Эрайн Элиар‑Тиани

11–14 день Карэль‑лин 223 года от О.В.

 

Я медленно и как‑то лениво вынырнул из сна. Просыпаться не хотелось. Совсем. Снилось мне что‑то очень хорошее, приятное, но что именно я никак не мог вспомнить. Воспоминания, как вода сквозь пальцы, все время ускользали, убегали от меня.

Да, вынужден был констатировать я, в этот сон мне уже не вернуться. Нехотя открыл глаза и уперся взглядом в потолок. Серебристо‑голубоватый, слабо мерцающий. Такого точно не было в моих апартаментах. Я вообще не мог припомнить, что когда‑либо видел столь странный потолок.

И тут я все вспомнил. То есть почти все, как именно оказался в комнате со странным потолком, я не имел не малейшего понятия. Последнее, что осталось в моей памяти, это как я лежал на снегу рядом с Лэей…

Резко подскочил на кровати. Аррито хэт, где я?! И где моя сестра? Что с ней?

Незнакомая просторная светлая комната. Пять хаотично расставленных кроватей. Три из которых пусты, на четвертой сижу я, а на пятой лежит Лэя. И огненноволосая девушка, сосредоточенно чистящая оружие за столом, который стоит по центру комнаты… Ри?

Кажется, последнее слово я все‑таки произнес вслух, потому что девушка тут же бросила свое занятие и подошла ко мне. Присела на краешек кровати.

– Как ты себя чувствуешь, Райн? – бывшая рабыня назвала меня домашним именем, под которым представила своему дружку Джареду.

Невольно я залюбовался полукровкой. Как же все‑таки Ри свежа и прекрасна. И как ей удивительно идет эта одежда, не то, что те жуткие, мрачные тряпки, которые она носила в Лайэне. Если бы у Ри был другой цвет волос, иная форма ушной раковины и девушка была бы на полголовы выше, то никто бы и не подумал, что перед ним полукровка, а не чистокровная эльфийка.

– Нормально, – я прислушался к себе. – Нет, пожалуй, даже удивительно хорошо. И… Арртито хэт! Мои магические силы тоже полностью восстановились!.. Как долго я спал?

– Около суток.

Этого не могло быть… Потому, что просто не могло! После того как я активировал Амулет Иракэны и перенесся из столицы эльфийского государства в вольный город Лайэн, я еще несколько дней должен был ощущать физическую слабость, а магические силы в полном объеме восстановились бы только через месяц.

– Но как такое возможно? – растерянно пробормотал я.

– У эйсин хорошие целители, – дикарка зло усмехнулась.

И эта злость определенно направлена не на меня… Она сказала у эйсин?!

– Так мы все же перенеслись к ним?

– Ага, – кивнула Ри, – будь эти синевласые гады неладны!

У меня были десятки, сотни вопросов к Ри. Начиная с того как мы тут оказались и что от нас хотят эйсин. Мое отношения к дикарке сейчас тоже было, мягко говоря, двойственным. Слишком много нелицеприятных фактов мне открылось. Право, я уже сомневался, что наша первая встреча с Ри была случайна.

Но выяснение отношений можно отложить и на потом, прежде я должен узнать, что с моей сестрой.

– А Лэя? Что с ней?

– Ей досталось тяжелее всего, так что она спит. Эйсин сказали, что они стерли ей кое‑какие воспоминания.

– Они копались у нее в голове?!

– Неужели ты хочешь, чтобы твоя сестра на всю жизнь запомнила, что ее чуть не изнасиловали какие‑то подонки?

– Нет, но такое вторжение в мозг крайне опасно.

– Вы сами регулярно промываете людям и полукровками мозги!.. Нет, молчи. Я знаю все, что ты скажешь, и сейчас точно не время и не место для споров, – Ри глубоко вздохнула и уже гораздо спокойнее продолжила: – Эйсин основательно подштопали тебя. Думаю, с твоей сестрой тоже все будет хорошо.

