Джаред Дэш

15 – 22‑й день Атанарил‑лин 223 года от О. В.

Я бежал. Мимо пролетали сады, поля, пустующие загоны для скота. Иногда я срывался и прыгал в сторону метра этак на три, а потом еще и еще… Все что угодно, только бы сбить след. Давно мне не приходилось так быстро уносить ноги, а с таким грузом и вообще никогда. За спиной у меня болтались два объемных мешка с поклажей и мальчишка.

Орки все‑таки напали на наш след. Не знаю, как им удалось: шаман ли поспособствовал, рыгла учуяла, или я где‑то оплошал, но нас гнали уже третий день. Как только наступала ночь и доставшиеся мне от матери‑вэрины способности начинали работать в полную силу, я хватал Сажу в охапку и бежал. Когда солнце поднималось из‑за горизонта, я тоже по мере сил пытался продолжить путь, но толку от этого было мало – за день преследователи все равно умудрялись сократить разрыв.

Получался какой‑то замкнутый круг. Оставалось надеяться, что у меня хватит сил выдержать эту гонку и по пути нам не встретится другой орочий отряд. О том, чтобы разобраться с преследователями, не стоило и мечтать. В прошлый раз мне с шестью орками и четырьмя ящерами удалось справиться большей частью благодаря внезапности, а сейчас… Зеленокожие уроды чрезвычайно осмотрительны: перед отрядом они высылали разведчиков, а ночную стоянку опутывали такой сетью секреток и различных ловушек, что близко нельзя было подобраться незамеченным. В открытом же бою мне против этой своры никак не выстоять, даже пытаться не стоило. Преследовали меня ни много ни мало двенадцать орков верхом на двенадцати же ящерах‑атхах и как минимум две рыглы. Так что выбора нет – бежать и только бежать.

Не раз и не два меня посещала мысль, что все повторяется. Девяносто лет назад я так же спешил укрыться в Велайских горах, на меня так же была объявлена охота. Только тогда в роли охотников выступали не орки, а дэйш’ли, и теперь на мне камнем висит подопечный Сажа, а в то время я еще сам был несмышленым мальчишкой.

Я понимал, что если мы и дальше будем бежать с такой скоростью, без разведки, практически наугад, то лишь вопрос времени, когда мы столкнемся с другим отрядом зеленокожих уродов. Пока нас сильно выручала карта. Я старательно выбирал маршрут так, чтобы он как можно дальше проходил от всех населенных пунктов, построек и дорог. Но как долго нам еще будет везти?

Успокаивало лишь то, что у орков сейчас дел хватало и без меня. У них не было ни времени, ни ресурсов, чтобы объявить на меня полноценную охоту и затравить, загнать, как дичь. Ведь, если подумать, что значит смерть нескольких соплеменников в масштабах объявленной эльфам войны? Вот и я думаю, что немного…

Из поселка дэйш’ли мы захватили кое‑какую провизию, да и фруктов в садах хватало, так что не приходилось тратить время на охоту или какие‑либо иные способы добычи пропитания. Но припасы подходили к концу, от персиков и прочих апельсинов начинало тошнить. Так хотелось поесть жареного мяса, да и от похлебки… да что там, от каши, я бы сейчас не отказался. Но в таких условиях разводить костер – безумие.

Сейчас все мои надежды сводились к реке, которая вскоре должна была преградить нам путь. Я специально подгадал так, чтобы форсировать водную преграду нам с мальчишкой пришлось ночью. Это был наш шанс оторваться от преследователей.

К реке мы вышли около полуночи. Если верить карте, это один из притоков Лаэны – небольшая речка, шириной около тридцати метров, густо заросшая кустарником по берегам. Медленно и степенно она несла свои воды с юго‑востока на северо‑запад. И вот на это‑то и был мой расчет. Я надеялся, что орки решат, что мы пошли против течения (благо оно тут несильное), а не наоборот. Ведь идти на северо‑запад нам совсем ни к чему, это, по сути, возвращаться обратно.

Я сгрузил Сажу вместе с поклажей на землю.

– Раздевайся, – тихо сказал мальчишке.

– Что?

– А ты в реку в одежде собрался лезть?

– Э‑э‑э… нет! Да, точно. Я сейчас! – громким шепотом отозвался Эрих.

Воспитаннику тяжело давалась гонка. Если и я‑то бежал практически на пределе сил, то что говорить про тринадцатилетнего мальчишку? Даже при учете того, что Эрих большую часть времени мертвым грузом висел у меня за спиной.

Пока мальчишка воевал с собственной одеждой, я разведал спускающиеся к воде заросли. Еще во время нашего бегства с корабля я убедился, что мой подопечный – никудышний пловец. Сейчас, конечно, перед мальчишкой задача стояла попроще, чем в тот раз: не надо бороться с течением, наоборот, нужно отдаться на его волю, позволить себя нести. И все же нужно найти что‑то, что облегчит малышу эту задачу.

Мне повезло: в одном из засохших кустарников я опознал хавойю – растение, весьма примечательное тем, что оно очень легкое, а потому не тонет в воде. Я вырвал кустарник из земли, обрубил саблей ветки, так что осталась одна коряга. Может, всего мальчишку эта хавойя и не удержит, но все равно хотя бы какое‑то подспорье Саже будет.

