Рийна Ноорваль

10–11 день Карэль‑лин 223 года от О.В.

 

Стояла невозможная, какая‑то звенящая тишина. Вокруг меня клубился радужный туман. Я будто бы парила в пустоте и между тем ощущала, что все еще сижу на дощатом полу, хотя уже давно не могла видеть ни стен, ни потолка, ни даже пола гостиничного номера.

В клубах тумана угадывались лица окружавших меня существ. Сосредоточенное, напряженное лицо Джареда. Восторженная физиономия Сажи, который, судя по разинутому рту, истошно вопил. Отрешенное лицо так и не пришедшей в сознание Лэйаны. И, разумеется, я видела Эрайна. Губы принца медленно шевелились, будто парень хотел что‑то сказать, но до меня не долетало ни звука.

Время почти остановилось. Прошло уже минут двадцать с тех пор, как я активировала телепортационный артефакт, и, в тоже время, я была уверена, что не минуло и десяти секунд. Чем дальше, тем больше мне начинало казаться, что я схожу с ума. От радужного мельтешения кружилась голова, слезились глаза, к горлу стала подкатываться тошнота…

«Ррэко, сколько это еще будет длиться?!» – мысленно закричала я.

Но незримый компаньон не отозвался. Почему‑то я твердо знала, что Ррэко мой беззвучный вопль даже не услышал.

И вот, когда у меня уже не осталось сил противостоять этому радужному безумию, все закончилось… – я с головой рухнула в снежный сугроб.

Отплевываясь, вскочила на ноги и тут же пошатнулась, упала обратно – голову пронзила стрела острой боли, а перед глазами закружилась стая черных мошек. Я зажмурилась, замерла, медленно выдохнула, затем вдохнула. Боль неожиданно отступила, а потому я решилась открыть глаза… С некой отстраненностью я заметила, что снега здесь намного больше, чем в долине озера Лайа. Определенно телепорт сработал, мы явно оказались в другом месте.

– Ри, твою мать!!! Как ты это сделала?! – обрушился на меня голос Джареда.

– Куда ты нас затащила?! – вторил полувампиру Эрайн. – Как?

– Так ты, что, магичка?! – не отставал от эльфийского принца человеческий подросток Сажа. – И где мы оказались? Что с нами теперь будет?!

Пожалуй, быть глухой не так уж и плохо. Можно притвориться, что ничего не слышишь, можно не отвечать. Тем более что ответов у меня все равно нет.

Я окинула взглядом своих спутников. Они, как и я, с головой окунулись в снег, и теперь поспешно отряхивались, ошарашено осматривались. Эрайн, хотя и сам на ногах еле стоял, пытался поднять сестрицу Лэйану – эльфийскую принцессу даже купание в снежном сугробе не привело в чувство. Джаред, держался поближе к воспитаннику Саже.

– Ну, мы явно выбрались из трактира, и из Лайэна, и, скорее всего, из самой долины озера Лайа тоже. Не этого ли вы все хотели? – нарочито спокойно сказала я. – И, мне кажется, что сейчас лучше не шуметь и не кричать, а осмотреться, попытаться понять, где мы оказались, и что нас может здесь ждать.

– Так ты даже не представляешь, куда нас затащила? – спросил Эрайн.

В ответ я пожала плечами. К чему слова, если и так все понятно.

Сажа тоже хотел что‑то сказать, но схлопотал подзатыльник от Джареда и благоразумно промолчал.

– Ри права, – поддержал меня полувампир. – Обсудить произошедшие можно позже, пока же есть более насущные вопросы. К тому же я, кажется, знаю, куда нас нелегкая занесла.

– Куда?! – чуть ли не в один голос воскликнули мы с Эрайном.

– Ри, а ты последуй собственному совету и внимательно посмотри по сторонам, – сказал мне Джаред. Эрайна мужчина попросту проигнорировал.

Осторожно, в любой момент ожидая новой вспышки боли, я поднялась в полный рост…

Телепорт выбросил нас метрах в двадцати от какого‑то водоема, судя по всему отнюдь не маленького, но оценить хотя бы приблизительно его размеры не представлялось возможным. Несмотря на холодную, поистине зимнюю погоду, на огромные сугробы, сам водоем не только не сковало льдом – над водой клубился пар.

Мы опять оказались в долине, но контуры острых, каких‑то изломанных и кривых, похожих на зубы гигантской твари гор мне были совершенно незнакомы.

А еще здесь было ощутимо холоднее, чем в приснопамятной долине озера Лайа. От колючего мороза не спасала ни подбитая мехом куртка с капюшоном, ни унты, ни шерстяные штаны… Купание в сугробе тоже не прошло бесследно – снег забился куда только можно.

У моих спутников дела обстояли не лучше, если мы не найдем какое‑нибудь теплое укрытие в ближайшее время, то простудой не отделаемся – чудо будет, если насмерть не замерзнем…

Но вовсе не озеро, не чужие горы и уж точно не погодные условия заставили меня ошарашено замереть, а десятки, сотни белоснежных ажурных башен, которые иглами пронзали небо.

Башни разнились между собой по высоте, толщине и рисунку узоров. Некоторые стояли кучно, другие предпочитали одиночество. Одни расположились поближе к воде, другие выбрали рощу гигантских вечнозеленых деревьев, третьи карабкались на склоны гор.

– Не может быть! Это же!..

– Значит, ты тоже слышала легенду? – скривил губы в легкой усмешке Джаред. – Это город тысячи башен…

– …Алрэйна! – выдохнула я.

– И я сомневаюсь, что эйсин, эти мифические затворники, обрадуются нашему вторжению.

– Так мы у эйсин? – вновь подал голос Эрайн. Принц так и не смог поднять сестру на руки, а потому уселся прямо на снег, а спящую Лэю устроил у себя на коленях, закутав эльфийку в свой плащ. Из всей нашей компании дела с теплой одеждой у парочки эльфов обстояли хуже всего. А если учесть, что организмы лоэл’ли физически и магически истощены, то вряд ли принц с принцессой смогут продержаться на таком морозе даже час.

– У меня нет других идей, – ответил Джаред, – но мне крайне интересно, что же скажет Ри…

«Ррэко, сволочь хвостатая! Отзовись, гад! – мысленно закричала я. – Куда ты нас затащил?!»

«Во‑первых, не я, а ты, – тут же откликнулся компаньон, как будто только и ждал, когда я с ним свяжусь, – Во‑вторых, вы оказалась там, где и должны были. И потом разве не ты ли хотела повидаться с заказчиками, задать им ряд вопросов и получить заслуженное вознаграждение? А в‑третьих, попрошу не обзываться и оставить в покое мой хвост!»

«Ах, вот оно как! Так во всем этом замешаны эйсин?! Это они подсунули мне браслет, посредством которого мы с тобой так мило общаемся? Это по их вине мне пришлось бросить работу, дом, мать и улепетывать из города? Это их я должна благодарить за то, что меня несколько раз чуть не убили, и я целый месяц провела в рабстве у эльфов?!»

«Малышка, успокойся…»

«И не подумаю!»

«Рийна!» – грозный рык, раздавшийся прямо у меня в голове, заставил вздрогнуть и напомнил, что существо, навязавшееся ко мне в компаньоны, по сути – свирепый хищник. Несмотря на то, что Ррэко внешне похож на гигантскую снежную рысь, обозвать этого гада животным у меня язык не поворачивался. Ррэко более чем разумен, обладает некими специфическими талантами, чрезвычайно разговорчив и вообще тот еще зараза!

«Что?!» – в ответ огрызнулась я.

«А то, что все закончилось хорошо! И я настоятельно советую тебе успокоиться, твои друзья уже не на шутку встревожились…»

– Ри, что молчишь? Сказать нечего? – прервал мой с Ррэко мысленный диалог Джаред.

– Подожди, не отвлекай. Мне надо подумать…

– О чем? – выдавил из себя Эрайн. Голос у парня дрожал, зубы выбивали дробь. Принц явно держался из последних сил, исключительно на чистом упрямстве.

– Да оставите вы меня в покое хотя бы на пару минут! – прорычала я. – Неужели, так много прошу?! Вампиров нам сейчас опасаться не стоит. С эйсин мы тоже договоримся, не сомневайтесь!.. – я прикрыла глаза и тяжело вздохнула.

Хайдаш, нервы вконец расшатались! Веду себя как истеричка… Нет! Даже хуже. Но если учесть все то, что свалилось на меня за последнее время, – неудивительно. Тут чудо, что я с ума не сошла, что еще в состоянии здраво мыслить…

«Малышка, держи себя в руках».

«Да пытаюсь я, но это не так легко сделать, как кажется», – вяло огрызнулась я.

– Мне бы твою уверенность, – проворчал Джаред. – Может, ты додумаешься и до того, где нам согреться и найти сухую одежду? Или почему эйсин не спешат поприветствовать своих гостей?

То, что мне приходилось вести одновременно два диалога, тоже не облегчало ситуацию. Для полного счастья не хватало только перепутать собеседников и наговорить Джареду лишнего.

«Кстати, почему?» – спросила я Ррэко.

Паршивец‑компаньон утверждал, что не может читать мои мысли, что он слышит меня лишь тогда, когда я непосредственно обращаюсь к нему. Но при этом Ррэко иногда мог видеть моими глазами и слышать моими ушами, и сейчас я ничуть не сомневалась, что компаньон со мной не только мысленно.

«Ждут, когда мы с тобой наговоримся. Мне надо многое тебе объяснить, к сожалению, у нас не было времени эту встречу должным образом подготовить…»

«Ррэко, хватит тянуть! Чем быстрее я познакомлюсь с твоими хозяевами, тем лучше. Если ты не заметил, то я замерзла и мои спутники тоже. Сейчас не время и не место для долгих бесед».

«Хорошо, – после секундной паузы отозвался мой компаньон, – ты права… Малышка, прошу, не делай скоропалительных выводов. Все совсем не так, как тебе может показаться. Держи себя в руках».

«Постараюсь, – проворчала я, – Давай уж, зови своих хозяев».

Ррэко меня не на шутку озадачил. Чего боялся компаньон? О чем таком он должен был мне поведать? О каких выводах толковал?..

– Ри? – вырвал меня из задумчивости голос Джареда. – Ты вообще здесь?

– Здесь, – вздохнула я, – и хозяева долины к нам тоже скоро пожалуют.

– Откуда ты знаешь? – спросил Сажа.

– Просто… знаю… – устало улыбнулась я.