– Надеюсь… Но я должен убедиться в этом сам.

Я уже собрался встать с кровати, когда понял, что совершенно голый, и прикрывает меня тончайшая простыня и то лишь до пояса. Озадаченно посмотрел на Ри, дикарка ответила мне ехидной улыбкой. Аррито хэт, девушка определенно поняла, в чем мое затруднение! И неужели?.. Нет! Не может быть! Но, кажется, кончики моих ушей предательски покраснели.

Мысленно застонал и выругался.

Никогда не страдал излишней скромностью. И уж точно не стеснялся разгуливать нагишом в присутствии дэйш’ли. Но Ри для меня простой дэйш’ли не была уже давно. Не имело значения и то, что дикарка не раз видела меня в постели с другими рабынями. Творец, я бы многое отдал, чтобы навсегда стереть эти воспоминая из памяти Ри!

Может поговорить об этом с эйсин?..

Аррито хэт, я определенно схожу с ума! Так нельзя!

Я резко подорвался с кровати, в прыжке завернулся в простыню и бросился к кровати Лэйаны, сопровождаемый звонким смехом дикарки.

 

* * *

 

С Лэйаной, слава Творцу, оказалось все в порядке. Я не целитель и в магии разбираюсь не то чтобы очень хорошо, мне не хватает опыта и знаний. Вот и сейчас я толком не мог понять, какие плетения использовали эйсин для лечения моей сестры. Вроде бы магия хозяев долины была близка к лоэльской. Узлы и переплетения нитей силы знакомые, но понять принцип построения узоров у меня не получалось.

Так что я запустил три плетения, призванных проверить душевное, физическое и магическое состояние Лэи. Через десять минут был вынужден признать, что Лэйана уже почти в норме. А потому решил не тревожить ее и не выводить из целебного сна.

– Ну как? – спросила Ри.

– Похоже, все в порядке.

– Я рада. Тогда, может, тебе стоит одеться? – девушка ехидно улыбнулась и протянула мне стопку одежды.

И почему мне кажется, что Ри все это подстроила? Специально спрятала одежду?.. Хотя, с другой стороны, зачем ей это?

Дикарка любезно отвернулась и дала мне одеться.

– Так, где эти эйсин? Я бы хотел поговорить с ними, – сказал я немного резче, чем планировал.

– Рэйа сказала, что увидится с тобой немного позже.

– Так ты уже говорила с ней?

– Я и Джад, – кивнула девушка.

Значит, тот человек. Точнее, по словам Ри, не совсем человек, а полукровка с какой‑то запутанной родословной. Не то, что я забыл про любовника Ри. Просто я очень не хотел о нем думать.

– А где, кстати, он и мальчишка?

– Пошли прогуляться.

– Подожди! Вы говорили с самой владычицей?! – вдруг дошло до меня.

– Ну да, – дикарка окинула меня удивленным взглядом.

– Ты же полукровка! Да и этот твой… вроде бы тоже.

– И что с того?! – глаза Ри гневно сверкнули, девушка в ярости сжала кулаки. – Эрайн, только не начинай опять, ладно?!

Я не мог представить себе ситуацию, при которой мой отец согласился бы встретиться с какими‑то грязными полукровками. Никоим образом не хотел обидеть Ри, но ее происхождение никак не изменить, а значит, и ее социальный статус.

Только местная правительница – не мой отец, мало ли какие у нее могут быть причуды. И если я продолжу развивать эту тему, что мы с Ри обязательно поссоримся, а это последнее, что мне сейчас нужно.

Я вздохнул и поднял руки ладонями вверх, признавая поражение.

– Извини, не хотел тебя обидеть. Просто не понимаю, почему рэйа говорила с вами, а не дождалась пока приду в себя я… Все‑таки я принц, меня учили вести подобные беседы.