После того как мы с Эрихом разделись, я тщательно упаковал одежду в захваченный при бегстве с корабля непромокаемый мешок. Туда же засунул иглометы, саблю, карту и другие мелочи. Во втором, не обладающем водонепроницаемостью, мешке остались одеяла и запасы провизии. Обидно будет, если я этот мешок намочу или, того хуже, утоплю, но без всего этого добра мы как‑нибудь переживем.

– Сажа, – приступил я к инструктажу мальчишки, – возьми эту корягу, она поможет тебе держаться на воде… Значит, так. Ляжешь на воду. Расслабишься. Позволишь течению себя нести. Старайся даже без надобности не грести – плеск может нас выдать.

– Орки?

– Да. Наши преследователи еще к реке не должны были выйти, хотя за это я и не поручусь. Но в этих землях полно и других ургских отрядов. Они могут даже не подозревать о нас с тобой, а просто разбить лагерь на берегу реки. Поэтому, всеми богами заклинаю тебя, не кричи, вообще ни слова не произноси, пока я не разрешу. Понятно?

– Ага, – кивнул мальчишка и зябко передернул плечами.

Я мысленно выругался: кажется, мой воспитанник успел замерзнуть, а мы еще даже в реку не вошли. Климат здесь мягкий, ночи теплые несмотря на то, что лето подходит к концу… Нет, какой же все‑таки Сажа изнеженный, не приспособленный к жизни. Выберемся – займусь дрессировкой и закалкой сорванца.

– Ничего не бойся, я буду рядом. Если почувствуешь, что очень устал, сводит ноги, что начал тонуть или увидел какую‑нибудь опасность – зови. Но тихо! Шепотом! На слух я не жалуюсь, а вот если нас услышат орки…

– Да понял я! Понял! – перебил меня мальчик.

– Хорошо, тогда пойдем.

Мы медленно, осторожно вошли в воду.

– Она х‑холодная, – испуганно проблеял Сажа.

– Ничего, придется привыкнуть. Выхода у нас все равно нет.

Илистое дно плавно понижалось. Шаг – вода достигла колен… второй, третий, четвертый – и вот я уже вошел в реку по грудь, а Сажа так и вообще чуть ли не по шею.

– Поплыли. Ты первый, я за тобой.

Эрих лег на воду, сделал пару осторожных гребков и отдался на волю течения. Я последовал за ним.

Если мальчишка плыл налегке, без одежды, без какого‑либо груза, то у меня за плечами висел тяжелый непромокаемый мешок, а второй я так и вовсе держал в руке, пытаясь уберечь от знакомства с водной стихией.

Медленно мы проплывали мимо заросших берегов. Иногда видели какие‑то строения, специально расчищенные участки для водопоя скота, небольшие причалы…

Было удивительно тихо и пустынно. Как будто мир вымер. Что, впрочем, было недалеко от действительности.

Мы с Сажей плыли уже около получаса, когда я почувствовал запах дыма, а через минуту заметил оранжевое пятно – кто‑то на берегу жег костер. Впереди я увидел бледное, испуганное лицо мальчишки – он обернулся ко мне, так как тоже заметил огонь. Я покачал головой, надеясь, что парень поймет это как приказ продолжить движение, что у него хватит ума не задавать вопросов и не шуметь. Сажа развернулся с громким плеском и поплыл дальше.

Я мысленно застонал. Хайдаш! Только бы те, кто жжет костер, ничего не слышали, ну или подумали, что в реке просто рыбы плещутся.

По мере того как я подплывал ближе, вырисовывалась группа существ, расположившаяся на отдых. Десятка два воинов‑ургов, вдалеке я заметил большие туши спящих ящеров‑атхов. Как минимум один из орков не спал, сидел у костра, чистил оружие и время от времени поглядывал на реку.

Надеюсь, этот урод нас не заметит! Орки в темноте видят лучше, чем люди, но их ночное зрение не идет ни в какое сравнение с аналогичным у эльфов, не говоря уж о вампирах. К тому же, находясь в круге света, высмотреть что‑то в темноте – практически бесполезное занятие… Да, похоже, я сам себя пытаюсь успокоить, ведь дозорный не может быть один! И кто вообще сказал, что этот орк – дозорный? Может, ему просто не спится, вот он и занялся чисткой оружия… Урги должны были оставить охранять лагерь еще как минимум одного‑двух воинов, но их я, как ни вглядывался, так и не смог углядеть. Хорошо замаскировались гады!

Только бы у мальчишки не сдали нервы.

Только бы он выдержал, не зашумел, не выдал нас.

И только бы нас не заметили эти хайдашевы твари орки!..

Река, казалось, в несколько раз замедлила свое и так совсем неспешное течение, и мы с Сажей медленно‑медленно проплывали мимо стоянки орков. Требовалась немалая выдержка, чтобы подавить в себе желание быстрее заработать руками и ногами и унестись наперегонки с течением прочь, подальше от зеленокожих уродов. Но я справился, поборол в себе это неуместное желание, и, как ни странно, Сажа тоже.