– А может нам не стоит с ними встречаться? – осторожно предположил мальчишка. – Ну, спрятаться там или попытаться до гор добраться… до них, вроде бы, не так уж и далеко.

– Не получится, – покачала головой я, – если легенды об эйсин хотя бы отчасти отражают истинное положение дел, то с этими существами лучше не шутить. Спрятаться тут негде, разве что зарыться в сугроб или нырнуть в озеро, до гор не меньше километра, а быстро по снегу нам это расстояние не преодолеть. К тому же, эйсин знают, что мы здесь.

– Ри права, – поддержал меня Джаред, – лучшее, что мы сейчас можем сделать, это не делать ничего.

– Но это все равно, что сдаться!.. И эти эйсин, кто они вообще? Я про них раньше ничего не слышал…

Неудивительно, что воспитанник вампира‑полукровки не знал, кто такие эйсин, мне самой лишь раз довелось читать книгу, где уделялось некоторое внимание этим загадочным существам. Той книге было около трехсот лет, и называлась она «Забытые легенды и мифы Срединного мира». Стоит ли говорить, что информация, которая содержалась в фолианте, была более чем сомнительной и противоречивой.

А вот Джаред, как выяснилось, об эйсин знал несколько больше моего, но оно и неудивительно, учитывая, что полувампир в четыре раза меня старше и много где успел побывать и много чего повидать.

Пока мужчина делился своими скудными сведениями с подростком, я, наконец, сделала то, что надо было сделать сразу, как только мы оказались в этой затерянной долине, – а именно вслушалась в окружающее пространство. И стоило мне сосредоточиться, отпустить на волю свой странный дар… как я поняла, чего боялся Ррэко.

Рядом были Стражи!

В корне задавив подступающую панику, я закрыла глаза, сконцентрировалась и постаралась охватить большую территорию.

Сейчас я не в лучшей форме, но все же могла сказать точно – на полкилометра в окрест нет ни одного иного разумного существа кроме Стражей и сородичей Ррэко. При этом Стражей десятки, может даже сотни! Точнее сказать сложно.

Ближайшая группа загадочных существ находилась от нас метрах в ста, не меньше. Но, Такима‑покровительница, я не видела никого! Лишь вдалеке, на балконах башен, угадывались какие‑то фигуры…

Мысли, как бешеные, завертелись у меня в голове.

Однажды дар меня уже обманул, я не почуяла Стража. Эти существа, как и эйсин – легенда, но только мрачная и вполне реальная – ночной ужас моего родного города Танниса. Стражи невидимы, их можно заметить лишь в отражении, но те немногие, кому это удавалось, обычно не доживали до утра. Наверное, только я могла похвастаться тем, что увидела Стража и осталась в живых.

Хайдаш, и почему я такая неправильная девушка?! Почему у меня с собой хотя бы крохотного зеркальца нет?.. Впрочем, о чем это я?! Даже если увижу Стражей… Что с того? Как эти создания станут действовать, когда поймут, что мне известно об их присутствии? Не лучше ли, как сказал Джаред, не делать ничего, подождать пока придут эйсин…

Стоп!

А что если Стражи – и есть эйсин?! И группа существ, которых я заметила, охраняет нас, следит, чтобы мы не наделали каких‑нибудь глупостей, пока не прибудет официальная делегация?

Все мои неприятности начались после того, как я получила заказ на шкатулку, в которой хранился браслет – тот самый, что превратился в татуировку на моем плече и с помощью которого Ррэко смог со мной общаться. Когда я забирала шкатулку из тайника, то видела Стража, и он мне ничего не сделал, лишь просто наблюдал за мной.

Если эйсин и Стражи действительно представители одного и того же вида – это кое‑что объясняет, хотя вопросов рождает еще больше. Например, какого Хайдаша они привязались ко мне?

Что же касается моего дара, то невозможно определить расовую принадлежность незнамо кого. Мой дар вообще сродни обонянию, отчасти, поэтому я его и называю чутьем. Но если ты не знаешь, как пахнет роза, то не сможешь узнать ее по запаху. А если кто‑то тебе покажет розу и скажет, что это нарцисс, то на клумбе полной роз ты будешь видеть одни нарциссы. Вот так и со мной, только мое чутье распространяется не на цветы, а на разумных существ. И чем больше вокруг меня существ одного вида, тем сложнее мне их учуять…

Тут я почувствовала, какое‑то движение. В нашу сторону направлялось три существа: то ли Стража, то ли эйсин. Зуб даю – это те, кого мы ждем!

Я резко распахнула глаза и увидела, как из рощи вышли хозяева долины.

Описаний эйсин не сохранилось, во всяком случае, мне оные не попадались. Стража я видела мельком, как этакое размытое, полупрозрачное отражение в осколке стекла. Но стоило мне увидеть встречающих нас существ, как вопрос об их расовой принадлежности перестал меня волновать.

Даже издалека было заметно некое сходство хозяев долины с лоэл’ли. Рост никак не меньше двух метров, худощавое телосложение, лица тонкие, красивые, хотя красота их и кажется чуждой для человеческого глаза. Уши заостренные. Только вот цвет кожи у эйсин какой‑то странный, льдисто‑голубой, а цвет волос…

– Как интересно, – сказал Джаред, который тоже заметил направляющихся к нам созданий. – Ри, ты точно ничего не хочешь мне рассказать?

Хайдаш, неужели он знает?! Откуда?.. Впрочем, полувампиру в наблюдательности не откажешь, некую деталь моего облика он мог заметить… И это точно не то, о чем мне стоит беспокоится. Отношения с Джадом я могу выяснить и позже.

– Пока ничего, – на удивление спокойно ответила я, не удостоив полувампира даже взглядом.

На меня вообще снизошло какое‑то странное спокойствие.

Еще минуту назад я точно знала, кто я такая – полуэльфийка, дочь женщины, которую изнасиловал какой‑то лоэл’ли. Теперь же у меня ни в чем не было уверенности, кроме одного – я точно не простая полукровка.

Ррэко опасался вовсе не моей реакции на то, что Стражи и эйсин могут оказаться представителями одной и той же расы. Нет, у компаньона имелось гораздо больше поводов для беспокойства.

«Рийна, успокойся! Все не совсем так, как ты думаешь!»

Легок, поганец, на помине! Видимо почувствовал мое эмоциональное состояние.

«Заткнись, тварь!» – рыкнула я и вышвырнула подлеца из своей головы.

Цвет волос у хозяев долины оказался более чем необычным. Девушка, которая шествовала впереди, являлась обладательницей шевелюры цвета индиго. У одного ее спутника была голубовато‑серая коса, у другого – иссиня‑черная.

Всегда, сколько я себя помнила, меня интересовал вопрос: есть ли на свете существа с таким невероятным цветом волос. И вот, долгожданный ответ.

В голове роились десятки, сотни вопросов. Теперь вся моя жизнь представала в другом цвете. Интересно, какие события со мной произошли сами по себе, а какие были подстроены проклятыми эйсин? Как я вообще появилась на свет?

– Так ты не знала? – спросил Джад. Видимо мужчина всё же прочитал что‑то по моему лицу.

– Нет, даже не догадывалась, – абсолютно честно ответила я. – А ты?

– Эйсин никто не видел сотни лет, откуда было мне знать.

– Вы о чем вообще?.. – тихонько проблеял Сажа, но ответом мальчишку никто не удостоил.

Лоэл’ли появление на сцене новых действующих лиц пропустили. Эрайна покинули последние силы, а потому он теперь, как и его сестра, без сознания лежал на снегу.

Хозяева долины шли медленно, будто плыли по воздуху, давая рассмотреть себя, привыкнуть к экзотичности облика… А ведь они действительно плыли! Эйсин не проваливались сугробы, даже не оставляли на снежном насте следов.

Одеты местные жители были не по погоде легко. Замысловатые одежды из струящейся белоснежной ткани, красиво оттеняли льдисто‑голубую кожу. На ногах сандалии из тонких ремешков. Лишь за плечами эйсин колыхались дымчато‑синие плащи. Ни у девушки, ни у ее спутников я не заметила никакого оружия, но что‑то мне подсказывало, что этим созданиям всякие мечи и кинжалы попросту не нужны.

Голову эйсы украшал тонкий резной серебряный обруч с небольшим сапфиром по центру. На головах эйсов тоже покоились обручи, но без каких‑либо драгоценных камней.

Наконец местные жители достигли нашей компании. Остановились.

– Я рада приветствовать вас в моем городе! – сказала эйса и вполне искренне улыбнулась. – Хотела бы, чтобы наша встреча произошла при других обстоятельствах, но иногда у нас не остается выбора.

Вот значит как. Эта юная на вид девушка на самом деле облечена большой властью. Что‑то мне подсказывает, что она владычица не только этого города, но и всех эйсин.

– Мы тоже рады увидеть своими глазами легендарный город тысячи башен и его прекрасную владычицу… – Джаред галантно поклонился.

– Арелина, – улыбнулась эйса, – рэйа Арелина. А это два моих супруга: Итэрлен и Олиани, – девушка указала сначала на темноволосого спутника, затем на светловолосого.

– Очень приятно. Меня зовут Джаред Дэш, а моего воспитанника Сажа…

– Джаред, нам прекрасно известно кого из вас как зовут.

– Приятно познакомиться, – сказала я и, не иначе, как чудом, смогла выдавить из себя улыбку. – Думаю, кто я такая, вы тоже знаете.

Меня ощутимо потряхивало, кажется, я находилась на грани нервного срыва. Только вот позволить сорваться в истерику я себе не могла. Пришлось призвать на помощь всю свою выдержку, силу воли.

Сейчас надо вести себя максимально осторожно. Кто знает, может, я уже сыграла свою роль, когда украла из эльфийского музея кулон? Может, я уже больше не нужна эйсин, и они предпочтут избавиться от меня при первой же возможности?.. С другой стороны, если бы эйсин действительно желали моей смерти, то к чему было заходить так далеко – приглашать в свою долину, знакомиться со мной?..

– Рийна, я понимаю, что у тебя много вопросов. Тебе есть, за что не любить нас, не доверять. Но когда ты узнаешь всю историю, ты поймешь, у нас не было выхода.

Как мило, эта снежная королева уже оправдывается.

– Обещаю, я выслушаю вас и даже обдумаю все то, что вы скажите. Но если вы не желаете нашей смерти, то следует перенести беседу в другое, более теплое место. В противном случае до конца разговора некоторые из нас могут и не дожить, – я указала на парочку эльфов, лежащих без сознания на снегу. – Мы, в отличие от вас, создания теплолюбивые. И как бы мне не хотелось получить ответы на вопросы, сначала я предпочла бы согреться.