– Ты тоже не обижайся, – бывшая рабыня усмехнулась, – но боюсь, Арелине нет до тебя особого дела. Мы с Джаредом интересуем тетушку гораздо больше.

– Что ты имеешь в виду? Подожди… ты сказала «тетушку»?!

Вся напускная веселость Ри куда‑то улетучилась, и девушка начала говорить. Короткими рублеными фразами, не вдаваясь в подробности, она рассказала о том, как появилась на свет, как росла и чем занималась в Таннисе. Поведала о том, как ей в руки попал браслет, и как она бежала из вольного города. О том, что ей сделали предложение, от которого невозможно было отказаться, и ей пришлось украсть из музея императорскую регалию… Рассказала Ри и о том, что в Срединный мир готовят вторжение арриты, и что, по мнению Арелины, остановить их можно только навсегда закрыв Врата.

Я не перебивал Ри, не задавал вопросов. Потому что понимал, девушка находится на грани – одно мое неосторожное слово и дикарка сорвется.

Аррито хэт, я уже ненавидел этих эйсин! За все то, что они сделали с Ри. За то, что играли с ее жизнью да и с моей тоже… Но при этом я испытывал к эйсин какую‑то странную благодарность, так как понимал, что если бы не они, я не бы никогда не повстречал Ри, не узнал ее… А еще теперь у меня, пожалуй, не было причин сердиться на дикарку. Не хотел бы я сам оказаться в ее ситуации.

– Так ты веришь рэйе Арелине? – спросил я, когда девушка закончила говорить. – Думаешь, то, что она сказала про арритов и Врата, – правда?

– Да, – устало кивнула Ри. – Пожалуй, что да. Я практически уверена, что Арелина не рассказала нам всего, возможно исказила некоторые факты, но это не отменяет главного – миру и нам всем грозит огромная опасность.

Я глухо выругался.

– Надо немедленно сообщить отцу!

– Не думаю, что Арелина позволит. Но в любом случае, этот вопрос тебе стоит обсудить с ней.

– Значит, я должен немедленно переговорить с рэйей!

– Боюсь, это вряд ли получится. Она улетела куда‑то по своим делам, а меня попросила ввести тебя в курс дела.

Так вот к чему вся эта исповедь. Странно, но я испытал какое‑то разочарование.

А еще эта война… То, что нам объявили войну урги, меня не пугало. Я, как и многие другие лоэл’ли, не сомневался, что мы легко справимся с зеленокожими варварами. Да, нам пришлось отступить, оставить ряд городов, только это было стратегическое отступление… Но если за ургами стоят арриты – вся ситуация предстает совсем в ином свете. Тогда, в нашем родном мире, нас было гораздо больше, мы были сильнее и все же сокрушительно проиграли – нам нечего было противопоставить странной магии арритов и их машинам.

Я знал, что в лабораториях ведутся исследования, что наши ученые все время ищут оружие против арритов, которое если и не поможет нам выиграть, то хотя бы уравняет шансы. Но пока, насколько мне было известно, особенных прорывов в этом направлении не было… Да, что бы не говорили мои старшие родственники, как бы не успокаивали других лоэл’ли, они вполне допускали мысль, что арриты когда‑нибудь найдут дорогу в Срединный мир, и хотели быть готовыми к этой встрече. Только вот слишком мало у нас оказалось времени на подготовку.

Если Арелина права и арриты действительно угрожают этому миру, похоже, единственный выход – запечатать Врата.

– И что ты решила? – тихо спросил я. – Будешь искать другие… как их… Кристаллы Мироздания?

– Не знаю, – пожала плечами девушка. – Я устала и не хочу всего этого. Не хочу верить Арелине… Но одновременно с этим понимаю, что, может так статься, тетушка права, и при моем участии шансы на выигрыш существенно повысятся. Понимаю, что если арриты придут, то вскоре погибнут все. В том числе и близкие мне люди, и сама я… Так что я еще думаю. Рэйа сказала, что дней десять на раздумья у нас есть.

