Джаред Дэш

3‑й день Атанарил‑лин

223 года от О. В.

Деление Старого города на сектора более чем условно – потому даже на своей территории можно угодить в засаду или натолкнуться на банду праздношатающегося отребья. В каждом секторе охраняются прежде всего стратегические объекты: база, где проживает князь и основное боеспособное население, источники пресной воды, лазы в Катакомбы, рыбацкие поселки… Другая территория лишь патрулируется. Неудивительно, что желающих прогуляться по чужой земле хватает. И движут ими разные мотивы: от банального и на первый взгляд безобидного «я тут просто мимо проходил», до… Дальнейшее ограничивается лишь фантазией самих старогородцев, на которую, кстати, они редко жалуются.

Я сумел добиться, казалось бы, невозможного – вот уже несколько лет чужаки предпочитали обходить мой сектор стороной. Те же, кому хватало наглости или глупости ступить на мою землю, вскоре очень сильно жалели. В лучшем случае им удавалось откупиться, уплатив немаленький штраф, в худшем – они пополняли рацион краагов… Но все же попытки напасть на караван с товарами изредка да случались. Даже несмотря на то, что до сих пор ни одна из них не увенчалась успехом, а сам мой караван по меркам Старого города являлся довольно‑таки грозной силой.

Что бы ни говорили, но риск – дело отнюдь не благородное, особенно если в твоих силах неприятностей избежать. Наоборот, риск – это удел глупцов. А те, кого боги не обделили хотя бы толикой мозгов, учатся на своих ошибках.

Путь от Учебной гавани до базы составлял всего около полутора километров, но, к сожалению, не было возможности пройти его иначе, как по земле – лазов в Катакомбы в районе порта попросту не существовало. Устроить же базу или хотя бы склад для товаров поближе к Учебной гавани по разным причинам тоже не представлялось возможным.

Кто‑то скажет, что полтора километра – совсем немного. И это действительно так… Если только дорога не лежит по Старому городу, в развалинах которого может притаиться кто угодно.

Да, мы следим за своей территорией лучше, чем кто‑либо. Мы даже расчистили некоторые наиболее опасные места, а за другими стараемся приглядывать, но, как невозможно истребить всех тварей в секторе, так и всех охочих до поживы людишек не изведешь. Всегда кто‑то где‑то да скрывается.

Сектор у меня большой, людей тоже немало. И все же недостаточно, чтобы выставить нормальное охранение вдоль дороги из порта на базу. Разве что снять людей со всех постов… Но этим сразу воспользуется кто‑нибудь из моих врагов. Да‑да, врагов у меня тоже хватает.

Однако я сумел найти решение.

Каждый раз я водил караван другим путем. Все‑таки между базой и Учебной гаванью когда‑то лежал густонаселенный жилой квартал, а значит, улиц и переулков хватало. Правда, пришлось порядком потрудиться, чтобы сделать все дороги проходимыми для телег, но это того определенно стоило! Ведь как можно устроить засаду, если не знаешь, где именно будет предполагаемая дичь?

Так что сейчас я сильнее опасался неразумных тварей, чем людей. И было отчего.

Обычно с пристани мы отправлялись в путь на заре. В то самое время, когда ночные твари уже спят, а дневные еще толком не проснулись. Сейчас же светило уже давно встало, а значит, какое‑то приблудное зверье вполне могло отправиться на поиски завтрака.

Караван неспешно двигался по широкой улице, вдоль обочин которой громоздились полуразрушенные здания. Волна от магического взрыва нанесла ощутимый урон некогда величественным сооружениям. Теперь редко в каком доме насчитывалось более двух этажей, а на месте многих вообще красовались кучи битого камня, покрытые чахлой порослью.

Путь, который без телег занимал максимум двадцать минут, сейчас грозил растянуться на целый час. «Тягачи», казалось, еле тащились. Впрочем, гораздо удивительней было бы, если бы они бежали вприпрыжку. Судя по количеству бочек и тюков, Сэм в этот раз очень хорошо наторговал. К тому же товарам на одной из телег пришлось потесниться, дабы уступить место Тариду.

Я вместе с Сэмом и Патриком шел сразу за второй телегой. Удобная позиция. С одной стороны, могу в случае опасности прикрыть поверенного и шкипера, с другой – почти мгновенно оказаться в любом конце каравана.

Уже минут пять Сэм негромко насвистывал популярный в определенных кругах и, как нетрудно догадаться, весьма фривольный мотивчик. Я стоически терпел. Если у меня жутко болит голова и плохое настроение – незачем портить его остальным… Только, похоже, Сэм и не собирался замолкать.