Лишь когда огонек костра скрылся за очередным плавным поворотом реки, я с облегчением вздохнул. Повезло, нас все‑таки не заметили. Но расслабляться все равно было нельзя.

А еще минут через пятнадцать показалась арка моста. Значит, впереди самое опасное место. Мост через реку километров на пятьдесят вокруг всего один. Конечно, речушка неширокая, и навести через нее переправу в случае необходимости оркам не составило бы большого труда. Но намного проще сохранить существующий мост, чем построить новый.

Я ждал, что мост будут тщательно охранять, но как ни вглядывался, так никого и не увидел. Может, поблизости от переправы и был лагерь орков, но ни отблесков костра, ни запаха дыма… Ничего.

Прошло еще около часа, когда я вдруг услышал еле слышный всхлип мальчишки:

– Джаред, я больше не могу.

– К берегу! Сам сможешь?

– Да… – отозвался малыш.

Парень быстро, больше не пытаясь соблюдать тишину, погреб к берегу, я устремился за ним. Из реки я бледного, дрожащего мальчишку практически вытащил.

– Что? – тихо спросил я.

– Ус‑стал, з‑замерз‑з, а еще ногу начало с‑сводить…

– Ясно. Подожди, я сейчас.

Как бы ни болела у меня душа за воспитанника, но нужно было разведать обстановку. Я стрелой метнулся в заросли кустарника, затем дальше в поле, в сад… Минут через пять, когда я вернулся к мальчишке, то мог с уверенностью сказать, что на этом берегу реки ни построек, ни орков с ящерами поблизости не было.

Подхватил на руки дрожащего мальчишку и отнес вглубь зарослей. Там растормошил мешок с одеялами (мне все‑таки удалось его почти не намочить) и закутал Сажу с ног до головы. Прислонил к бледным губам парня фляжку.

– Пей.

Эрих сделал большой глоток и тут же закашлялся. Глаза его в изумлении раскрылись, губы порозовели, лицо пошло красными пятнами. Не думаю, что воспитаннику когда‑либо доводилось пробовать столь крепкий горячительный напиток.

– Что это? – спросил немного оживший малыш.

– Это, Сажа, грана, – усмехнулся я, – напиток для настоящих мужчин.

Ну что ж, будем надеяться, что наш ночной заплыв увенчался успехом и от орков мы все‑таки оторвались.

 

В следующие два дня ничего особенного не происходило. Ночью мы пробирались по бывшим эльфийским землям на восток, а днем прятались. И чем ближе мы подходили к Велайским горам, тем больше начинало меня снедать беспокойство.

После ночного купания Сажи в реке, которое, к счастью, для мальчишки прошло бесследно, я понял, что воспитанник может просто не выдержать путешествие по горам. Одежды мы теплой так и не раздобыли, с припасами туго, карты гор тоже нет. А чтобы попасть в вольный город, Лайэн нам надо преодолеть несколько сотен километров по Велайским горам. Если учесть, что дорог там попросту нет, что я знаю лишь общее направление пути, – эта затея начинала попахивать самоубийством. И если сам я, может, и решился бы на такое путешествие, то тащить за собой на погибель сорванца…

Ну а помимо прочего, в горах живут свои хищники, есть хитроумные гномьи ловушки, да и сами бородатые коротышки неизвестно как могут отреагировать на наше вторжение. Не говоря уже о том, что можно просто попасть под лавину или обвал, упасть в пропасть или замерзнуть насмерть.

Раньше я об этом как‑то не задумывался, от дельты Велайи до гор было не менее десяти дней пути. Я не хотел загадывать, да что там, толком не верил, что нам вообще удастся добраться до гор. И вот теперь я отчетливо видел снежные пики на западе. Казалось, что горы совсем близко, всего в паре часов пути. Но я знал, что это зрительный обман и путь до границы Одр Крапа займет в несколько раз больше времени.

Хотя сказать, что путей в горах совсем нет, – это соврать. Есть подгорные гномьи туннели, которыми коротышки любезно позволяют пользоваться чужакам за щедрую плату. По туннелям можно быстро добраться до Лайэна. Но у меня нет с собой достаточного количества денег, чтобы заплатить гномам за эту услугу.

При бегстве с корабля я захватил с собой немного монет. Этой суммы с лихвой хватило бы, чтобы полмесяца прожить в Таннисе, а если затянуть ремень, то и поболее… Но чтобы воспользоваться туннелями, свое благосостояние мне надо увеличить раз в десять. Вопрос: как?!

Я ведь даже банальным разбоем заняться не могу, здесь попросту некого грабить. Эльфы не только все ценное вывезли, сейчас к их брошенным селениям даже не подступиться, там зеленомордые шныряют. Самих орков грабить? Можно, конечно, и у них добром разжиться, те же иглометы гномы неплохо покупают. Но оружие это редкое, дорогое, в основном им офицеры владеют… Нет, с ургами лучше не связываться, и так еле от погони оторвались, новая травля нам совсем ни к чему.