– Что решил твой друг?

– Без понятия. Я с ним на эту тему больше не говорила.

– Ри, а почему ты мне не рассказала раньше о том кто ты и что от тебя хотят эйсин? – вдруг, неожиданно для самого себя, спросил я.

– И как ты это себе представляешь? – усмехнулась дикарка, кажется, она начала немного оттаивать. – Что я во время одной из наших ежевечерних бесед скажу: «лоэл Эрайн, знаете, иногда я слышу в голове голос неведомого существа. Какой‑то невидимка обещает мне помочь сбежать, если я украду из музея некий кулон. Вы поможете мне?» Так? Ты бы мне просто не поверил и уж точно не стал бы помогать. А вот в лабораторию к твоему дядюшке я бы после таких откровений отправилась незамедлительно.

– Да, – вздохнул, – ты права. Звучит как бред…

И как мне такое спросить в голову только могло прийти? Определенно, в обществе Ри я тупею.

– Знаешь, в сложившейся ситуации меня радует только одно, – сказал я.

– Что тут может радовать? – удивилась Ри.

– Ты не просто получеловечка, ты на четверть эйсин. Более того принадлежишь к правящему роду Элрайин. Так что в некотором роде тебя можно назвать принцессой!

Ри грязно выругалась на смеси сразу трех языков: имперского, лоэльского и ургского. Развернулась и направилась вниз по лестнице.

Я хотел было окрикнуть ее, но потом передумал. Что‑то мне подсказывало, что сейчас лучше этого не делать.

Но все‑таки как хорошо, что Ри не ора дэйш’ли! Определенно, я не мог увлечься какой‑то там полукровкой. А вот внучатой племянницей владычицы эйсин вполне. То, что в дедушки к Ри затесался какой‑то человечишка, можно считать досадной случайностью.

 

* * *

 

И пары минут не прошло после ухода Ри, как в комнату вошли двое эйсов. Сухо поздоровались и представились. Один оказался целителем, второй должен был препроводить меня на аудиенцию к владычице.

С удивлением я рассматривал незваных гостей, раньше мне эйсин видеть не доводилось. Лишь однажды эти существа встречались с лоэл’ли – сразу после завершения Элиарай ару или, как говорят люди, Последней войны. Потом они ни на какие контакты с нами не шли. С гномами и ургами, не говоря уже о троллях, жители страны на севере Велайских гор тоже дипломатических отношений не поддерживали.

Я был вынужден признать, что книги и рассказы очевидцев не врут, эйсин действительно очень похожи на лоэл’ли. Телосложением, пропорциями, типом лица. Только вот у обоих моих посетителей были необычайно яркие голубые глаза, волосы синих оттенков разной степени насыщенности и льдисто‑голубая кожа. Да, теперь ясно от кого Ри унаследовала свой необыкновенный цвет глаз.

Никакого пиетета от того, что говорят с принцем, пусть и младшим, синеволосые не испытывали. Впрочем, они вообще почти не говорили, а все мои вопросы остались без ответов.

Целитель быстро осмотрел меня, затем переключился на Лэйану.

– С тобой в порядке, с девушкой тоже. Но впредь я настоятельно вам советую так не перенапрягаться.

– А что с памятью Лэи? Ри сказала, что вы стерли воспоминания о некоторых недавних событиях.

– Малышка не совсем права. Твоя сестра ничего не забыла, но воспоминания о той ночи мы спрятали подальше, приглушили их.

Малышка – это Ри?!

– То есть, сестра все помнит?

– Да. Но не стоит ее расспрашивать, лишний раз напоминать об этих событиях.