– Может, хватит, а? – не выдержал я.

– Что? – переспросил поверенный.

– Что‑что… Выть! Придем на базу, там можешь хоть во всю глотку орать, а пока, будь другом, заткнись.

– Э‑э‑э… извини, – Сэм вздохнул. – Ведь знаешь, как нервирует меня тишина…

Я поднес палец к губам. Какой‑то странный звук. Или мне послышалось. Это всего лишь телеги скрипят…

Огромный булыжник с грохотом врезался в колесо первой телеги.

– Засада!!! – раздалось из авангарда. – Заса…

Крик захлебнулся.

В развалинах по обеим сторонам дороги показались лучники.

– Всем укрыться! – закричал я и метким ударом свалил Патрика и Сэма наземь. Теперь с одной стороны их от стрелков прикрывает телега, а с другой – я.

Мои арбалетчики среагировали почти мгновенно. Щелкнули спусковые крючки на предварительно взведенных арбалетах. Несколько чужаков упали… Но остальные не испугались, не спрятались, и сразу десяток стрел устремился в сторону моих стрелков.

– Сэм, Пат, быстро под телегу. И, что бы ни случилось, носа оттуда не высовывайте! Ясно?!

Рядом свистнула стрела. Затем вторая… От третьей я увернулся лишь в последний момент. Закатился под телегу, немного потеснив притаившихся там ребят.

Лучники, похоже, опасаются повредить товары. Во всяком случае, людей, укрывшихся под телегами, даже не пытаются достать.

Быстро вынырнул из укрытия. Окинул взглядом поле битвы и заскочил обратно под телегу.

Сразу несколько стрел ударилось о мостовую. Поздно, ранковы дети!

Как минимум семеро моих людей мертвы – далеко не всем удалось забраться под телеги. Часть «тягачей» и «щитоносцев» попытались найти укрытие за щитами. И минуты с начала нападения не прошло, а они уже больше напоминают утыканных иглами ежей, чем людей. Хотя, может, кто‑то из них еще жив.

Стрелков я тоже успел разглядеть. С левой стороны – семеро, справа осталось всего пять. И сами эти стрелки, как, впрочем, и их луки, выглядели как‑то несерьезно, даже смешно. Ну да в противном случае жертв было бы еще больше. Уж хоть тут повезло… А еще эти гады даже не думали скрываться! Наоборот, забрались повыше, чтобы обзор получше иметь!

Что же делать?!

А то же, что и всегда!

Я вытащил из набедренной кобуры игломёт. Из двенадцати возможных в барабане находилось лишь пять ядовитых игл, остальные гнезда были пусты. Хайдаш! Как всегда, пожадничал, не сменил полупустой барабан. Но для начала как раз хватит.

Вот. Сейчас. Самое время: лучники немного расслабились и решительных действий с нашей стороны не ждут.

Выкатился из‑под телеги. Три выстрела. Три иглы, несущие смерть. Перекатом обратно.

Два стрелка не удержались на развалинах и полетели вниз, что сталось с еще одним, я не видел. Но на его счет не волновался, яд орков действует быстро.

Сразу несколько стрел ударили о мостовую. Мимо.

– Так, ребята, меняемся местами, – прошептал я четверым старогородцам, что нашли укрытие под одной телегой со мной. – И, не дай Двуликий, эти ранковы дети наверху что‑нибудь заметят…

Я лежал по центру пространства, которое от взора и стрел чужаков милостиво прикрывала телега. Сейчас будет сложнее, хотя с правой стороны и осталось всего двое лучников, но и меня теперь они ждут.

Выскользнул из‑под телеги аккурат меж двух колес. Не дай Фиерт, «тягачи» телегу дернут – шею враз перережет, никакой Великий Прародитель не поможет.

Два выстрела. По игле на противника.

Чисто!

Ухватился руками за бок телеги и буквально вынырнул из‑под ее днища. Притаился.

Оставшиеся лучники больше не опасались повредить товары, а выпускали стрелу за стрелой по второй телеге, надеясь хоть краем задеть меня. Занервничали, сволочи!

– Все быстро на правую сторону! – приказал я, меняя у игломёта барабан.

Я окинул свое воинство взглядом – даже если учесть тех, кто еще прятался под телегами, маловато будет. Скрипнул зубами. Что ж, убытки подсчитывать будем потом.