Попробовать сунуться к гномам без денег, сказать, что за нас в Лайэне заплатят?.. Ну, может, мать действительно решит выручить своего сына. Но я крайне не желал оказаться у этой вэрины в долгу. Чревато это для меня и особенно для Сажи.

Хайдаш! Что стоило мне взять побольше денег при бегстве с корабля?! Ведь мог же! И проблем бы сейчас было в разы меньше, и в самом Лайэне нормально бы с мальцом устроились. Но что теперь жалеть? Прошлое не исправить, не изменить. Да и кто знает, смог бы я вовремя выбраться с корабля, если бы решил захватить с собой часть судовой казны? Смог бы спасти мальчишку?..

Какие у меня теперь варианты? Только два. Либо все‑таки пытаться идти через горы, либо найти способ раздобыть нужную сумму… Ну, там, к примеру, ограбить самих гномов… И бредовые же мысли приходят в голову!

Я выглянул из укрытия. Несмотря на то что день в самом разгаре, было довольно сумрачно. Солнце пряталось за тучами, по саду гулял ветер. Выспаться я успел, душу извести себе тоже. Пожалуй, небольшая разведка – это то, что нужно.

Посмотрел на спящего мальчишку. Сейчас моему воспитаннику и тринадцати лет нельзя было дать. Лицо чистое, открытое, на губах легкая полуулыбка, видно, что‑то хорошее снится, ладошки доверчиво сложены под головой. Я достал из мешка маленькую жестяную баночку, в которой хранилась мазь с резким хвойным запахом. Нанес немного сонного зелья под носом сорванца. Вот так мне спокойнее будет.

Укрытие на дневку мы в этот раз подобрали хорошее – старый, явно заброшенный, полуразвалившийся сарай, который со всех сторон окружали заросли вишни. Маловероятно, что какой‑нибудь орк на него случайно набредет.

Осторожно, не спеша я добрался до тракта, что от самой дельты Велайи тянулся к горам. Устроил себе лежанку среди колючих кустарников и принялся наблюдать.

Дорога была почти пустынна, только примерно раз в полчаса по ней проходил отряд орков. Один раз я даже заметил довольно большой обоз: кажется, зеленокожие уроды решили заняться уборкой урожая. Мудрое решение, зачем плодам на деревьях и на земле гнить, если ими можно армию накормить… Я и сам не знал, на что надеюсь, чего жду. Что‑то мне не давало покинуть укрытие, вернуться к мальчишке. Звериный инстинкт? Может быть. Все вампиры отчасти звери, а я наполовину вампир.

Через два часа я уже был готов плюнуть на все. Какой толк от такой разведки? Для меня лично никакого! И тут я увидел очередной обоз, небольшой – всего на две повозки, который направлялся в сторону Велайских гор. И понял, что мой инстинкт меня не обманул. Потому что это был не орочий обоз, а гномий. А где гномы, там и деньги.

Бородатые коротышки очень хорошо заработали во время Последней войны, тогда они продавали оружие и доспехи как людям, так и их врагам, нелюдям. Сейчас же гномы тоже не остались в стороне. Думаю, они успели хорошо поторговать с эльфами перед тем, как те сбежали за реку. Во всяком случае, гномы едут налегке – хороший знак!

Самих гномов я насчитал немного, всего полтора десятка. Да и тех, кого увидел, я бы серьезными воинами не назвал… Коротышки шли не спеша, весело перешучивались и особо не смотрели по сторонам. Действительно, а кого гномам бояться? Ни эльфы, ни орки их не тронут. У Одр Крапа, видите ли, нейтралитет!

Идея ограбить бородатых коротышек мне больше не казалась такой уж бредовой. Самое сложное заключалось в том, чтобы отвести от себя подозрение, мне с гномами вражда ни к чему. Я ведь не только их туннелями собираюсь воспользоваться, но потом еще в вольном городе, расположенном на территории Одр Крапа, поселиться.

Гномы еще не успели скрыться за поворотом дороги, как план созрел у меня в голове. Напасть на коротышек я решил ночью, а пока у меня было время подготовиться.

Подходящий для моих планов отряд ургов мне удалось выследить только с третьей попытки. Приглянувшиеся мне орки выгодно отличались от остальных тем, что их было всего трое, они были пешими и явно никуда не спешили, а планомерно исследовали бывшие эльфийские земли.

Одного орка я убил и тело его спрятал так надежно, насколько смог, – вырыл для него настоящую могилу. Сверху прикрыл ее предварительно снятым дерном, на котором росла очень любопытная травка, которая напрочь отбивала нюх у рыгл. Фиерт даст, тело не найдут… Оставшуюся парочку я оглушил и связал. Притом и то и другое постарался проделать максимально деликатно, так, чтобы потом от моей деятельности на телах воинов не осталось никаких следов. Проще, конечно, было бы орков усыпить. Но, к сожалению, на этих зеленокожих уродов почти не действуют яды… Тела перетащил в укрытие к Саже.

Теперь осталось дождаться ночи. Обоз гномов я потерять не боялся, куда он с дороги деться может?

Часа через два проснулся мальчишка и очень испугался, увидев рядом с собой орков. Пока я Сажу успокаивал, пока мы с ним скудно поужинали… солнце зашло за горизонт. Я не стал парню ничего объяснять, чтобы не терять времени, а просто усыпил его уже привычным способом.