Затем второй эйс сказал, что время пришло и мне пора на аудиенцию. Оставлять Лэйану одну мне крайне не хотелось и не только потому, что я беспокоился о безопасности сестры, не доверял эйсин. Мне страшно было представить, что подумает Лэя, очнувшись одна в незнакомом месте. Если же рядом с сестрой в этот момент будет находиться кто‑то из жителей долины, это лишь усложнит ситуацию – Лэя, как и я, никогда раньше не видела эйсин.

Отложить аудиенцию из‑за такой мелочи, как Лэйана, мне не позволили. Но целитель предложил выход: оставить с принцессой Ри.

Только сейчас я понял, что в этом и заключался план. Дикарка должна была меня ввести в курс дела, а потом немного поработать сиделкой Лэи, пока я буду беседовать с рэйей Арелиной. Но Ри слишком болезненно отреагировала на невинную фразу, обиделась на меня и убежала… Кто поймет этих женщин?

Я обрисовал сложившуюся ситуацию эйсин.

Целитель вздохнул и, вероятно, исключительно из мужской солидарности согласился мне помочь: разыскать Ри и уговорить ее посидеть с Лэйаной.

Второй эйс за пару секунд создал вокруг меня сложнейшее плетение, напитал его колоссальным количеством энергии и не успел я удивиться, как меня окутал туман телепорта. Через мгновение я уже стоял в кабинете Арелины.

Устраивать экскурсию по долине для меня никто не собирался. Похоже, эйсин доставили меня к владычице самым быстрым и удобным для себя способом… А ведь сначала я не поверил Ри, что эйсин используют телепорты вот так просто.

Выучить бы это плетение!.. Хотя, что толку? У меня все равно такого количества энергии нет. А при увеличении расстояния между точками отправления и назначения телепорта объем энергии будет только увеличиваться.

Все эти мысли пролетели у меня в голове буквально за мгновение. Я не собирался терять время на рассматривание интерьеров или необычной внешности владычицы. От учителей я знал, что кто начинает беседу, тот и задает ее тон. А потому медлить нельзя было ни секунды. Не успели еще растаять последние клочья тумана телепорта, как я начал говорить:

– Я, т’раэн Эрайн Элиар‑Тиани, рад приветствовать прекраснейшую и мудрейшую женщину Срединного мира… – в почтении чуть склонил голову.

– Здравствуй, – сказала эйса. – За комплимент спасибо. Только что‑то подсказывает мне, что ты лукавишь и определенно прекраснейшей женщиной считаешь другую.

Я растерялся. Кого имела в виду рэйа?.. Неужели она знает?!

Хотя если владычица эйсин действительно может видеть будущее… Возник соблазн спросить рэйю о том, что меня ждет. С трудом поборов это желание я поднял голову. Владычица эйсин хитро улыбалась.

Мысленно выругался.

Всего парой фраз рэйа поставила меня на место, как зарвавшегося мальчишку. Показала, кто я и о чем думаю. Дала понять, что ей я не соперник. Что никакого уважения ко мне, как принцу и просто представителю дружественного народа она не испытывает.

– Не важно, – сказал я. – В любом случае я очень рад познакомиться с вами, рэйа Арелина.

– Не могу сказать, что это взаимно. Ничего личного, но я была бы крайне рада, если бы наша встреча так никогда и не произошла.

Эта женщина вела себя странно. Не как правитель и дипломат.

Я вздохнул. Сдался.

Если владычица не хочет или не считает нужным вести со мной беседу как с представителем королевской семьи, я согласен играть по ее правилам.

– Так все, что рассказала Ри, правда? – прямо спросил я.

– Что конкретно? – с улыбкой спросила рэйа Арелина. – Тебя интересует вторжение арритов, Врата или то, что твоя бывшая рабыня приходится мне родственницей?

– Все.

– Правда, – просто ответила эйса. – Повторять историю не буду, не проси. У меня нет на это лишнего времени. Я более чем уверена, что Рийна рассказала тебе достаточно. Но если есть какие‑то вопросы по существу, задавай.