Выскочил из‑за телеги. И опять сделал три выстрела. Попал. Два раза. Третья драгоценная игла ушла в молоко.

Спрятался обратно.

– Хайдаш! – Давно так глупо не мазал. А ведь достаточно лишь царапины, чтобы яд попал в кровь.

Я осторожно выглянул из‑за телеги. Лучники попрятались. Все‑таки испугались, гады недоделанные!

– Занять оборону вокруг второй телеги!

Противник, видимо, наконец понял, что так ему ничего не светит. Что с каждой секундой промедления он только теряет свои с таким трудом завоеванные преимущества. Чужаки с громкими криками высыпали из укрытий.

Быстро прикинул – человек тридцать. Много. Но вооружение, как и у стрелков, оставляет желать лучшего: какие‑то дубинки, металлические прутья, даже на вид тупые мечи… Доспехи у большинства вообще отсутствуют напрочь. Отребье!

Я вместе с тяжело раненными оказался внутри кольца ощетинившихся воинов. Сейчас как стрелок я принесу больше пользы.

Отправив еще пяток жалких людишек в гости к Хайдашу, я снова сменил барабан. Отнюдь не потому, что опять иглы пожалел. Нет, сегодня я до безобразия расточителен. Просто мне нужны «языки», а для этих целей у меня припасен специальный барабан, снаряженный сонными иглами. Теперь мне мишенями служили те из нападавших, кто имел вооружение получше, а значит, как «языки», они могли принести большую пользу.

Один из «толкателей», потерявший где‑то в пылу сражения шлем, вдруг упал с проломленной головой, и в образовавшуюся щель ринулись сразу двое.

На ходу выхватывая из ножен саблю, я прыгнул вперед. Первого противника рубанул по незащищенной шее, и тот как подкошенный рухнул на землю. Второй оказался чуть шустрее и от моего выпада каким‑то чудом сумел увернуться. Зря. Умер бы быстро. А так – я ударил снизу в живот… пусть помучается.

Я занял открывшуюся брешь, с ходу зарубил еще одного нападавшего и сцепился с другим, тоже вооруженным саблей. Попадись ему вместо меня любой другой старогородец, возможно, ситуация сложилась бы иначе. Но я был быстрее, сильнее и намного опытнее любого человека. У противника не было против меня ни малейшего шанса.

Он ударил первым. С плеча. Видимо наивно надеясь отделить мою голову от тела.

Я чуть отклонился назад и резко рубанул по запястью. Кисть, еще судорожно сжимающая саблю, отлетела в сторону. А вскоре к ней присоединилась и его голова.

Больше желающих отправиться в Пекло от моей руки не наблюдалось…

Все кончилось. Круг распался, и мои бойцы вместе с подоспевшими патрульными теперь методично добивали разрозненного противника.

Несколько вражеских бойцов бросились наутек, а еще двое, понимая безысходность этой затеи, бросили оружие. Упали на колени, склонили головы и выставили вперед скрещенные руки, безмолвно моля о милосердии.

Мои люди, разгоряченные боем, не собирались упускать чужаков. Троих беглецов настигли болты – арбалетчики как раз успели перезарядить свое оружие. Еще одного, брыкающегося и вопящего, за ноги поволокли ко мне.

– Сэм, Пат, вы живы?

– Да, Капитан… – нестройно ответили они, вылезая из‑под телеги.

Подтащили неудавшегося беглеца, бросили в пыль у моих ног. Заросший щетиной мужик, размазывая по лицу сопли, кровь и грязь, ринулся ко мне и судорожно начал покрывать поцелуями мои сапоги, моля о пощаде. Я брезгливо поморщился и двинул ногой ему в челюсть. Отошел в сторону.

– Этого добить. С остальными, – я кивнул на коленопреклоненных, трясущихся от страха старогородцев, – я разберусь позже.

Вой перешел в визг и вскоре оборвался.

– Пат, возьми пару людей и займись ранеными. Тем, кто не сможет идти, нужно будет выделить место на телегах. – Я окинул взглядом свое пострадавшее воинство. – Сази, посмотри, что можно сделать с колесом первой телеги… И где Брег?

– Капитан, Брег погиб…

Я грязно выругался. Прикрыл глаза. Что же за день сегодня такой!!!

– Норк, – обратился я к командиру патрульных, – возьми своих. Пройдись по дороге. Осмотрись. Проверь, не остался ли кто в живых из авангарда и арьергарда. Или, может, кто из наших «милых» гостей жив и сейчас хитро притворяется. Троих чужаков с сонными иглами тащите ко мне. Затем прочешите развалины справа и слева от дороги. Если найдете кого живого – добить. Не хочу, чтобы кто‑нибудь из этой падали остался.