Для начала я разведал, как далеко успели утопать гномы… Оказалось, коротышки совсем не спешили, от моего укрытия до их лагеря можно было добраться всего за полчаса. Гномы пока еще не спали, а весело галдели, рассевшись в кружок вокруг единственного костра, как я понял, в эту последнюю ночь на чужбине они решили отпраздновать удачную поездку.

Ну, пусть гуляют. Так даже лучше.

Дозорных я заметил только двоих. Но и они не сказать чтобы очень рьяно несли службу. Больше смотрели в сторону костра и веселящихся товарищей, чем по сторонам. Да и к фляжкам, в которых явно бултыхалась не вода, время от времени прикладывались.

Оставалось надеяться, что коротышки не будут гулять до утра, а угомонятся пораньше.

Когда я вернулся в укрытие, то увидел, что один из орков пришел в себя и безуспешно пытается освободиться. Пришлось заново успокоить его, а заодно, для профилактики, и другого. Потом я занялся скучным, но крайне необходимым делом – перетаскиванием пленников поближе к лагерю гномов.

Было уже за полночь. Половина коротышек дрыхла в обнимку с бутылками, вторая пьяно горланила песни. Дозорные тоже выглядели захмелевшими и клевали носом.

Что ж, больше ждать нельзя. Пора!

Я достал из кармана плаща баночку, ту самую, со снотворным зельем, открутил крышку и бросил банку в костер. Трое гномов вскочили, попытались схватиться за оружие.

Поздно, коротышки. Для вас уже все поздно.

За несколько секунд костер и всю стоянку гномов окутал зеленовато‑серый клуб едкого дыма. В ноздри ударил резкий, удушливый запах с характерным хвойным привкусом.

Даже у меня заслезились глаза, запершило в горле и начала кружиться голова. Но недомогание быстро прошло – вэров никакой отравой не взять, у них полный иммунитет к ядам.

Гномы надрывно кашляли, хватались за горло, старались закрыть руками рот и нос… Пара наиболее шустрых и смышленых коротышек даже успела выбраться из ловушки. Но им не повезло, за пределами лагеря их поджидал я.

Когда через минуту удушливый дым бесследно развеялся, все было кончено – гномы вповалку лежали вокруг костра. Нет, коротышки не были мертвы, они просто спали.

Первым делом я проверил, не обманулся ли я, есть ли у гномов, чем поживиться. Действительность превзошла мои самые смелые ожидания. На одной из повозок я нашел большой сундук, доверху набитый серебряными эльфийскими монетами. Что ж, значит, я был прав в своих предположениях, и гномы в этот раз очень хорошо наторговали.

Теперь самое время приступить к основной части плана – инсценировке ограбления гномьего обоза орками.

Полностью опустошать сундук я не стал, мне хватило и пятой его части. Еще примерно столько же монет я отложил в отдельный мешок – пригодится. Затем растормошил вещи гномов, часть монет разбросал по земле и, вооружившись реквизированным у орков оружием, отправился резать бородатых коротышек… Даже у меня что‑то шевельнулось в душе, все‑таки в том, чтобы убивать спящих, мало чести. Но я себя быстро успокоил, гномы ведь не испытывали никаких душевных терзаний от того, что из века в век зарабатывали на войне.

Затем я притащил связанных орков. Одного из них я убил гномьим же оружием и бросил рядом с костром. Второму сунул в руки мешок с монетами… и оставил где‑то в километре от лагеря. Этот орк был тяжело ранен в схватке с гномами, но пытался бежать на север, оставляя за собой кровавые следы. Только вот урод никуда не убежал, а умер то ли от потери крови, то ли от ран, несовместимых с жизнью…

Следы третьего орка тоже вели на север, а потом терялись. Пусть и бородатые коротышки, и зеленокожие уроды думают, что этому воину не только удалось выжить, но и утащить с собой немалую часть денег.

Будет неплохо, если удастся стравить гномов и орков. Нет, конечно, такая маленькая стычка к разрыву отношений между двумя странами не приведет, гномы слишком блюдут свою выгоду. Но вот цены на оружие после этого инцидента немного поднимутся.

Свои следы вокруг стоянки гномов я тщательно замел, замаскировал, да и немного их было, в этот раз я соблюдал максимальную осторожность.

У гномов ничего, кроме денег, я больше не взял, хотя мне и приглянулось кое‑какое оружие, да и вообще у коротышек с собой много чего интересного имелось. Но по этому оружию гномы потом могли меня опознать. А вот деньги, как известно, не пахнут, и кровь к ним не прилипает.

Я вернулся в укрытие за спящим мальчишкой, взвалил его на плечо и побежал на восток. Место побоища обошел по большой дуге.

Сажа проснулся только часа через три. Завозился, забарахтался. Я остановился, сгрузил мальчишку на землю.

– Джаред, опять?! Вы опять меня усыпили?! – накинулся на меня обиженный воспитанник.

Я пожал плечами:

– Так было надо.

– Но… но так нечестно!!!