– Хорошо. Если всё действительно обстоит так, я должен как можно быстрее связаться со своим отцом и сообщить ему, что происходит.

– Думаешь, таэ Луорен беспокоится о своих внезапно куда‑то запропастившихся детках? – с ехидством в голосе спросила рэйа.

Да как она смеет так со мной говорить?!

Эта женщина просто выводила меня из себя. Специально или, может, это была ее обычная манера разговора, сейчас значения не имело…

Я судорожно вздохнул, пытаясь сохранить самообладание и не сорваться. Помогло лишь осознание того, что, по сути, я и Лэя в плену, и никто даже не знает, где мы находимся. И пусть такое поведение не делает чести владычице эйсин, но она действительно может со мной разговаривать так, как считает нужным.

– Лоэл’ли необходимо узнать об арритах. Мы должны подготовиться к войне с пришельцами.

– Извини, но здесь я ничем не могу тебе помочь.

– Почему?

– В вашем королевстве полно шпионов арритов. По нашим данным их не меньше нескольких десятков.

– Но откуда?!

– Дэйш’ли. Вы не обращаете на них внимания, он могут войти куда угодно и подслушать любой разговор.

– Как такое возможно?

– Часть ваших рабов не совсем те, за кого себя выдают. Они дети арритов и оставшихся на Вэллате лоэл’ли. Внешне, по поведению и другим признакам они неотличимы от обычных дэйш’ли. К тому же в мозгу у них стоит мощнейший блок, и все процедуры, которым вы их подвергаете в Инкубаторе, для этих рабов совершенно безвредны.

– Тогда я тем более должен сообщить об этом отцу!

Владычица эйсин поморщилась.

– Мальчик, не кричи, а то мне придется выпроводить тебя отсюда и наша беседа закончится.

Я незаметно сжал за спиной кулаки. Эта женщина права, я веду себя как глупый мальчишка, а не как принц. Но с ней просто невозможно разговаривать! Рэйа будто специально выводит меня из себя.

– Если ты немного подумаешь, то сам поймешь, почему я не могу позволить тебе связаться с таэ Луореном, – сжалилась надо мной эйса.

Почему?.. Почему?..

Я вздрогнул.

– Если в Таэн Лаэссэ действительно есть шпионы арритов, то они, несомненно, есть и при дворе, и в армии, и в исследовательских институтах, – медленно начал говорить я. – Это значит, что арриты знают обо всем, что происходит в мире…

– На Тауре, – поправила меня рэйа Арелина. – И пока еще не все. На территорию моего государства им путь заказан.

– Но все же они знают очень многое. Быстро вычислить вражеских агентов нам не удастся, как и незаметно нейтрализовать их. А значит, арриты поймут, что их вторжение больше не тайна, начнут действовать более открыто и жестко.

– И?.. – подтолкнула меня женщина.

– И, главное, это поставит под удар ваш план. А вы не можете так рисковать.

– Ты не так глуп, как кажется на первый взгляд, – эйса улыбнулась. – Основная твоя проблема в том, что ты лоэл’ли и принц. Ты кичишься тем, кто ты есть, но в то же время сам по себе пока еще почти ничего не представляешь. Если ты сможешь осознать, что, по большому счету, неважно в какой семье ты родился и что за кровь течет в твоих жилах, то сможешь в жизни добиться многого. В противном случае, так и останешься избалованным ребенком… Нет. Не говори ничего, не отвечай. Просто подумай над моими словами на досуге.

Мне хотелось объяснить эйсе, что она не права. Что все совсем не так, как она сказала, и я не такой. Но я понял, если начну говорить, то выставлю себя еще большим идиотом. А потому задал другой, не менее важный вопрос.

– Что будет со мной и с Лэйаной? Вы нас отпустите?

– Ты сам знаешь ответы на эти вопросы. Вы слишком много знаете. Так что придется вам некоторое время побыть нашими гостями.