– Сэм, – продолжал я, – осмотри товары. Если найдутся безнадежно испорченные вещи, их лучше оставить здесь… Выполнять!

Старогородцы бросились выполнять мои приказы. Они знали – меня лучше не злить. Особенно сейчас.

Я смотрел на оставшихся людей… «Тягачей» уцелело всего трое. Точнее, четверо. Но четвертый, к сожалению, сейчас не мог даже просто идти. А значит, теперь еще и его до базы тащить. Вопрос – как?

Подошел к пленникам, которые находились под охраной двоих легкораненых. Ненадолго задумался. С одной стороны, очень уж не хотелось кого‑либо из этого отребья оставлять в живых. С другой, эти ребята, похоже, посообразительней своих коллег будут. По крайней мере, их ума хватило на то, чтобы просить пощады и заступничества у милосердной Матери Араш. Если сейчас прикажу убить, свои же люди потом косо смотреть будут.

– Встать! – рявкнул я.

Пленники поднялись, не меняя положения трясущихся рук, скрещенных над головой.

– Смотреть мне в глаза!

Они покорно подняли головы.

Боятся, ранковы дети! Правильно боятся! Только думать нужно было прежде, чем на меня нападать.

– Ну что, гниды, жить хотите?!

– Да, господин, – сказал один, а второй судорожно закивал.

– Хорошо, я дам вам шанс. Пойдете с нами на базу. Если я хотя бы заподозрю у вас желание убежать – убью. Если случится чудо и кому‑то из вас все‑таки удастся скрыться, не волнуйтесь, я вас из‑под земли достану, и вы будете молить о смерти… Ясно?!

– А пока скажите, – не дожидаясь ответа, я указал на троих усыпленных пленников, – стоит ли мне с собой тащить кого‑нибудь из этих? Могут ли они сообщить какую‑либо интересную для меня информацию? Думайте быстрее и учтите, их я в живых милостью Араш оставлять не намерен… Ну?!

– Г‑гос… господин, вон тот, в рогатом шлеме, – промямлил один из пленников, – нашим князем был… Его еще Сенькой Вольным звали…

Знакомое имечко.

– Тот самый Сенька, что когда‑то ходил под Расимом? – уточнил я.

– Ага…

Дурачье! Знал я эту историю… Довольно долгое время Сенька был командиром одного из патрулей моего соседа – князя Расима. Когда Сенька понял, что это его предел и вряд ли даже через несколько лет он сможет подняться выше в иерархии сектора, то вместе с кучкой верных последователей решился на бунт, который, конечно же, был жестоко подавлен. Самому Сеньке, в отличие от подельников, каким‑то чудом удалось уйти, и он недолго думая самопровозгласил себя князем Мертвого города. Не правда ли, гордо звучит? Особенно если учесть, что в «мертвяке» нет пресной воды, но зато не продохнуть от всяческих тварей, почитающих человечинку за деликатес… Вот и кормились «вольные» потихоньку на чужой территории. То там что‑нибудь хватанут, то сям. Но раньше никогда так не наглели.

Больше всего меня в этой ситуации удивляло другое: как у такого олуха вообще последователи могли найтись?

– Остальные?

– Н‑нет, господин!

Я кивнул.

– Этих, – махнул на пленников, – связать, и того рогатого тоже. Остальных убить.

Голова раскалывалась… Накинул капюшон. Блаженно закрыл глаза. Помогло, но ненамного.

Ко мне подбежал Патрик.

– Джаред… – запинаясь, начал он, – тут такое дело… Тарид…

– Что с ним? – Впрочем, я уже догадывался.

Шкипер молча указал на последнюю телегу.

Кто‑то особо сердобольный перерезал Тариду горло. Что ж, по крайней мере, он умер во сне.

Я осенил Тарида знаком Двуликого и обернулся к Пату.

– Узнай, может, кто видел, как это случилось, и устрой Тарида к остальным нашим мертвецам.

Патрик кивнул.

Интересно, Тарида прирезали в пылу сражения или была другая причина? Ведь только я и Тарид знали маршрут, по которому пройдет в этот раз караван. Да… Это уже паранойя.

– Капитан, – окликнул меня Сази, – тут такое дело… Это колесо мы починить уже никак не сможем. Только менять.