– Извини, это решать уже мне. А ты будь мужчиной, не разводи сопли.

Мальчишка весь как‑то подобрался, а затем хмуро спросил, всем своим видом стараясь показать, что ему ничуть не интересно:

– Но зачем?

– Надо было, я на разведку ходил. Мне спокойнее, если я знаю, что ты спишь в безопасном месте, а не шляешься незнамо где.

Рассказывать мальчишке о ночной операции я не собирался. Она не относилась к тем вещам, которыми стоило гордиться. Да и вообще, чем меньше малыш знает, тем лучше.

– На разведку?.. А куда?

– Сажа, – усмехнулся я, – ты себя прямо как ревнивая женушка ведешь. Куда надо, туда и ходил.

– А…

– Нет у нас сейчас с тобой времени на разговоры. Сегодня нам во что бы то ни стало надо добраться до гор. А так как ты с нормальной скоростью передвигаться не способен, то придется тебе опять повисеть у меня за спиной.

– Опять…

– Да, Сажа, опять. Надеюсь, что все это в последний раз. И больше ни таскать тебя, как мешок, за спиной, ни усыплять не понадобится.

Мальчишка поворчал еще немного, а потом смирился, и я закинул его себе за спину. Можно, конечно, в дебаты с воспитанником было и не вступать. Но, во‑первых, я нашу беседу использовал как небольшую передышку, а во‑вторых, не хотел на Сажу слишком давить, моему подопечному и так тяжело приходится.

Я бежал весь остаток ночи, а когда небо начало светлеть на востоке, я натянул капюшон пониже и побежал еще быстрее.

 

До границы Одр Крапа мы добрались только в полдень. Хорошо, что горы большую часть времени прикрывали меня от обжигающих лучей светила, а потому симптомы солнцепека не успели проявиться.

Теперь предстояло реализовать второй этап моего плана, и тут тоже могли возникнуть сложности. Чтобы воспользоваться туннелями, надо попасть в гномий городок, а для этого необходимо пересечь границу…

Вопрос: охраняется ли рубеж? Причин бояться гномов у нас с Сажей пока нет, а вот с орками я бы предпочел встречи избежать.

Граница была обозначена просто – сбоку от дороги стоял большой каменный столб, на котором было вырезано несколько гномьих рун. Практически сразу за столбом дорога резво взбиралась на пологий холм, на вершине которого, у подножия большой отвесной скалы, стоял приграничный гномий город Аррей. Я знал, что большая часть этого, небольшого по меркам гномов, городка скрывалась в недрах горы. Поверхностную же часть полукругом окружала высокая стена с единственной аркой ворот.

Добрых полчаса я всматривался в подступы к Аррею, но никакого подозрительного движения так и не заметил.

Мы с мальчишкой вышли на дорогу и не спеша направились к городу. Скрытно к крепости подобраться не было возможности, да и смысл? Наоборот, мы бы насторожили и гномов, и орков, которые тоже вполне могли находиться в Аррее. Лучше нам с Сажей изображать мирных путников, а не шугаться каждой тени.

Перед воротами, опираясь на алебарду, стоял одинокий стражник‑гном. Коротышка с ног до головы был закован в латы. Открытым оставалось только лицо – круглое, с мясистым красным носом и маленькими черными свинячьими глазками, которые прятались под кустистыми рыжими бровями. Нижнюю половину лица гнома покрывала густая, тоже рыжая, растительность, заплетенная в тугую косу. Еще две короткие косицы лежали у коротышки на плечах. Ростом гном, даже с учетом рогатого шлема, был мне по пояс.

Я слишком хорошо знал это подгорное племя, чтобы даже на мгновение поверить, что стражник всего один. Без сомнения, нас взяли на прицел арбалетчики на стене.

– Кто такие? Куда путь держите? – пробасил коротышка.

– Путники, – ответил я. – Идем из Танниса в Лайэн. Хотели бы воспользоваться подгорными туннелями, деньги для оплаты имеются.

При слове «деньги» коротышка немного оживился, маленькие глазки стражника взволнованно заблестели.

– Бумаги при себе есть?

Я кивнул и вытащил из‑за пазухи несколько карточек, исписанных мелким, убористым почерком. Если отсеять всякие бюрократические излишества, то в них говорилось о том, что нам с мальчишкой разрешено покинуть Таннис и направиться в славный вольный город Лайэн, расположенный на территории Одр Крапа.

У меня в заплечном мешке, том самом, непромокаемом, который я старался всегда держать под рукой, нашлась стопка пустых бланков с подписями и печатями. Вписать нужные данные было делом недолгим.

Коротышка внимательно изучил карточки, затем вернул их мне.

– Путешествовали в одиночку?

– Нет, конечно, с караваном. Но в районе дельты Велайи наши пути разошлись.

У людей не принято путешествовать поодиночке или малыми группами, слишком опасно. Гномы все равно никак не проверят, путешествовали мы на корабле, с караваном или только вдвоем.

– Почему решили идти в Лайэн через Аррей? Есть несколько наших городов, расположенных гораздо ближе к Таннису…

Более чем справедливое замечание. Подгорные туннели имеют выходы во всех более или менее крупных гномьих поселениях. И путешествовать по этим самым туннелям намного быстрее и безопаснее, чем по поверхности.