На этом моя беседа с владычицей эйсин завершилась. Вокруг меня сгустился туман телепорта, и я вернулся обратно комнату. Увидев меня, Ри поднялась с кровати Лэи и, не говоря ни слова, ушла.

 

* * *

 

Сестра пришла в себя только к обеду. Да только эта девушка была тенью прежней Лэи. Она стала тиха и задумчива, редко улыбалась и еще реже смеялась. Я не расспрашивал ее о событиях той ночи, но почему‑то был твердо уверен, что она все помнит. Целитель говорил, что не стоит беспокоиться, что после произошедшего поведение Лэйаны вполне нормально. Что со временем это пройдет, хотя, скорее всего, такой, как раньше, девушка уже не станет.

После моей аудиенции у владычицы эйсин прошло три дня. Практически все время мы с сестрой были предоставлены сами себе. Раз в день Лэю навещал целитель. Нас кормили, приносили чистую одежду, убирались в комнате. Мы излазили всю башню сверху донизу, несколько раз совершали вылазки на улицу. Но гулять по сугробам, которые чуть ли не по пояс высотой, сомнительное удовольствие, а полетать нам так никто и не предложил.

В комнате мы с Лэей теперь тоже жили одни. В башне хватало пустующих помещений, а потому Ри, Джаред и мальчишка без труда нашли себе комнаты. К слову, ни саму Ри, ни ее спутников мы почти не видели. И если такое поведение со стороны получеловека и его воспитанника меня ничуть не беспокоило, а бы предпочел, чтобы их вообще тут не было, то Ри… Казалось, дикарка избегает меня. Несколько раз я пытался заговорить с девушкой, но ни к какому положительному результату это так и не привело.

Похоже, Ри на меня все еще злилась из‑за тех слов, и я, кажется, начал догадываться почему.

Не то, что бы я считал себя виноватым. Но мне определенно не стоило тогда делиться с Ри своими мыслями. Так что, я решил, что если извинюсь перед девушкой, то от меня не убудет. В конце концов, я сам признал, что она не дэйш’ли, а почти ровня мне…

Дикарка выбрала себе комнату на самой вершине башни. Я только собрался постучать в дверь, как она распахнулась.

Ах да, Ри же достался по наследству этот дар! Она почувствовала… Что именно почувствовала дикарка я додумать не успел, потому что увидел Ри, и все мысли тут же вылетели у меня из головы.

Со времени нашей последней встречи во внешности моей бывшей рабыни произошло одно, но очень существенное изменение. Волосы на голове дикарки поменяли свой цвет и из огненно‑рыжих превратились в серо‑голубые… Хотя обозвать таким образом шевелюру Ри – это все равно что сказать, что рубин – это красный камешек. Я не знал как описать этот странный, но, похоже, вполне типичный для эйсин оттенок волос… Одно лишь мог сказать точно, этот цвет Ри очень шел, подчеркивал цвет глаз, оттенял светлую, почти белую кожу и темно‑серые, почти черные, ресницы и брови.

– Но как?! – наконец смог сказать я.

– Это мой настоящий цвет волос, – дикарка смущенно и как‑то неуверенно улыбнулась. – Чуть ли не с рождения я скрывала его под рыжей краской.

То, что Ри красит волосы, я знал давно. Не бывает ни рыжих эльфов, ни рыжих полукровок. Но я и подумать не мог, что на самом деле у девушки столь невероятный цвет шевелюры.

– А сейчас зачем? Нет, ты не подумай, тебе этот цвет очень идет, просто я не понимаю… Или тебя эйсин заставили?!

Девушка как‑то легкомысленно пожала плечами.

– Я решила принять предложение Арелины, отправиться на поиски других Кристаллов. Помимо прочего тетушка хочет, чтобы я выступала в роли посла. А истинный цвет волос должен подчеркнуть мою принадлежность к расе эйсин, – Ри горько усмехнулась.