Просто прекрасно! Сил на то, чтобы ругаться, у меня уже не осталось.

– Ясно. Сази, дуй на базу. Приведи с собой человек десять – пятнадцать. Захвати инструменты, запасное колесо, Корзины какие‑нибудь… Одна нога тут, другая там. Бе‑е‑егом!!!

Базу ослаблять не хотелось. Особенно сейчас, когда меня мучили смутные сомнения. Но… Великий Прародитель! У меня просто нет выхода.

Прошло минут двадцать, а Сази все еще не вернулся.

За это время всем раненым уже оказали первую помощь, а тех, кто не мог самостоятельно идти, устроили на телегах. Покойников и часть наименее ценных товаров решили пока просто сложить на земле. Тут самим бы дойти. Большая часть моего воинства имела ранения разной степени тяжести, а ведь телеги сами не поедут – их надо тащить и толкать.

Я сидел на земле, привалившись спиной к стене полуразрушенного здания.

С пристани со мной вышло больше сорока человек. Сейчас на ногах, считая подоспевших патрульных, всего четырнадцать, и многие из них имеют легкие ранения, ссадины и синяки. Еще восемь лежат на телегах, и, уверен, что как минимум двое из них до базы не доживут.

Из авангарда и арьергарда не выжил никто. Ребят просто забили палками и камнями до смерти.

Тела противников мы оттащили метров на сто в сторону. И сейчас там копошилась, весело чавкая и повизгивая, стая краагов. На нас пока падальщики не покушались. Вот именно что пока.

Я понимал, что каждую секунду возможно появление хищников, неважно, в обличье людей или животных, или же стаи краагов побольше, которая может посчитать нас легкой добычей.

Напротив меня присел на корточки Норк.

– Капитан, сваливать отсюда надо…

Я тряхнул головой, чуть сдвигая капюшон назад, встретился взглядом с командиром патрульных.

Ранков делегат! Он ведь не только свое мнение выражает, но и других. И во многом прав. Но уйти, бросить товары и тела погибших… ведь у многих из них остались семьи, родственники, друзья. Если мы покойников тут бросим, то их тела крааги до костей обглодают.

Я мог бы оставить нескольких человек, тех же патрульных, к примеру, чтобы охраняли тела и товары. Но такая жалкая кучка людей краагов не остановит. Я просто не могу больше рисковать!

Норк не выдержал моего взгляда, опустил глаза.

– Пять минут. Если Сази за это время не появится, уходим.

Патрульный кивнул и отошел в сторону.

Я встал. Отряхнул полу плаща и натянул пониже капюшон. Солнце палило вовсю.

Душно. Жарко. Великий Прародитель, как же жарко!

Из‑за поворота показался запыхавшийся Сази, да не один, а с подкреплением.

Молодец! Не только притащил корзины, но и раздобыл еще пару двухколесных арб.

– Что так долго? – недовольно спросил я у парня, когда тот подбежал ко мне.

Сази грустно улыбнулся:

– Пока людей собрал… Пока корзины и арбы нашли. Ну и дорога…

Колесо заменили быстро. Погибших и все еще пребывающего без сознания Сеньку загрузили на арбы, оставшиеся товары кое‑как распределили по корзинам и телегам. В сами арбы я решил запрячь пленников – так у них соблазна убежать не возникнет, а сами они хоть какую‑то пользу принесут…

Двинулись в путь.

Минут через двадцать за очередным поворотом показалась база. Всё. Считай, дошли.

Территория в триста метров вокруг базы была относительно безопасной. По ней денно и нощно, в любую погоду, курсировали два патруля, а из базы и с крыш соседних домов их прикрывали арбалетчики. Так что если жители других секторов или какие‑то твари сюда забредали, то быстро понимали свою ошибку. Фатальную, я бы даже сказал.

На этой же условно безопасной территории селились и многие мои подданные. Те, которым не нашлось места на самой базе.

База… Странное слово. Но так уж повелось.

Своей резиденцией я избрал полуразрушенный комплекс Императорского монетного двора. Почему не довольствовался аккуратненьким особнячком своего предшественника? Ответ прост: он совершенно не удовлетворял моим целям.

Имперские градостроители возвели одно из самых важных для казны – а значит, и для самой Империи – сооружений по центру площади. Более того, они особым указом «озаботились», чтобы ни одно из близлежащих зданий не превышало и даже не приближалось к нему по высоте.