– Сначала наш путь лежал в Вольгород, – я протянул стражнику еще несколько карточек, – но обстоятельства сложились так… Война – не лучшее время для путешествий, особенно если в попутчиках у тебя малолетний сын. Караван пошел дальше, я же решил, что дальнейший путь на север слишком рискован.

Новость о войне не вызвала у коротышки никакого интереса или удивления.

– Цель визита? Я правильно понял, что в Лайэне у вас проживают родственники, а в Вольгород вы направлялись по торговым делам?

– Да.

Гном задал еще несколько вопросов и потребовал уплатить пару л’релей за проход в город. Я щедро присовокупил к двум монетам третью, и дальше все пошло быстро, без проволочек. Стражник бегло осмотрел нас с мальчишкой и поклажу, а затем махнул кому‑то на стене, разрешая открыть ворота. Каменная плита ворот откатилась в сторону, и мы вошли в город.

Я выяснил у стражника, как нам добраться до входа в туннели, и быстро повел Сажу в указанном направлении. Мальчишку приходилось тащить чуть ли не волоком, Эрих, который и других‑то человеческих городов, кроме Танниса, не видел, не говоря уже о гномьих, смотрел на все разинув рот. Я мог его понять: архитектура Одр Крапа несколько отличалась от привычной человеческому глазу. Она была под стать самим гномам – приземистая и основательная. Все без исключения постройки Аррея были каменными, гномы не сильно жаловали дерево и по возможности предпочитали обходиться без его использования. Так, даже большинство дверей были либо сделаны из металла, либо представляли собой каменные блины, которые под действием то ли каких‑то механизмов, то ли магии откатывались в сторону.

Свои секреты бородатые коротышки берегли как зеницу ока. И неважно, будь то технологии изготовления оружия или принцип работы таких вот дверей. Да и свои возможности на магическом поприще гномы тоже тщательно скрывали. Но мне приходилось слышать из достоверных источников, что коротышки развели столько секретов потому, что их магия, в отличие от той же лоэльской и ургской, несколько однобокая. Гномы добились больших успехов в заклинании камней и металла, но все остальные воздействия магического характера им не удавались.

Как воины, гномы в большинстве своем тоже были весьма посредственными. Низкорослые, неповоротливые, довольно медлительные. К преимуществам коротышек можно отнести только большую физическую силу (по которой гномы все равно проигрывали чистокровным эльфам и вэрам), великолепное оружие и доспехи.

Неудивительно, что воевали гномы крайне неохотно, а уж те случаи, когда их армия покидала горы, так и вообще по пальцам пересчитать можно. В горах коротышкам нет равных, если не брать в расчет эйсин, конечно, а вот на равнинах их с легкостью те же орки, эльфы или даже люди раскатают. Да и не интересовали коротышек иные земли, кроме гор, а все желаемое другие расы на блюдечке преподносили, ведь гномы – мастера по металлу и камню несравненные.

Да что там говорить, коротышки вообще покидали горы редко и очень неохотно, исключительно по торговым делам. А уж чтобы какой‑то гном жил на чужбине… В Таннисе постоянно проживало всего несколько гномов, всех их в разное время за какие‑то проступки изгнали. Но Таннис не такое уж и плохое место для гнома‑изгнанника, там если не горы, то скалы…

– Джаред, может, хотя бы поесть зайдем, а? Так хочется чего‑нибудь горячего, – заканючил Сажа, увидев вывеску трактира.

– Нет, – тихо ответил я. – Посмотри внимательно по сторонам. Только незаметно, осторожно и не вздумай кричать. И подумай, хочешь ли ты в этом месте хотя бы ненадолго задержаться?

Наземная часть Аррея состояла исключительно из складов, загонов для скота (гномы не возделывают полей и не растят садов, но в том, чтобы пасти на высокогорных лугах коз, коров и маленьких коренастых лошадок, не видят ничего зазорного) и пары рыночных рядов. Трактир, как верно заметил мальчик, здесь тоже имелся. Все жилые помещения гномов находились в толще горы.

По небольшому рынку прогуливались девять орков, которые внимательно осматривали представленные товары, горячо торговались с хозяевами‑гномами и весьма подозрительно поглядывали на нас. Надеюсь, с ориентировкой на нас зеленокожие уроды не знакомы, да и не видел меня и Сажу никто из орков вблизи, чтобы более‑менее точно описать. Но вряд ли в этих землях сейчас много путников‑людей…

– Ой! – тихонько пискнул мальчишка, когда тоже заметил зеленомордых, и взволнованно прошептал: – Что нам теперь делать? Орки, они же…

– Ничего они нам здесь не сделают. Мы на территории другого государства, так что гномы нас в обиду не дадут. Но вот когда до города дойдут определенного рода вести, лучше нам оказаться отсюда так далеко, насколько возможно. Так что не суетись, молчи и веди себя как прежде.

– Это как? – не понял мальчишка.

– Открой рот и восторженно глазей по сторонам, – усмехнулся я и потрепал сорванца по белобрысым лохмам.