– Почему ты вдруг согласилась? – последний раз, когда мы говорили, дикарка вовсе не горела желанием участвовать в предприятии эйсин.

– Не вдруг, – покачала головой девушка. – Если все действительно так плохо, как говорит Арелина, то у меня вроде как нет выбора. То есть я могу спрятать голову в песок или, применительно к нашему географическому положению, в снег, сказать, что меня ничего не касается и пожить еще некоторое время в свое удовольствие… Но тогда окажется, что все было зря. И смерть моей бабушки, и то, через что прошла моя мать, а затем я. Если при моем участии шансы на выигрыш возрастут, то я просто не имею права стоять в стороне… Но это не значит, что я простила эйсин, что мы стали лучшими друзьями.

Ри была права. Если бы я сам хоть что‑то мог сделать. Если бы от меня что‑то зависело… А кто сказал, что не могу?! Я просил владычицу эйсин отпустить меня домой, а не отправить за тридевять земель. В конце концов, это мой бой даже в большей степени, чем Ри.

– А кто еще пойдет с тобой?

– Джаред, он тоже согласился. Сажа останется здесь. Незачем тащить в столь опасное путешествие ребенка.

– И все? Только вдвоем?!

– Ну, еще гаденыш Ррэко будет с нами незримо присутствовать, – Ри погладила татуировку в виде рыси у себя на плече. – А сами эйсин с нами отправиться не смогут.

– Да‑да, я помню, они привязаны к этой долине, – отмахнулся я. – Но отправлять вас вдвоем, без магической поддержки…

– Что ты имеешь в виду?

– Я хочу пойти с вами! Я маг и воин, пусть и не самый опытный…

Мои словоизлияния прервал звонкий девичий смех.

– Ри?.. – безумно хотелось развернуться и уйти, но сейчас я не мог себе этого позволить.

– Извини, – девушка, наконец, отсмеялась. – Арелина уверила меня, что ты обязательно попросишься к нам в команду. А я еще сомневалась, – Ри покачала головой и опять усмехнулась.

– Она знала?! Но почему тогда…

– Молчала? Сама не предложила?.. Она хотела, чтобы это было твоим решением.

– Так все согласны? Мы можем пойти с вами?

– Ну, Джад твоей компании точно не обрадуется, – дикарка криво усмехнулась. – Но даже он признает, что помощь мага нам может оказаться полезной. Только, Эрайн, сестру тебе придется оставить здесь, – уже серьезно сказала бывшая рабыня.

– Я не могу. Она сейчас в таком состоянии…

– Что будет для нас лишь помехой, – закончила за меня фразу Ри. – К тому же, она почти ребенок, маг гораздо менее умелый, чем ты, да и воинских умений у нее нет. Так что решай. Или ты с нами, или вместе с сестрой остаешься гостить у эйсин.

И опять Ри была права. Как бы мне не хотелось оставлять Лэйану здесь, тащить ее с собой еще большее безумие. Я почти ничего не знал о грядущем путешествии, кроме одного, увеселительной прогулкой оно точно не будет.

Я вздохнул и сказал.

– Хорошо, я с вами.

– Вот и ладненько, – Ри радостно улыбнулась и тут же метнулась куда‑то вглубь своих апартаментов, через несколько секунд она вернулась со стопкой из пяти книг, которую тут же вручила мне. – Это информация о землях за приделами Тауры и их обитателях. Хорошо бы тебе все это досконально изучить, ну или просто глазами пробежать. И, ах да, выходим через два дня!

– Почему так рано? Рэйа, кажется, говорила, что у вас… у нас есть больше времени на раздумья.

– А что тянуть? Чем раньше выйдем, тем быстрее разберемся со всеми делами.

Уже спускаясь по лестнице в свою комнату, я вспомнил, что перед Ри так и не извинился. Но возвращаться не стал, непохоже было, что дикарка все еще обижается на меня.