– Ты права, беседу стоит отложить, – согласилась владычица эйсин.

– Мы подготовили для вас комнаты, вы можете отправиться в них прямо сейчас, – подал голос Олиани.

– Спасибо, – ответил Джаред, – но мы предпочли бы не разделяться.

– Хорошо, – сказал Итэрлен, – это тоже можно устроить.

– Ну, раз все так хорошо, то чего мы ждем? – спросила я.

Мысленно дала себе подзатыльник. Не хамить, Ри. Не хамить!

– Видишь ли, Рийна, как ты могла заметить, нам не нужны дороги. После того, как выпадет снег, по долине бескрылым передвигаться нелегко.

– Бескрылым?! – опешила я.

Арелина неожиданно тепло улыбнулась, и вдруг плащ за спиной эйсы раскрылся… Нет, не плащ вовсе – крылья! Огромные, полупрозрачные, какие‑то нереальные, неосязаемые, будто состоящие из переплетения множества тончайших серебристых нитей… но снежинки, которые закружились вокруг владычицы эйсин были самыми что ни есть настоящими. Ширина размаха крыльев рэйи оказалась метров шесть, не меньше.

Несмотря на всю ненависть к эйсин, я невольно залюбовалась. Арелина была прекрасна! Я бы даже сказала божественна! И мне как‑то сразу вспомнилось, что в одной древней, полузабытой легенде эйсин называли повелителями льдов и ветров.

Через пару секунд рэйа сложила крылья и сказала:

– Так что вам придется с нами полететь.

– Полететь?! – восторженно пискнул Сажа и тут же сам зажал себе рот, испуганно посмотрел на Джареда.

– Как? У меня, как ты видишь, крылья не выросли, – сказала я.

– Довериться нам. Мы вас понесем.

То, что я перешла на «ты» снежная королева, казалось, даже не заметила. Арелина и её супруги общались с нами легко, по‑дружески как‑то. Своим поведением они совсем не походили на венценосных особ… Впрочем, думаю, не ошибусь, если предположу, что всё это сделано было, чтобы войти к нам в доверие, быстрее наладить контакт. Не значит ли это, что я (а может, и мои спутники) здешним властителям для чего‑то ещё нужны?

– Всех пятерых?

– Нам помогут.

Тут я заметила, что в шагах десяти от нас стоит группа из пяти эйсов. Похоже, это те самые существа, которые, будучи невидимыми, присматривали за нами. Но, в отличие от Арелины и ее мужей, одежда у этих эйсин была серебристо‑серого цвета, а на поясах висели тонкие длинные клинки.

Один из мужей Арелины сделал шаг вперед и улыбнулся мне.

– Рийна, если не возражаешь, – протянул руку Олиани.

– А у меня разве есть выбор?

– Вообще‑то есть. Ты можешь выбрать любого из нас. Или, если хочешь, я могу позвать Ррэко – ему сугробы тоже не страшны.

– Не имею ничего против твоей компании… Ты ведь меня не уронишь?

– Обещаю донести в целости и сохранности. Не бойся, давай руку.

Но все же я не спешила. Не потому, что боялась – дело в другом. Сделать простой жест – вложить свою руку в протянутую ладонь супруга Арелины – все равно, что признать, что я доверяю эйсин, а этому противилось мое существо.

Наверное, у меня просто шок. Нелегко вот так в одночасье узнать, что вся твоя жизнь – фикция и что, возможно, у кого‑то из твоих предков были крылья.

– Рийна, – вновь позвал меня Олиани.

Выглядел эйс совсем молодо, лишь немного старше Эрайна, казался таким милым, добрым. Хотелось забыть обо всем и довериться Олиани, ведь парень с такой открытой улыбкой просто не способен на подлость или дурной поступок.

Но я знала, что все это ненастоящие, наносное. Олиани в десятки, а то и сотни раз старше меня, и доверять ни ему, ни кому‑либо из эйсин и других обитателей этой долины нельзя. Да, доверять я могу лишь себе. Ну и Джаду… немного.

– Смотри! – вновь привлек мое внимание эйс.

Я увидела, как двое эйсов подхватили на руки Эрайна и Лэю и плавно взмыли в небо.

– Ри, все в порядке? – спросил Джаред.

Он быстрее меня нашел общий язык с хозяевами долины, и особые сомнения его не терзали. Смотрелся вампир‑полукровка, обнимающий эйса, весьма забавно. Эйс был на полголовы вышел Джареда, но значительно уже в плечах, и казался рядом с полувампиром довольно‑таки хрупким созданием.

– В порядке? – переспросила я. – Да, все хорошо. Летите!

– Ри?..

– Джад, тебе и особенно Саже согреться жизненно необходимо. Не медлите. Летите.

Мужчина кивнул, а затем сказал:

– Хорошо, но и ты не отставай.

Еще два эйса взлетели. Один с Сажей, другой с Джаредом.

– Рийна, Олиани?.. – решила поторопить нас Арелина.

– Моя рэйа, я все улажу, – сказал Олиани.

– На Рийну не стоит давить, – подержал эйса Итэрлен, – ей и так нелегко.

– Хорошо, – чуть склонила голову владычица эйсин, – но не медлите слишком… Мне бы не хотелось, чтобы малышка заболела.

И с этими словами рэйа взмыла в воздух, Итэрлен последовал за своей супругой. Невольно я опять залюбовалась – смотрелась пара необычайно гармонично, волшебно. Тонкие грациозные фигуры, развивающиеся на ветру белоснежные одежды и полупрозрачные, какие‑то нереальные крылья: у рэйи серебристые, у ее мужа иссиня‑черные.

Я зябко передернула плечами. Хайдаш, как же холодно! Вроде и одета тепло, но успела уже промерзнуть до костей. Судя по солнцу, я всего минут пятнадцать‑двадцать в этой долине снег топтала, но кажется, прошла вечность. Столько всего произошло, столько изменилось…

– Ты замерзла, – заметил Олиани. – Может, всё‑таки дашь руку, доверишься мне?.. Впрочем, если у тебя есть какие‑то вопросы, я готов удовлетворить твое любопытство.

Я задумчиво посмотрела на эйса, он буквально излучал терпение и радушие.

– Пожалуй, есть, – повинуясь секундному порыву, сказала я. – Вас никогда не мучила совесть за то, что вы со мной сделали?..

– Это решение далось нам тяжелее, чем ты думаешь. Если бы у нас был выбор, мы бы никогда не поступили подобным образом.

– Выбор есть всегда.

– Да, – кивнул Олиани. – Но, во‑первых, ты бы тогда не родилась. А во‑вторых, Срединный мир тоже просуществовал бы недолго.

– Какое отношение имею я к Срединному миру?

– Никакое и самое что ни есть прямое. Все сложно. Вот так за пару минут не расскажешь.

Опять увертки, отговорки. Нет, от этого эйса я сейчас ничего не добьюсь…

Я вздохнула, сдалась. В конце концов, что бы я ни говорила пару минут назад, выбора у меня на самом деле нет. Останусь здесь – замерзну насмерть. А я хочу жить, очень хочу! Впрочем, умереть мне эйсин, скорее всего, не дадут, схватят в охапку, заколдуют как‑нибудь… Как бы мне не хотелось закатить истерику, наброситься на проклятущего эйса с кулаками, сделать хоть что‑то вопреки воле эйсин, – сейчас надо уступить.

А еще, как бы ни было тяжело, сначала надо выслушать, что скажут эйсин, и только потом принимать решения.

Протянула эйсу раскрытую ладонь. Олиани взял мою руку, легонько сжал ее в своей.

Мне потребовалось определенное усилие воли, чтобы не отдернуть руку. Не только потому, что к эйсин я испытывала смешанные чувства, нет, просто Олиани оказался неожиданно теплым. Почему‑то я думала, что тело эйса будет таким же холодным, как и его облик.

– Подойди ближе, – негромко сказал эйс, – положи руки мне на плечи, я обниму тебя за талию.

Я послушалась, сделала все так, как сказал мужчина.

Эйс раскрыл за спиной крылья. Полупрозрачные, как и у всех эйсин, голубовато‑серебристые.

– А теперь мы полетим. Готова?

– Да, – тихо сказала я.

И в ту же секунду земля ушла у меня из‑под ног. Олиани взмыл легко, так будто совершенно не чувствовал моего веса. Поднялся эйс совсем невысоко, где‑то метров на пять над землей, похоже, муж Арелины не хотел лишний раз пугать меня. Летел Олиани тоже медленно, я не сомневалась, что он мог двигаться гораздо быстрее.

Раньше мне никогда не доводилось летать, разве что во сне… В детстве мне часто снились сны, в которых я летала как птица.

– Не страшно? – спросил Олиани.

– Нет. Красиво. И холодно.

Я ничуть не покривила душой, долина эйсин и правда была безумно красива. А уж в лучах восходящего солнца и подавно. Впрочем, думаю, долина эйсин прекрасна в любое время года и суток, в любую погоду.

Мы по широкой дуге обогнули рощу гигантских вечно зеленых деревьев. Потом пронеслись мимо башни, с балкона которой нам приветливо помахала пара эйсин. Пролетели под мостом между двух башен, стоящих почти вплотную и похожих, как близнецы.

– Потерпи еще немного. Мы почти на месте.

Я восторженно крутила головой. Право, у меня аж дух захватывало от восторга!

Горы, озеро, зелень леса на искрящемся в утреннем солнце снегу. И башни. Тонкие, острые как иглы. Ажурные и в то же время монолитные, без каких‑либо видимых вкраплений иных материалов – только белоснежный камень. Высокие! Даже самая низкая из замеченных мною башен была не меньше пятидесяти метров в высоту.

А потом я увидела башню, стоящую на вершине одной из гор. Строение находилось слишком далеко, чтобы его было можно нормально рассмотреть, но даже отсюда производило неизгладимое впечатление. Эта башня казалась узорной ледяной иглой, пронзающей небо.

– Что это? – хрипло спросила я.

– Башня Арелины. Пожалуй, ее можно назвать нашим дворцом, – по голосу Олиани я поняла, что он улыбается.

Я так залюбовалась башней владычицы эйсин, что не заметила, как мы прилетели. Олиани начал плавно подниматься вверх, пока не достиг небольшого балкона метрах в пятнадцати над землей. Саму башню я так толком рассмотреть и не сумела. Разве что вблизи заметила, что ошиблась в первоначальном суждении, башни вовсе не были сделаны из единого материала. И хотя сами стены сплошь покрывала резьба, временами даже сквозная, все отверстия, будь то окна или двери на многочисленные балкончики закрывали стекла.