Мальчишка обиженно насупился, но к моему совету прислушался. Да и не притворялся он почти, ему действительно все было очень интересно. Только время от времени сорванец настороженно косился на орков.

– Джаред, она же лысая! – вдруг дернул меня за рукав мальчишка и указал на гордо шествующую нам навстречу гномку.

Я ударил парня по руке и, отвесив звонкий подзатыльник, затащил в ближайшую подворотню. Слава богам, у Сажи хватило ума не кричать о своем открытии на всю улицу, а всего лишь оповестить о нем громким шепотом. На наше счастье, никого поблизости от нас не оказалось, да и так заинтересовавшая мальчишку гномка была еще слишком далеко… А то закончилось бы наше путешествие по Аррею весьма плачевно: коротышки очень болезненно реагируют на всякие высказывания в адрес их красавиц‑женщин. Забили бы нас с Эрихом камнями, как пить дать, забили.

И почему я не подумал, что Сажа никогда раньше не видел гномок? Должен ведь был подумать! Женщины гномов родные горы практически не покидают. Оттого и ходят среди людей байки, что женщин у гномов вовсе нет, что коротышки гермафродиты или что этих жадных карликов рождают сами горы. А некоторые считают, что гномы‑женщины внешне практически неотличимы от гномов‑мужчин, то есть так же бородаты и уродливы.

Истина же заключалась в том, что женщины у гномов были и бороды у них не росли. Все необходимые для женщин атрибуты у этих созданий тоже имелись, как то, к примеру, весьма выдающаяся грудь. Которая, к слову, отнюдь не делала этих образин с точки зрения представителя любой другой расы хотя бы чуть более аппетитными. Гномки были этакими бочонками на ножках. На лицо карлицы были под стать своим мужьям: тот же большой нос картошкой, крохотные, глубоко посаженные глазки, которые почти не видно из‑за кустистых рыжих бровей. Да‑да, все представители подгорного племени были исключительно рыжими и разнились лишь оттенками шевелюр. Ну а еще одна особенность внешнего вида гномов, как мужчин, так и женщин, заключалась в том, что на лбу и темени волосы у них не росли.

Гномы очень гордились данной им природой прической и отращивали волосы столь длинными, как могли. Мужчины заплетали бороду и волосы на голове в хитрые косы, женщины укладывали различными баранками и валиками вокруг лысины. Неудивительно, что мой воспитанник оторопел, увидев вышагивающий нам навстречу бочонок в сильно декольтированном платье и с весьма своеобразной прической на голове. Но назвать гномку лысой – это значит страшно оскорбить!

Пришлось быстро и тихо объяснить Саже, что к чему, и настоятельно просить на гномок не смотреть, вообще не обращать на них внимания.

Карлица в это время как раз поравнялась с подворотней и бросила в нашу сторону любопытный взгляд. Ну, мне показалось, что любопытный, даже вампиру прочитать с десяти метров, какие эмоции отражались в крохотных свинячьих глазках женщины, представлялось невозможным. В ответ я улыбнулся и учтиво поклонился, затем отвесил Саже подзатыльник, чтобы не терялся и последовал моему примеру. Женщина обнажила желтоватые зубы в улыбке и пошла дальше по улице.

Слава Великому Прародителю! Похоже, гномка действительно не слышала Сажу, и то, что мы так быстро метнулись в подворотню, не показалось ей подозрительным.

Я сделал себе зарубку в памяти, что нужно заняться не только физической подготовкой воспитанника, но и поднять уровень его образования. А то, тоже мне, Эрих гордится, что посещал Академию, а не знает элементарных вещей!

Уже через пять минут мы стояли у входа в подземную часть города. В отличие от наземной части, инородцев сюда просто так не пускали. Я переговорил с седовласым гномом и выяснил, что нам повезло – самовозка отправлялась всего через полчаса. Уплатил коротышке положенную сумму, и после этого пара гномов помоложе проводила нас в зал погрузки.

Посреди длинного светлого зала стояла странного вида повозка – десяток серых металлических ящиков, как‑то хитро сцепленных между собой. Металлические колеса утопали в глубоких колеях, головная и конечная части повозки имели наросты сферической формы. Девять ящиков предназначались для перевозки товаров, один – для пассажиров. Кроме нас с мальчишкой в путь собирались отправиться четверо гномов.

– Что это?! – удивленно спросил Сажа.

– Гномы прозвали это чудо самовозкой.

– И мы на этом поедем? Как?!

– А вот на этот вопрос тебе никто не ответит, и советую тебе его больше не задавать. Это одна из самых бережно хранимых подгорным племенем тайн.

Вскоре мы уже сидели пристегнутыми в жестких креслах в низком жестяном ящике без окон.

– Не волнуйся, Сажа, – ободряюще улыбнулся я мальчишке, – самовозки абсолютно безопасны. Уже через несколько часов мы будем в Норрее – это узловая точка, где сходятся многие подгорные туннели. Ну а завтра вечером, если повезет, прибудем в Лайэн.

Я не любил ездить на самовозках, да и не часто мне этим транспортом пользоваться приходилось, но сейчас для нас с Сажей это лучший выход.