прокололись! А еще внимания хотели не привлекать!

Мы извинились и быстро ретировались из «Морского окуня».

На соседнем здании действительно красовалась вывеска с кроватью, рыбой и деревом.

– Хм, а ложки нет, – задумчиво проговорила Ри. – Наверное, ложка означает еду.

– Будем искать дальше. И, желательно, без рыбы.

Торговых заведений с каждым шагом вокруг становилось все меньше и меньше, а вот количество трактиров, гостиниц, кабаков и всяких закусочных, наоборот, росло. На вывесках некоторых заведений, помимо прочего, было вырезано что‑то похожее на стилизованное изображение извивающейся в танце женщины.

– Похоже, бордели здесь тоже есть, – заметила Ри.

– И думается мне, там работают только человеческие девушки, – вставил эльф.

– Хочешь прогуляться? Может, соскучился по дражайшей супруге? – с ехидством спросила полуэльфийка.

– Так наш юный друг женат? – удивился я.

Физиономию лоэл’ли буквально перекосило то ли из‑за того, что его назвали юным, то ли из‑за упоминания о супруге…

– Не твое дело, – буркнул ушастый. – Я эту змеюку видеть не могу.

– А что же тогда? – никак не могла успокоиться Ри. – Давно был лишен ласк своих рабынь? Так иди! Думаю, без труда найдешь девицу, которая тебя обслужит.

– Аррито хэт, Ри! Я ничего такого не имел в виду. Ты ведь сама читала…

– Давайте не будем посреди улицы выяснять, кто что читал, имел ввиду и какие у кого потребности, – вмешался я. Собственнически обнял девушку за талию и увлек к заведению, на вывеске которого красовались вполне безобидные ложка, кровать и дерево. – И к слову, Ри, я думаю, твой кузен прав.

– Все вы мужики… – проворчала полуэльфийка.

– Мы, мужики, здесь не причем, – шепнул я на ушко Ри. – Тут дело исключительно в физиологии хэйганок.

 

* * *

 

Свой выбор на этом трактире я остановил не случайно. Здание «Раскидистого дуба» насчитывало в высоту три этажа, не считая мансарды. Первый этаж занимал огромный трактир, где за столами, не испытывая стеснения и каких‑либо неудобств, могла разместиться пара сотен человек. Гостиничных номеров здесь было никак не меньше нескольких десятков. В таком заведении проще затеряться, меньше шансов, что на нас обратят внимание, запомнят.

И никаких свисающих с потолка столешниц, мерзких запахов и рыбьих морд!

Свободные комнаты в трактире были, а имеющихся у нас средств хватало, чтобы оплатить проживание на пару дней вперед, даже на еду немного денег осталось.

Ничего сейчас заселимся, перекусим, а потом я пойду искать, где бы обменять на местные монеты наши камушки.

Управляющий уже полез за ключами, когда Ри дернула меня за рукав и оттащила в сторону.

– Джад, ты и правда хочешь оставить этих оболтусов без присмотра? – негромко спросила девушка.

Бросил взгляд на притихших орол’шай и эльфа. Райна определенно не стоило надолго упускать из вида, да и Ален не самое приспособленное к жизни создание.

– Скажите, а нет у вас двух смежных номеров? – вздохнув, обратился я к управляющему.

– Нет, извините. Но есть двухкомнатный. Так сказать, семейный.

Выбора особого не было, а потому пришлось соглашаться. Двухкомнатный – так двухкомнатный.

Наш номер оказался на самой мансарде. Повезло – в случае опасности, можно уйти по крышам.

Первая комната была довольно‑таки большой. Кроме двуспальной, заправленной чистым бельем кровати в ней наличествовали: стол, пара скамей, грубо сбитый стул, сундук и стеллаж у стены. А вот вторая оказалась совсем крохотной. Лишь пара узких кроватей, да табурет между ними. Притом, если Алену кроватка оказалась вполне по росту, то дылде эльфу придется спать, подтянув колени к животу… Нет, детскими кровати я бы не назвал, человеку среднего роста они были вполне как раз, но я бы уже испытывал определенный дискомфорт, а двухметровый эльф и подавно.

Дверь между комнатушками оказалась весьма хлипкая. Так, одно название. Впрочем, лучше такая, чем совсем ничего.

Осмотрев интерьер, Ри весело обратилась к «кузенам»:

– Ну, детишки, располагайтесь. Можете даже вздремнуть чуток, если только в кроватках поместитесь, – девушка рассмеялась.

Ален равнодушно пожал плечами. Положил свою сумку на стеллаж и уселся на одну из кроваток. А вот Райн спокойствия своего «братца» не разделял.

– Может, поменяемся? Чтобы бы всем кровати по росту пришлись? – мрачно предложил эльф.

– Ра‑айн, – протянула Ри, – ты меня пугаешь! То в бордель хочешь прогуляться, то уступаешь мне свою постель… Неужели так хочешь оказаться в одной кровати с Джаредом?

Парень прошипел какое‑то ругательство и метнулся в каморку. Хлопнул дверью так, что она чуть не слетала с петель.

– Зря ты так с ним, – усмехнулся я и притянул девушку к себе, – он явно не со мной в одной постели хотел оказаться.

Вместо ответа Ри чуть приподнялась на мысках, а затем поцеловала меня.