Мы приземлились на балкон, у настежь распахнутой двери.

В большой круглой комнате, занимавшей целый этаж башни, собрались все мои приятели. Джаред помогал Саже избавиться от заскорузлой, промерзшей одежды. Эрайн и Лэя уже лежали в кроватях, беднягами‑эльфами вовсю занимались целители… Эйсин в помещении собралось столько, что от ярких шевелюр хозяев долины, у меня рябило в глазах.

Мебель в комнате оказалась разномастной, похоже, ее расставляли в спешке. Да, какая мебель! Пять кроватей и стол со стульями.

В центре комнаты серебрилась спираль кованой винтовой лестницы. Пол был деревянный, набранный из широких досок. Стены выкрашены в светло бежевый цвет и кое‑где украшены коваными, под стать лестнице, завитками. Я заметила еще три двери, которые вели на другие балконы. А вот сколько в помещении было причудливых, разнообразных по форме и размеру окон я даже не попыталась сосчитать. Явно не меньше трех десятков. Не знаю, для чего раньше была предназначена эта комната, но сейчас ее наспех переоборудовали в лазарет.

Джаред заметил меня и приглашающее махнул рукой.

– Рийна, иди. Все будет хорошо, – услышала я голос Олиани за спиной. – Арелина встретится с тобой, как только ты будешь готова.

Я шагнула внутрь и буквально почувствовала, как меня обдало теплом. В комнате было жарко, хотя, возможно, мне так показалось из‑за разницы температур, внутри башни и снаружи.

Ко мне тут же подбежали мужчина и женщина, настойчиво увлекли меня к свободной кровати…

 

* * *

 

Когда я проснулась, солнце уже готовилось скрыться за горными пиками. И ведь, вроде бы, не собиралась спать, но то ли меня околдовали, то ли я устала несколько сильнее, чем думала… Радовало одно, чувствовала я себя отдохнувшей и совершенно здоровой.

Всей одежды, пока я спала, меня кто‑то успел лишить. На большой кровати я лежала в гордом одиночестве, но утешало это слабо. Я не скромница и не ханжа, но когда просыпаешься голой в гостях у существ, которым мягко говоря, не доверяешь, а твое оружие, вещи, одежда незнамо где… – в этом мало приятного.

Я осторожно осмотрелась.

Так, остальные, похоже, еще спят. Скопления эйсин в комнате тоже больше не наблюдается, лишь одна эйса, сидя за столом, читает книгу, да еще какой‑то эйс прогуливается по балкону. Напрягаться, чтобы охватить чутьем большую территорию я не стала. К чему? Эйсом больше, эйсом меньше… – какая разница? В долине проживает несколько сот (а то и тысяч) этих синевласых гадов.

На маленьком столике рядом с кроватью стояли графин с водой и стакан. Там же обнаружились пояс с любимыми с’каашами, охотничий нож, небольшой вещевой мешок да горка кое‑каких мелочей, что эйсин выудили из моих карманов. И, как ни странно, похищенный по просьбе эйсин из эльфийского музея кулон. Интересно, почему хозяева долины его еще не забрали?.. Самой одежды нигде не было видно, лишь на стуле недалеко от меня висели какие‑то незнакомые голубовато‑серые тряпки.

То, что у меня не отобрали оружие, немного успокоило. Хотя я прекрасно понимала, что с оружием или без, – эйсин я не противник.

– Здравствуй, Рийна. Меня зовут Эмия, – вдруг тихо сказала сидящая за столом эйса. – Скажи, как ты себя чувствуешь?

Невольно я вздрогнула. Хайдаш, заметила все‑таки, синевласая выдра, что я не сплю!

Так, Ри, держи себя в руках. Хозяева долины не должны увидеть твоего страха, ненависти… И уж точно не стоит закатывать истерику этой Эмии.

– Вроде бы нормально… – спокойно и тоже тихо, чтобы не потревожить покой спящих, сказала я. – Мне бы с Арелиной встретиться.

– Рэйа примет тебя, как только ты будешь готова.

– Э‑э‑э… Ясно, – немного растерялась я.

– Что‑нибудь еще? – спросила Эмия.

– Мне бы одежду вернуть и… до ванной комнаты прогуляться.

– Ванная этажом ниже, – уведомила меня эйса и, как ни в чем не бывало, вернулась к чтению.

Мысленно наградив девушку парой отнюдь не лестных эпитетов, я закуталась в простыню и поднялась в кровати. Стремглав слетела вниз по лестнице. В холле нижнего этажа обнаружились сразу три двери. Наугад распахнула одну из них и оказалась в огромной ванной комнате. Быстро проделала ряд гигиенических процедур, расчесала волосы и поднялась обратно.

– Чистая одежда на стуле, – сказала эйса и указала на голубовато‑серые тряпки.

С трудом подавила в себе всколыхнувшееся раздражение – не стоит спорить с эйсин по пустякам. Я бы предпочла, чтобы мне вернули мою одежду, но раз выбора нет… остается надеяться, что новые одежки мне придутся по размеру.

Кружевное нижнее белье, брюки по фигуре, мягкие сапожки до колена, блузка и плащ эльфийского покроя с капюшоном. Все выдержано в пастельных голубовато‑серебристых тонах. Ткань тонкая, невероятно приятная на ощупь. С размером хозяева долины определенно угадали.

Закрепила на поясе с’кааши, охотничий нож, небольшой кошель с кое‑какой мелочевкой. Все эти аксессуары несомненно дисгармонировали с предложенным мне эйсин костюмом, да только и я, вроде как, не на светский раут собралась. Когда у меня при себе оружие, чувствую себя спокойнее и увереннее, даже если знаю, что c’кааш против эйса – это все равно, что зубочистка против виверны.

– А ничего потеплее у вас нет? – меня мучили определенного рода сомнения, что в этих изысканных тряпках я околею на улице. Вряд ли Арелина сидит в этой же башне и терпеливо ожидает, когда я проснусь.

– Для того чтобы удерживать в теле тепло, вовсе не обязательно закутываться в шерсть и меха, – улыбнулась эйса. – Во всяком случае, твой друг уже несколько минут прогуливается по балкону. Не похоже, что ему холодно.

– Друг?.. – тут я заметила, что постель Джада пуста.

Пожалуй, так даже лучше, говорить с полувампиром мне сейчас совершенно не хотелось.

– Впрочем, неважно… Теперь я могу встретиться с Арелиной? – спросила я.

Эйса кивнула:

– Я здесь, чтобы проводить тебя и Джареда к владычице.

– Джада? А его‑то зачем? – спросила я шепотом.

Мне ли не знать, какой у полувампира чуткий слух!

– Эта история касается его лишь немного в меньшей степени, чем тебя. Следуй за мной.

Девушка направилась к балкону, и мне ничего не осталось, как пойти за ней.

Хайдаш, а Джаред‑то тут как замешан?! И вообще, что я об этом полукровке знаю?..

Джаду около ста лет, хотя выглядит он на тридцать. Много путешествовал. Его мать истинная вампирша, а отец человек… Так! А ведь он совершенно уникальное существо, скорее всего, единственное в своем роде. Я слышала, да и сам Джаред говорил, что у вампиров не может быть детей от представителей других рас. Если уж на то пошло, у истинных вампиров вообще не может быть детей! Но Джаред как‑то родился…

И это его роднит со мной, потому что с моим происхождением тоже ничего не ясно. Да, тем, что у человеческой женщины родился ребенок от эльфа – никого не удивишь. Но теперь я твердо уверена, что с родословной кого‑то из моих родителей все не так просто. Возможно даже, что моим отцом является не эльф, а эйс. Как иначе объяснить цвет моих волос? Тот самый, что я чуть ли не с рождения прячу под рыжей краской… Или странный, непонятный дар – чутье?

На балконе Джаред прогуливался не один, компанию ему составлял какой‑то эйс. Одет полувампир был также легко как и я, разве что в его одежде преобладали чуть более темные тона. Оружие Джад тоже с собой прихватил. Грудь бывшего контрабандиста перехватывала перевязь с лийской саблей, а справа на поясе висел орочий игломет…

Хм, надо же, эйса не обманула, в одежде действительно не холодно!

– Ты как? – спросил меня Джад.

– Не знаю, – пожала плечами я. – Тебе уже сообщили, что на аудиенцию к Арелине нам предстоит отправиться вместе?

– Да, но я понятия не имею, зачем рэйе понадобился… Ты что‑нибудь знаешь?

Я покачала головой.

Держался полувампир удивительно спокойно, так, словно ничего не происходило. Будто мы не оказались в гостях у мифических существ, которые преследуют неведомые цели.

За время нашего знакомства я успела немного изучить Джада, а потому знала, что его спокойствие наносное, просто актер он несколько лучший, чем я… Или мне так только со стороны кажется?

– Раз все готовы, может, наконец, отправимся в путь? – спросил эйс.

Я заметила, что держались с нами эйсин немного отстраненно и высокомерно. То ли они считали ниже своего достоинства общаться со всякими там полукровками, то ли исполняли приказ Арелины – владычица не хотела, чтобы ее подданные были излишне откровенны с чужаками.

По лицу Джареда проскользнула тень неуверенности, тревоги…

– Не беспокойтесь, – тут же поспешила сказать эйса, – ни с мальчиком, ни с лоэл’ли за время вашего отсутствия ничего не случится. Они погружены в целебный сон и проснутся не раньше чем через несколько часов.

Джаред нехотя кивнул.

– Хорошо, давайте пообщаемся с вашей владычицей.

Эйсин подхватили нас и понесли к башне Арелины.

 

* * *

 

Второй полет мало чем отличался от первого. Хозяева долины жалели нас, бескрылых, а потому летели медленно, в нескольких метрах над землей и только когда мы приблизились к горе, на которой стояла башня Арелины, стали плавно подниматься в небеса. Подъем обещал быть долгим, высоту горы я не могла оценить даже приблизительно… Пятьсот метров? Семьсот? Может, тысяча? Или еще выше?..

Я не трусиха и никогда не боялась высоты. Но одно дело, когда ты балансируешь на коньке крыши (тут все зависит от тебя, да и при падении можно как‑то извернуться, за что‑то зацепиться), а совсем другое, когда приходится целиком и полностью положиться на незнакомое, непонятное существо, а далеко‑далеко внизу острые камни. Я старалась не смотреть вниз, пыталась отрешиться от текущей ситуации… и где‑то на середине пути на меня снизошло странное спокойствие. Какой смысл бояться, если все равно ничего не можешь сделать?

Набралась смелости и посмотрела на Джареда. Полувампиру явно приходилось хуже, чем мне – лицо бледно‑зеленое, глаза закрыты. Интересно, скользнула в голову шальная мысль, а если Джад упадет с такой высоты, то сможет выжить? Выручит ли его хваленая вампирская регенерация?

Люди забавные существа. Как бы тебе не было плохо и страшно, но когда ты понимаешь, что кому‑то еще хуже, то испытываешь крайне эгоистичное чувство – облегчение. И тут абсолютно не важно, что человеком я являлась в лучшем случае наполовину. Я выросла среди людей, они привили мне свои ценности, образ мышления… А может, и представители других рас в подобной ситуации думали бы схожим образом? Не знаю… Да и, собственно, какая разница?! Главное, страх высоты куда‑то исчез, наоборот, от полета я стала получать какое‑то болезненное удовольствие и даже решилась взглянуть вниз.

На миг меня опять обуял холодный липкий страх, но неприятное чувство быстро прошло, и я смогла рассмотреть долину с высоты птичьего полета.

Открывшаяся мне картина была невероятной, сказочной!

Большую часть огромной долины занимало озеро, окутанное клубами пара. В отличие от долины озера Лайа, здесь не было ни садов, ни полей, ни пастбищ (хотя, возможно, сельскохозяйственные угодья скрывались под снежными сугробами), лишь рощи огромных, вечнозеленых деревьев и ажурные, белоснежные башни… Да, насчет башен легенда не врала, их и правда было не меньше тысячи. В лучах заходящего солнца иглы шпилей казались золотыми.

Наш полет в общей сложности занял не меньше часа, когда мы опустились на большой балкон, опоясывающий последний этаж башни Арелины, солнце успело скрыться за горными пиками, а на небе зажглись первые звезды.

Мои ноги коснулись пола, и колени подогнулись, пришлось сделать пару быстрых, неуклюжих шагов вперед, чтобы самым позорным образом не растянуться на полу. А вот Джареду повезло меньше. Полувампир неловко упал на колени.

– Ты как? – спросила я мужчину, настороженно оглядываясь по сторонам. На балконе кроме нас и пары эйсин никого не было, но рядом я чуяла еще одного представителя мифической расы. Уверена, это местная снежная королева – Арелина.

– Выживу… – натянуто улыбнулся Джад. – Руку подашь?

Похоже, полет дался бывшему контрабандисту тяжелее, чем я думала. Раньше я считала полувампира несколько более выносливым и крепким… Надеюсь, Джад быстро придет в себя.

Подать руку Джареду я не успела, меня опередил несший его эйс. Он вздернул мужчину на ноги, а затем прикоснулся ладонью ко лбу полувампира. Буквально на глазах цвет лица Джареда переменился. Когда через несколько секунд эйс убрал руку, бывший контрабандист смог стоять без посторонней помощи.

– Как ты себя чувствуешь, – спросила меня Эмия. – Подлечить?

– Спасибо. Хорошо, – я сделала резкий шаг назад.

Не хотелось лишний раз соприкасаться с магией эйсин. Тем более что чувствовала я себя вполне приемлемо, лишь голова немного кружилась.

– Что ж, тогда рэйа ждет вас, – эйс распахнул двери в башню и жестом пригласил нас войти.

Мы с Джаредом переглянулись и шагнули внутрь.

 

* * *

 

За недолгое время знакомства с хозяевами долины у меня успело сложиться впечатление, что эйсин и лоэл’ли во многом схожие народы. И тут речь идет не только о внешности, но и любви селиться в башнях, некоторой страсти к гигантомании, и весьма странных понятиях о том, что есть красиво и уютно. А потому, когда я вошла в башню, то несколько удивилась.

Комната была круглая и довольно небольшая. В интерьерах напрочь отсутствовала излишняя вычурность, позолота и инкрустация драгоценными камнями.

Белоснежные стены через равные промежутки украшало двенадцать высоких, узких стрельчатых окон. Дверь на балкон здесь была всего одна – та, через которую мы вошли. Также в комнату можно было попасть по винтовой лестнице, которая находилась около стены. Пространства между окнами заполняли книжные шкафы из темного дерева. Белый мраморный пол покрывала тончайшая вязь замысловатых серебристых узоров. По центру комнаты, с высокого, куполообразного потолка спускалась легкая, ажурная конструкция люстры, состоящая из множества небольших «льдинок», которые мягко светились.

Аккурат под люстрой стоял небольшой низкий стол, на котором покоилось несколько пиал с легкими закусками и кувшинов с напитками. Вокруг стола расположились три мягких, темно‑синих, даже на вид удобных кресла. Одно из них занимала Арелина, оставшиеся, похоже, предназначались для нас с Джаредом.

Несмотря на то, что отделка комнаты была выполнена в столь любимых эйсин холодных тонах, здесь было необыкновенно уютно, разве что похожая на айсберг люстра вызывала у меня некоторые, на грани инстинктов, опасения. А еще данное помещение, определенно, являлось не тронной залой, а скорее кабинетом для приватных бесед.

– Рийна, Джаред, рада вас снова видеть, – поприветствовала нас Арелина. – Как ваше самочувствие? Надеюсь, дорога не показалась вам слишком тяжелой и утомительной?

– Спасибо, все хорошо, – быстро сказала я, пока Джаред опять не начал любезничать со снежной королевой. – Чувствуем себя нормально, долетели тоже без особых проблем. Самое время побеседовать, вопросов (не знаю как у Джареда, а у меня точно) накопилось много.

– Тогда прошу, присаживайтесь, – тонкие губы Арелины украсила легкая и довольно‑таки искренняя улыбка. – Угощайтесь. Разговор предстоит долгий и сложный.

После того, как мы с Джадом с удобством расположились в креслах, рэйа сказала:

– Начать, пожалуй, следует с того, что…

– Кто я? – перебила я Арелину. И сама испугалась тому, как хрипло прозвучал мой голос.

Не стоило перебивать владычицу эйсин, совсем не стоило. Меня раздирали противоречивые чувства, эмоции, которые я контролировала с большим трудом… Да что там! Вообще не контролировала.

Лоэл’ли я ненавидела сколько себя помнила, да только ненависть та была какая‑то обезличенная. Эйсин же… До недавнего времени про эту расу я почти ничего не знала, даже сомневалась, что эйсин действительно когда‑то существовали. Теперь же я была уверена, что как минимум в половине моих неприятностей повинны синеволосые гады и лично сидящая напротив меня снежная королева. Более того знала, что ещё ничего не закончилось, что эйсин я зачем‑то нужна – в противном случае владычица легендарной расы вряд ли снизошла бы со мной до разговора, вряд ли была бы так любезна и добра.

– Рийна, наверное, ты уже догадалась, что в тебе течет кровь эйсин?

Я кивнула. Своему языку сейчас не доверяла.

– Ты действительно наполовину принадлежишь к расе лоэл’ли. Но лишь четверть крови, текущей в твоих жилах, является человеческой, остальная эйсинская.

– То есть, мать Ри не человек, а полукровка?.. – спросил Джаред, – Наполовину эйсин?

– Да, – кивнула Арелина, – ты все правильно понял.

– Но как? – прошептала я. – Моя мать чистокровный человек!

– Извини, Ри, но это не так.

– Но она выглядит как человек. И никаких особых талантов у нее нет.

– Нам пришлось хорошо постараться, чтобы эйсинская кровь себя почти не проявила в твоей матери. Но ты не можешь не признать, что Лиана выглядит гораздо моложе своих лет.

– Подождите! – я вскочила с кресла. – То есть мало того, что моя мать полуэйсинка, так ее рождение не какая‑то досадная ошибка?.. Вы все это спланировали!

– Рийна, прошу, сядь. Попытайся спокойно выслушать меня, – мягко сказала Арелина и успокаивающее, немного виновато улыбнулась.

– И не подумаю! Вы крутите моей жизнью как хотите уже пару месяцев… Или больше?.. Зачем мы вообще с матерью вам нужны?!

Безумно хотелось перемахнуть через стол и стереть с лица снежной королевы дурацкую улыбочку.

Джад вскочил с кресла и сграбастал меня в объятья. Я попыталась вырваться, но не тут‑то было. Держал меня полувампир осторожно, можно даже сказать нежно, но в тоже время очень крепко.

– Тише, Ри. Успокойся, – сказал Джаред и тут же еле слышно на ухо шепнул: – Мне самому эта история не нравится, но истерикой делу не поможешь. Пусть рэйа сначала выскажется, а мы уже потом решим, что делать… Ну как, Ри, сможешь держать себя в руках?

Джаред прав. Тысячу раз прав! Но как же хочется плюнуть этой синевласой гадине в лицо…

Только владычица эйсин может одним словом обратить меня в прах, а сама я ничего Арелине сделать не могу. По крайней мере, пока.

Я сильная. Я справлюсь. Смогу впредь держать себя в руках.

Ради себя. Ради мамы…

А потому я судорожно закивала.

– Смогу. Я… я справлюсь. Все нормально, Джад.

– Вот и умница, – вздохнул полувампир, легко поцеловал меня в висок, а затем утянул к себе в кресло, усадил на колени. В другой ситуации я бы непременно воспротивилась подобному обращению, но не сейчас – так я чувствовала, что не одна. Что рядом есть существо, на которое я могу хотя бы отчасти положиться.

– Рийна, если бы ты знала, как мне жаль, что пришлось поступить с тобой и Лианой подобным образом, – промолвила Арелина. – Надеюсь, ты сможешь если не простить, то хотя бы понять нас, когда узнаешь историю целиком.

– Я слушаю, – тихо сказала я и почувствовала, как Джад легонько, ободряюще сжал мою руку.

– Ради того, чтобы родилась твоя мать, а затем и ты… собой пожертвовала моя младшая сестра, – сказала Арелина.

– Пожертвовала? Как? Почему?! – опешила я.

– Чтобы это объяснить, мне придется сделать небольшое лирическое отступление – рассказать о нашей расе, об эйсин. Ты готова выслушать?

Разумеется, я хотела узнать о проклятом племени как можно больше, но вдруг это какая‑то уловка? С другой стороны, соврать Арелина может и без всяких «лирических отступлений». А потому я кивнула, показывая, что готова слушать.

– Наша раса одна из самых древних в Срединном мире, – начала рассказ Арелина. – Как вы, наверное, могли заметить, между эйсин и лоэл’ли есть некоторое сходство. И это неспроста, наши расы действительно родственные. Но если история эйсин, как и Срединного мира, насчитывает больше двух десятков тысяч лет, то лоэл’ли гораздо более молодая раса. В некотором роде лоэл’ли можно назвать промежуточным звеном между эйсин и людьми.

– А сами эльфы об этом знают? – спросил Джаред.

– Мне это неведомо. Но учитывая то, что лоэл’ли проводили над людьми и полукровками многочисленные эксперименты, то они могут об этом догадываться. У лоэл’ли и людей необыкновенная совместимость. Не зря лоэл’ли в свое время испугались полукровок, ведь так называемые ора дэйш’ли – гораздо более совершенная раса, чем они сами.

Не сказать, что я тут же приняла слова Арелины на веру, но определенный смысл в них был.

– Эйсин и лоэл’ли роднит многое, в том числе и проблема с воспроизведением потомства, – продолжила рассказ эйса. – Но все те сложности, которые испытывают лоэл’ли, не идут ни в какое сравнение с нашими. У лоэльских женщин репродуктивный период составляет пятьдесят лет, за это время они успевают произвести на свет в среднем троих детей. У нас какие‑либо возрастные ограничения для рождения детей отсутствуют, эйса может родить ребенка в возрасте и нескольких тысяч лет. Проблема в том, что эйса за свою жизнь может произвести на свет только одного ребенка… И дело вовсе не в том, что женщина больше не может забеременеть, нет, просто вторые роды еще ни одна эйса не пережила. Так что если женщина моей расы во второй раз забеременела, то у нее два выхода. Либо на раннем сроке прервать беременность, либо все‑таки рожать – ребенок в таком случае появится на свет полностью здоровым, а вот сама мать вскоре после родов угаснет… И, чтобы вы поняли насколько это для нас тяжело, я скажу: мне больше пяти тысяч лет, у меня два супруга и только один сын.

Внешне Арелина выглядела не старше сестренки Эрайна, которая еще Первое совершеннолетние не отпраздновала. Я, конечно, догадывалась, что владычица эйсин не подросток, но и подумать не могла, что она так стара… С другой стороны, существам, которые могут жить вечно, вряд ли знакомо такое понятие, как старость.

Жалеть Арелину я не собиралась. Не после всего того, что она сделала с моей жизнью.

– То есть численность вашей расы остается практически неизменной, а если и увеличивается, то крайне медленно? – спросил Джаред.

– Да. К тому же, не стоит забывать, что хотя эйсин не умирают от старости и болезней, все же иногда мы погибаем. А некоторые из нас просто устают от жизни… Так уж повелось, что чаще уходят во тьму именно женщины. От того у нас за тысячи лет сложился некоторый перевес численности в пользу мужчин… Опять‑таки, сложилась традиция, что, уходя, эйса пытается произвести на свет второго ребенка. Чтобы, так сказать, вернуть долг расе.

– Но какое отношение твоя сестра имеет ко мне? – не выдержала я.

– Самое прямое. Виана – настоящая мать Лианы и, следовательно, твоя бабушка.

Я пораженно замерла. В голове кружился какой‑то безумный вихрь мыслей и чем дальше, тем меньше я понимала.

– Но… как? Зачем? Почему?! – и тут вдруг до меня дошло. – Если моя бабушка – ваша сестра, то…

– То я твоя двоюродная бабушка, а ты моя внучатая племянница, – улыбнулась Арелина. – И, Рийна, раз уж мы начали общаться на «ты», то давай и впредь сохраним эту традицию. То, что тебе стал известен факт нашего родства, ничего не меняет.

Я бы так не сказала. Для меня это хайдашево много меняет.

Если только Арелина не соврала.

– А как я могу проверить, что все это правда?

– Тебе придется поверить мне на слово. Еще ты можешь спросить у других эйсин. Они помнят Виану и знают, что она погибла во время родов, что ее второй ребенок был наполовину человеком… Или попросить одного своего знакомого лоэл’ли определить степень родства между мной и тобой. Думаю, что Эрайну ты веришь несколько больше, чем мне.

– Я так и поступлю, – кивнула я, – как только эльф придет в себя и будет в состоянии колдовать. А что касается остального… Стоп! Значит, у меня есть дядя или тетя?! Ну, первый ребенок твоей сестры?

– Нет. Первая дочь Вианы погибла в ранней молодости. Несчастный случай, – Арелина вздохнула. – Но у тебя есть троюродные братья и сестры, дяди и тети. Кстати, мой сын тебе приходится двоюродным дядей.

Ух ты! Надо же, сколько родственников сразу появилось!

Что тогда получается? Я тоже принадлежу к королевской семье? И как относятся эйсин к полукровкам или, в моем случае, квартеронам? Убивают на месте? Ставят опыты? Или используют в каких‑то своих подковерных играх?

– Ри, пожалуй, тебе стоит выпить, – сказал Джаред.

И тут я поняла, что уже пару минут (если не больше!) сижу, как дура, с разинутым ртом. Да, выпить – это то, что мне сейчас нужно.

– Было бы неплохо, – облизнув пересохшие губы, прошептала я.

Кувшин с вином тут же взмыл в воздух, подлетел к одному из бокалов и через несколько секунд, наполненный красным вином бокал заскользил в мою сторону.

Опять магия! Неужели нельзя обойтись без всей этой показушности?

Я подхватила бокал, нерешительно покрутила его в руках.

Надеюсь Арелина в вино яд или еще какое‑нибудь зелье не подмешала…

Ри, отставить паранойю! Сколько раз повторять, если бы тетушка (даже в мыслях называть эту хрупкую девушку бабкой, я никак не могла) хотела твоей смерти, то ты давно бы кормила червей.

Так что я смело отхлебнула из бокала…

– Спасибо, – сказала я Арелине и обратилась к Джареду: – Тебе тоже стоит попробовать, хорошее вино… А еще я, пожалуй, вернусь в свое кресло.

– Уверена?

Я прислушалась к себе.

– Да. Определенно да, – я чувствовала себя спокойной и уверенной как никогда. Те чувства, которые я испытывала к Арелине и другим эйсин никуда не делись, просто они немного притухли, отошли на второй план.

Похоже, владычица все же что‑то подмешала в вино, ну или каким‑то иным образом на меня повлияла. Но злости по этому поводу я на Арелину не чувствовала, скорее, наоборот, была благодарна. Эмоции мешают воспринимать информацию, делать верные выводы.

– Так как это вышло? – спросила я, удобно устроившись в своем кресле с бокалом в руках. – Ну, то, что твоя сестра родила от человека. И почему моя мать не знает, что она наполовину принадлежит к расе эйсин… Она ведь не знает?

– Не знает, – поспешила успокоить меня Арелина. – Лиана выросла среди людей. Мы подыскали ей семью. У тех людей только что умер от лихорадки ребенок и когда они нашли под дверью сверток с младенцем, то посчитали это подарком богов.

Мелькнула мысль, что эйсин, наверное, без труда вылечили бы того другого ребенка. Но им гораздо выгоднее было, чтобы малыш погиб. Не удивлюсь, если окажется, что тот ребенок заболел не случайно.

– Но зачем? Ладно, твоя сестра умерла… Но почему вы не оставили Лиану у себя? Или вам так претила мысль растить полукровку? – кажется, я опять начала заводиться. – Тогда почему вы не отдали ребенка отцу? Ну, моему дедушке?

– У Вианы с тем человеком была, скажем так, случайная связь. Утром он даже не вспомнил, что ночью делил с кем‑то постель. Тот человек ничего не знал ни о Виане, ни о ее смерти, ни о рождении дочери.

– Тогда не понимаю, зачем Виана вообще оставила ребенка? – что‑то синеглазая владычица темнит. Я совсем запуталась.

Арелина вздохнула.

– Потому что она так решила.

– И тем самым обрекла себя на смерть?

– Вернее будет сказать, решила принести себя в жертву.

– Не понимаю…

– Если бы ты позволила мне рассказать историю по порядку и с самого начала, а не перебивала все время.

– Хорошо, я слушаю, – сделала большой глоток из бокала. Надеюсь, вино еще немного успокоит нервы.

– Спасибо, – улыбнулась Арелина. – Что ж… начать следует с того, что у меня есть дар – я могу предвидеть будущее.

Я поперхнулась вином и закашлялась. Но быстро справилась с собой и знаком показала Арелине, чтобы она продолжала.

– При этом я не могу сказать точно, что произойдет, а вижу различные вариации возможного будущего. Каждый шаг, каждое слово, что‑то меняют. Одни изменения незначительны, другие могут переменить судьбу целой расы. Я научилась отслеживать эти изменения и таким образом влиять на будущее.

– То есть, к примеру, вы могли не допустить прохода эльфов через Врата и последовавшей за этим Последней войны? – спросил Джад.

– На события, которые происходят в других мирах, я никак не могу повлиять, – покачала головой Арелина. – Срединный мир закрыт. Никто, даже я, не знает, что творится за его пределами. А потому я никак не могу влиять на открытие Врат.

– А как же Последняя война? Это было в ваших силах?

– Не совсем. Некоторых событий никак не избежать. Возможно, если бы я увидела ту разрушительную войну лет на тридцать‑сорок раньше… – рэйа вздохнула. – Я не могу далеко заглядывать в будущее. Чем дальше, тем больше оно размыто. Только масштабные события можно предвидеть за несколько лет. Приход лоэл’ли и Последнюю войну я смогла предвидеть лет за десять. Но тогда было уже слишком поздно, я почти ничего не могла сделать, изменить. Единственное, что мне удалось, это немного смягчить итоги войны.

– Смягчить? – переспросила я. – Как?

– Если бы не эйсин, то никаких вольных территорий не было бы.

А я‑то все думала, зачем лоэл’ли понадобилось создавать человеческие резервации…

– Но мы опять отклонились от темы, – вздохнула владычица. – Как я уже сказала, только поистине масштабные события я могу предвидеть заранее… Около пятидесяти лет назад мне приснился страшный сон, которые возвещал о гибели Срединного мира.

– Я правильно понимаю, это был пророческий сон? – с немалой долей скепсиса в голосе спросил Джаред.

– Да, знаю, это звучит невероятно, вы, скорее всего, не верите мне. Но я привыкла доверять своим снам, многие из них имеют обыкновение сбываться. Где‑то через пару лет, после того, как мне в первый раз приснился тот кошмар, я уже была уверена, что катастрофа все‑таки произойдет. Тогда я стала изыскивать варианты, как предотвратить гибель мира. Через три года мне это, наконец, удалось.

– И как же должен погибнуть наш мир? – спросила я.

– Рийна, тебе что‑то говорит такое слово, как «арриты»? – губы тетушки украсила легкая, кривоватая улыбка.

– Да… – прошептала я. – Так они… Что именно они сделают?

Кажется, я начинала верить Арелине.

– Уничтожат все живое в этом мире. Лоэльский друг многое тебе рассказал, думаю, ты понимаешь, что арритам это вполне под силу.

– То есть одними эльфами они не ограничатся… – задумчиво пробормотала я.

– Арриты фанатики. Так что сам Срединный мир останется, да только превратится он в безжизненную пустыню.

– Твою мать, да кто такие эти ваши арриты?! – неожиданно вспылил Джаред.

«Надо же, а нервишки у полувампира тоже шалят», – с каким‑то тихим злорадством подумала я.

– Об этом тебе Рийна расскажет. Или у лоэл’ли можешь спросить… А мы опять немного отклонились от темы, – и с этими словами Арелина направила по воздуху к Джареду бокал с вином.

Хм, а мой бокал снова полон. Но когда и как этот фокус проделала тетушка, я не заметила.

– Так на чем я остановилась?.. Ах да, на решении. Чтобы остановить грядущую войну, надо не допустить вторжения в Срединный мир арритов.

– Но ведь, если я не ошибаюсь, арриты уже здесь? – спросила я и поймала на себе задумчивый взгляд Джареда. Чувствую, с полувампиром в скором будущем нам предстоит весьма неприятный разговор.

– Пока это лишь разведывательные отряды, шпионы, послы. Но скоро последует более масштабное вторжение.

– И как его остановить?

– Навсегда закрыть Врата. Запечатать их, – просто ответила Арелина.

– Но… как?! Это вообще возможно?

– Скажем так, при должной подготовке это вполне реализуемо.

– Тогда почему Врата не запечатали раньше? Ведь от них столько бед было! То всякие монстры лезут, то лоэл’ли, то урги…

– От Врат этому миру не только вред, но и некая польза, – туманно ответила Арелина.

– Какая польза?

– Я расскажу об этом позднее… К тому же, запечатать Врата вовсе не легко. Собственно вы с Джаредом мне и нужны для того, чтобы навсегда отрезать Срединный мир от всяких гостей извне.

– Мы?! – опешила я.

– А я тут вообще каким боком? – резко спросил Джад. – Никакими особыми талантами не наделен. Родством с вашей расой, слава богам, тоже похвастаться не могу.

Ах ты, гад! То весь из себя такой нежный и заботливый. То, чуть что, его ничего не касается…

Хотя о чем это я? Всегда знала, что Джаред циник и эгоист. Только о собственной шкуре и беспокоится. На меня полувампиру плевать с самой высокой башни. То, что мы с ним некоторое время делили постель, для него значения не имеет… Впрочем, что кривить душой, для меня тоже. Голову ни за Джада, ни за его мальчишку я бы класть не стала.

– Джаред, успокойся, глотни вина… Я расскажу тебе и Рийне о тех ролях, которые вам предстоит сыграть. И, к слову, никого из вас я ни к чему не обязываю. Вы можете отказаться, прожить оставшиеся месяцы (если повезет, даже годы), так, как вам захотите. Но в итоге все равно погибнете, как и весь мир. Так что вам решать…

Предательство Джареда на время отодвинуло на второй план то, что Арелина хочет взвалить на мои плечи роль спасителя мира. Нет, право, бред какой‑то! Что я такого могу сделать?! Что во мне особенного?.. Хотя особенного во мне как раз выше крыши, начиная с происхождения…

Стоп!

– Первый раз кошмар приснился тебе около пятидесяти лет назад, – медленно, тщательно подбирая слова начала говорить я. – Потом некоторое время у тебя ушло на осмысление грядущей катастрофы, на поиск решения… а затем при весьма странных обстоятельствам забеременела Виана. Это ведь не совпадение? Так?

– Ты права, Рийна, – владычица грустно улыбнулась.

– Но зачем?

– Нам нужна была полукровка. К сожалению, союзы наших мужчин и представительниц других рас, в том числе и людей, потомства не дают. Но наши женщины генетически совместимы представителями большинства рас Срединного мира… Так что выход был. Только я не могла (просто не имела права) ни приказать, ни попросить кого‑то из поданных принести такую жертву. Честно говоря, я уже сама подумывала решиться на этот самоубийственный поступок… Сестра знала о грядущей катастрофе и все решила за меня. По сути, Виана подставила меня перед фактом. Сказала, что беременна от человека и собирается рожать. Что пожила на свете достаточно, а стране в столь сложное время нельзя переживать процедуру смены правителя.

– И ты согласилась.

– Да, – вздохнула Арелина. – Дочь Вианы умерла, муж тоже недавно погиб… Сестра предложила мне выход. Нам всем выход! Я не могла от этого просто так отмахнуться.

– А еще ты очень хотела жить.

Хайдаш, а ведь эта гордая, холодная владычица сейчас оправдывается, защищается! Может, действительно совесть заела?

– Да, – кивнула эйса, – не буду спорить. Но основной причиной было не это. Я знала, что если я уйду, если мое место займет другой, то мир нам не спасти и все жертвы будут напрасны.

– И с чего такая уверенность?

– Ты забыла, Рийна, я вижу будущее, – Арелина горько усмехнулась. – И это главное преимущество эйсин. Новому властителю понадобилось бы не меньше ста лет, чтобы в должной мере овладеть даром предвидения, научиться толковать сны… Так что не тебе, девочка, меня судить.

– Хорошо, – пожала плечами я. Уничижительное «девочка» так и вовсе проигнорировала. Похоже, мои слова задели владычицу эйсин за живое. Да, что‑то я слишком заигралась… – Но если вам так нужна была полукровка, зачем отдали людям? Почему не вырастили ее сами? Не понимаю.

– Нам нужна была не просто полукровка, а существо с определенным набором генов, – поправила меня тетушка. – То есть ты.

Разрозненные кусочки мозаики постепенно складывались у меня в голове.

– Значит то, что мою мать изнасиловал лоэл’ли – тоже не случайность? Вы фактически подложили Лиану под эльфа, чтобы получить меня. Так?!

Спокойнее, Ри, спокойнее. Держи себя в руках. Ты не имеешь права сорваться. Ты просто должна узнать правду. Какой бы она не была.

– Фактически, но не совсем, – опять поправила меня эйса. – Ты не задумывалась, почему Лиана ничего не рассказывала о событиях той ночи? Дело в том, что она почти ничего не помнит и вряд ли бы узнала твоего отца, если бы им довелось вновь встретиться. К слову, тот лоэл’ли о твоей матери и ночи, когда зачали тебя, не помнит вообще ничего. В противном случае он несомненно доложил бы властям, что был преступно небрежен в отношениях с человеческой девушкой… В ту ночь не было насилия, скорее Лиану и некоего лоэл’ли обуяло неконтролируемое желание.

– Значит, все‑таки свели. Подстроили. Уложили в одну кровать, – проскрежетала зубами я.

– Да.

– И кто мой отец?

– Обычный, рядовой лоэл’ли. Абсолютно ничем не примечательный.

– Ладно. Хорошо. Допустим. Насилия не было, все получили удовольствие от процесса, а моя мать еще и подарок в виде меня. Да только это все разрушило жизнь Лианы. От нее отказались родители, ей пришлось бежать из города, и, в конце концов, опуститься на самое дно, начать торговать собой… Почему вы, после того как добились своих целей, не забрали Лиану и ребенка к себе?

Арелина вздохнула.

– Потому, что человека, прежде всего, делает его воспитание, его окружение. Если бы ты выросла здесь, в городе тысячи башен, то стала бы совсем другим существом. Начать с того, что ты с самого рождения чувствовала бы себя ущербной, потому что у тебя не было крыльев, ты не могла летать… Я сотни, тысячи раз задавала себе все эти вопросы! Но, как уже говорила, я умею отслеживать даже самые незначительные события, которые влияют на будущее. А потому я знала, что если заберу тебя или Лиану к себе, то вероятность того, что нам удастся запечатать этот мир, существенно снизится… Единственное, что мы могли – это присматривать за вами, следить, чтобы с тобой и твоей матерью не произошло ничего непоправимого.

Поверила ли я оправданиям Арелины? Конечно, нет. Слишком это просто – списать все свои действия на дар предвидения. Но я понимала, что другого ответа вряд ли дождусь.

– Присматривать, говоришь? Думаю, не ошибусь, если скажу, что за нами следили так называемые Стражи. А что? Все сходится! Появились эти таинственные существа уже после моего рождения, до ужаса напугали весь город и практически парализовали его ночную жизнь. Да только никто не знал, что Стражи вовсе не какие‑то там бестелесные призраки, а эйсин.

– Ты уверена? – удивленно посмотрел на меня Джаред.

– Более чем, – кивнула я.

– Она права. Те, кого вы прозвали Стражами, в действительности были эйсин, – ответила Джаду владычица.

– Но зачем они убили столько людей?

– Рийна, количество погибших сильно преувеличено. Всего жертвами Стражей стало семь человек. При этом четыре раза мои подданные прикрывали тебя и три – твою мать. Если бы мы не вмешались, то вы бы погибли или получили тяжелые увечья… А почему, ты думаешь, Стражи наиболее активны были в темное время суток? Вы с матерью работали по ночам.

– Вот оно как… – озадаченно произнесла я.

В словах эйсы определенно был смысл. За время моей карьеры Ночной гостьи действительно было несколько странных случаев, которые можно было списать только на поразительную везучесть или вмешательство высших сил. Мама тоже что‑то такое рассказывала…

– Так как же вы собираетесь закрыть Врата? И что вам нужно от меня? – вырвал меня из задумчивости голос Джада.

– Чтобы навсегда закрыть этот мир, надо в арке Врат активировать четыре Кристалла Мироздания, – начала отвечать Арелина. – Все вы, наверное, не раз видели изображения Врат, этакой арки на двух опорных колоннах. Большинство художников не утруждают себя архитектурными деталями этого гигантского древнего сооружения, а больше акцентируют внимание на тех существах, что проходят через Врата. На тех же лоэл’ли к примеру. Но все же на некоторых старых гравюрах можно рассмотреть, что опорные колонные покрывает грубая резьба, более того что на каждой колонне есть по два отверстия. Это что‑то вроде замочных скважин, если вставить туда Кристаллы, то дорога в этот мир навсегда закроется.

– Что за Кристаллы такие? – подобрался Джаред.

– Один у Рийны уже есть. Эта та самая подвеска, которую она позаимствовала из музея лоэльского дворца и благодаря которой вы так удачно перенеслись из Лайэна к нам. Второй…

Арелина резко сорвала с головы серебряный обруч с сапфиром и метнула в меня. Инстинктивно я поймала обруч, и пальцы тут же кольнуло холодом. Попыталась отбросить в сторону коварное украшение, но не смогла даже пошевелиться. Волна холода практически мгновенно прокатилась по руке, дошла до самого сердца, а затем… пропала. И тут же ко мне вернулась чувствительность. Я отшвырнула обруч в сторону, но вместо того, чтобы упасть на мраморные плиты пола, украшение плавное вернулось на голову владычицы.

– Как я и думала, проблем не возникло, – удовлетворенно кивнула Арелина.

Хайдаш, а ведь я, когда поймала обруч, невольно коснулась сапфира…

Зараза остроухая, она все подстроила! Опять меня подставила!

– Я так понимаю, в твоем обруче заключен второй Кристалл? – спросила я, сама удивляясь тому, как спокойно прозвучал мой голос.

– Да. И как мы только что все убедились, у тебя проблем с активацией его не возникнет.

– То есть кулон вы забирать у меня не намерены?

– Решать тебе. Если ты согласишься еще немного поработать на нас, то Кристалл останется у тебя. Наличие телепорта сильно облегчит поиск двух оставшихся Кристаллов.

– А что касается обещанной платы? Ну за то, что я сумела достать этот ваш Кристалл.

– Рийна, не беспокойся, обещанную сумму ты получишь даже в том случае, если откажется участвовать в дальнейшей операции. Если же согласишься, то обещаю, когда все закончится, ни ты, ни твоя мать больше никогда не будете чувствовать стеснения в средствах.

– А браслет? – я хлопнула себя по плечу, на котором под одеждой скрывалась татуировка рыси.

– Снять его с тебя можно будет только в случае смерти. Твоей или Ррэко.

– То есть Ррэко все время будет со мной? В моей голове?

– Отгораживаться от него ты уже научилась. Ррэко принадлежит к крайне малочисленной расе лиенов. Они спутники эйсин. Но далеко не все эйсин могут похвастаться тем, что у них есть свой лиен, ведь именно лиены выбирают себе спутников, а не наоборот. Так что тебе очень повезло.

– Ну, спасибо, – проворчала я.

– У Ррэко сложный характер, но, уверяю тебя, скоро ты оценишь все преимущества такого друга, как лиен.

– Надеюсь на то, – вздохнула я. Мысль, что блохастый гад по имени Ррэко навечно останется со мной, не радовала.

– Так ты согласна еще немного поработать на нас?

– Прежде чем принять решение я бы хотела узнать детали.

– Справедливо, – кивнула Арелина. – Джаред?

– Еще раз спрашиваю, причем здесь я? – устало произнес полувампир.

– Осталось еще два Кристалла, которые, во‑первых, надо найти, а во‑вторых, суметь активировать. Одновременно активировать два Кристалла Мироздания может далеко не каждое существо, точнее только вэры. Но истинные вампиры крайне агрессивные, эмоционально нестабильные создания. Ты же обладаешь всеми преимуществами вэров, но при этом практически лишен их недостатков. Чувствительность к солнечному свету, по сравнению с истинными вампирами, у тебя снижена. Жажда проявляется не так остро, и без крови разумных существ ты можешь обходиться весьма длительное время. Со вспышками неконтролируемой ярости ты тоже успешно справляешься в большинстве случаев. К тому же, Джаред, внешне ты совсем не похож на вампира.

– Да, вы неплохо успели меня изучить… Давно наблюдаете?

Чувствовалась, что слова Арелины пришлись Джареду совсем не по душе. А кому приятно, когда копаются в его грязном белье? Пытаются анализировать, исследовать?

– Достаточно, – ответила тетушка. – Ты попал в поле нашего зрения, когда вместе с матерью переселился в Лайэн. Некоторое время я даже пыталась разобраться, как тебе удалось появиться на свет, но потом меня отвлекли более важные дела. Когда же ты сбежал из Лайэна, мы потеряли тебя из вида… Вспомнила я про одного интересного полукровку, лишь когда стала искать решение нашей общей проблемы. Найти тебя оказалось нелегко. Джаред, ты молодец – научился хорошо заметать следы, не привлекать в себе особого внимания, жить как простой человек. На поиски ушло больше тридцати лет, а потом, скажем так, мы поспособствовали тому, чтобы ты перебрался в Таннис.

– Но зачем вам я? Почему нельзя было вырастить еще одно «существо с определенным набором генов»? – кивок в мою сторону.

Кровосос поганый, он что, издевается?! Действительно меня ни во что не ставит?

Внешне я свою ярость никак не проявила, только залпом осушила бокал с вином.

– В случае с теми, другими Кристаллами это, к сожалению, невозможно. Так что, либо ты соглашаешься нам помогать и, разумеется, тебе более чем щедро заплатят. Либо нам придется обратиться за помощью к клану твоей матери.

А вот это уже похоже на завуалированную угрозу. Потому как неизвестно, что попросит матушка Джада за свои услуги. Вполне может быть, что и голову сына.

Кстати, пока владычица эйсин нам почти не угрожала, играла в откровенность и прельщала щедрыми вознаграждениями. А что будет, если мы откажемся сотрудничать? Что бы не говорила Арелина, я сомневалась, что нас отпустят на все четыре стороны.

– Тогда, как и Ри, я бы хотел узнать детали. А потом уже принимать решение…

Мы проговорили почти до самого утра, но даже за это время Арелина успела нам рассказать лишь часть истории. Слишком мало мы знали, слишком много у нас было вопросов. Да и как могло быть иначе, если оставшиеся два Кристалла нужно было искать далеко за пределами Тауры. Один на Огненных островах, другой на Лие – втором по величине материке Срединного мира. И это притом, что после Последней войны Тауру окружала незримая стена, и ни одно существо не могло ни покинуть материк, ни проникнуть на него.

Оказалось, что сами эйсин тоже заперты на Тауре, но не потому, что они не в состоянии совладать с магией лоэл’ли, нет. Эйсин привязаны к этой долине. Здесь, по словам Арелины, их сила практически безгранична, но чем дальше они удаляются от своих земель, тем слабее становятся.

– Джаред, если ты не возражаешь, то мы бы хотели взять у тебя образцы: немного крови, кусочек кожи, пару волосков… И провести кое‑какие тесты, – сказала рэйа, когда беседа подошла к концу и мы уже встали из‑за стола.

– Образцы? Тесты? – растерянно переспросил мужчина.

Похоже, Джад был немного не в себе после всего того, что владычица эйсин нам поведала. И я прекрасно его понимала.

– Тебе ведь интересно, что ты из себя представляешь? Какими способностями наделен? Могут ли быть у тебя дети? Что ожидает тебя в будущем?

– Да‑да, конечно, – пробормотал полувампир, затем зажмурился, встряхнул головой и добавил: – Только ничего опасного и чересчур болезненного. И я в любой момент могу прервать эти ваши тесты.

– Договорились, – улыбнулась Арелина.

Никак не ожидала, что Джад вот так, добровольно, согласится стать лабораторной крыской. Хотя, наверное, ему действительно хочется разобраться в себе. И опять же, кто знает, как поведет себя тетушка, если Джаред откажет ей в этой небольшой просьбе.

– Рийна, чтобы ты знала, та башня, в которой вы остановились, принадлежит тебе, сказала владычица эйсин.

– Мне? – переспросила я.

Хайдаш, ничего не понимаю. Разговор с Арелиной вывел меня из себя, перепутал мысли, поставил всю картину мира с ног на голову. Что снежная королева хочет мне сказать?

– Ты – часть нашего народа. Мы никогда не отказывались ни от тебя, ни от твоей матери, – проникновенно вещала эйса. – Так что здесь у каждой из вас есть свой дом. А если конкретно, то башня. Ты можешь обставить там все по своему вкусу или вообще перестроить башню и мы тебе в этом с удовольствием поможем… И да, если ты решишь отказаться от дальнейшего участия в нашем предприятии, то на все вышесказанное это никак не повлияет. Здесь твой дом.

Я мысленно вздохнула. А вот и ответ на мой вопрос. Не отпустит меня никто просто так на все четыре стороны. Никак не отпустит.

– Хорошо. Спасибо, – улыбнулась я.

– И еще. Я отправила за твоей матерью. Лиане будет намного безопаснее здесь, чем в Таннисе. Тем более что сейчас всякая нужда скрывать от тебя и от нее правду отпала.

Я прикрыла глаза и мысленно выругалась. А вот это уже похоже на взятие заложников. Теперь волей неволей придется играть по правилам Арелины… Хайдаш, как же я ненавижу это синеволосую тварь!

– А… – начала я.

– Подруга твоей матери с дочерьми тоже переедет сюда. Думаю, тебе будет гораздо спокойнее, если ты будешь знать, что твоим близким ничего не угрожает.

– Спасибо, – опять повторила я.

Надо же. И голос не дрогнул. Молодец, Ри.

Арелина в ответ улыбнулась, всем своим видом показывая, что чего только не сделаешь для вновь обретенной родственницы.

– Сейчас я вас переправлю обратно в башню. Там вы можете поесть и отдохнуть. Как только возникнет желание поговорить, я к вашим услугам…

Мы с Джадом кивнули и направились к дверям на балкон.

– Думаю, в этот раз стоит обойтись без полетов. Они занимают много времени и довольно утомительны.

– Что ты имеешь в виду? – спросила я.

В ответ тетушка лишь скривила губы в легкой усмешке, взмахнула рукой и тут же нас окутал плотный туман. А когда через пару ударов сердца он рассеялся, мы находились уже не в кабинете Арелины, а в комнате, где отдыхали наши спутники. Все произошло так быстро, что я даже испугаться не успела.

Джаред глухо выругался. И я в этом порыве его поддержала. Хоть так смогла немного выплеснуть скопившуюся злость.

И какого, спрашивается, Хайдаша летунам Арелины надо было тащить нас на себе как мешки с картошкой? Зачем было это представление?

Впрочем, я уже знала ответы на эти вопросы. И от этого злилась еще сильнее.