Даже в славной и вполне благополучной Империи Алрин случалось всякое, а потому здание Императорского монетного двора, по совместительству являющееся Хранилищем Императорского банка, больше всего напоминало крепость. Последняя война его не пощадила, а мародеры и прочие охочие до легкой поживы людишки излазили вдоль и поперек. Что могли – утащили, а остальное сломали, разбили или совсем уничтожили. Но, несмотря на все это, даже сейчас мелькали слухи о зарытых в подвалах монетного двора сокровищах.

Неудивительно, что, когда я десять лет назад подыскивал место для своей будущей резиденции, вместо здания монетного двора меня встретили развалины – пустая коробка стен без какого‑либо намека на крышу, перекрытия и внутренние перегородки. Но вот внешние стены почти не пострадали – все‑таки имперцы строить умели, и по их расчетам это здание вполне могло выдержать осаду. Впрочем, главная ценность бывшего Хранилища заключалась не в крепких стенах, а в обширных многоярусных подземельях и в том, что к пристани оно было почти в два раза ближе, чем моя предыдущая резиденция.

Внешние стены подлатали, заложили на первых двух этажах все оконные проемы, а дверной оставили только один, не забыв снабдить его массивными воротами. Окна на третьем и четвертом этажах переквалифицировались в бойницы, а изнутри «коробка» наполнилась мостками, переходами и лестницами. Ну чем не крепость?

У высоких распахнутых настежь ворот выстроились в две колонны десяток воинов. Справа стоял Арим – именно он командовал наземным гарнизоном базы, – а слева опиралась на устрашающего вида дубину одноглазая Клотильда. На ее далеко не хрупких плечах лежало все хозяйство базы и оборона ее подземной части.

Клотильда… Не имя, а песня! И сама она, казалось, сошла со страниц древних сказаний. Ведь именно так должна выглядеть настоящая дева‑воительница. Та самая, что может выйти на поле брани плечом к плечу с мужчинами, та самая, в адрес которой возможные противники не делают реверансов и не отпускают скабрезных шуточек.

Это только в сказках воительницы все сплошь прекрасные и гармонично сложенные девы, с обязательно развевающимися на ветру длинными волосами. А на деле… Исключения бывают, но подобные персоны долго не живут или же имеют весьма сомнительное отношение к роду людскому. Что говорить, если даже кровь Кло была на добрую четверть разбавлена тролльей.

Караван медленно втянулся на территорию базы, ворота захлопнулись. И тут понеслось‑завертелось. Я еле успевал отдавать приказания: все‑таки командовать таким количеством людей – это не мое.

Женщины оккупировали повозки с ранеными и убитыми и теперь горестно всхлипывали и причитали. Разве что волосы на себе не рвали. Да‑а… вдов и сирот у нас сегодня прибавилось, но, учитывая соотношение полов один к пяти, это ненадолго… Полномасштабной истерике не дала разыграться Кло, которая гарпией налетела на зарёванных куриц. Кого‑то принялась успокаивать, на кого‑то накричала и даже отвесила пару затрещин. Женщины быстро затихли и теперь под руководством Карнахея, сухонького старичка‑лекаря, на носилках переправляли раненых в лазарет.

Сэм, то и дело сверяясь с какими‑то записями в амбарной книге, руководил разгрузкой товаров.

Наконец все срочные дела были улажены, а пленникам щедро выделили по спальному мешку. Каменному.

Я и сам чувствовал, что если хотя бы пару часов не отдохну, то меня скоро можно будет закапывать. Все‑таки больше пятидесяти часов на ногах – это слишком даже для меня.

Но прежде нужно было решить еще кое‑что.

Отозвал в сторонку Кло и Арима. Пусть я параноик. Пусть! Но лучше быть живым параноиком, чем мертвым недоумком.

– За время моего отсутствия на базе ничего странного не происходило?

Арим и Кло переглянулись и синхронно закачали головами.

Слава Такиме, мои подозрения, в которых я боялся признаваться даже себе, не подтвердились…

– Кло, проследи, чтобы вечером все было готово к погребению.

Тарэ – главная книга религии Восьмерых – предписывала, что умерших нужно закапывать в землю. Но суровая действительность диктовала свое. Слой ценного плодородного грунта на каменистом полуострове был слишком тонок, чтобы защищать тела от посягательств краагов и гулей, а потому в одном из ответвлений Катакомб образовалось братское кладбище. Там и хоронили погибших со всего Старого города, если, конечно, о них было кому позаботиться.

Из‑за широкой спины Клотильды выглянула знакомая чумазая мордашка. Я устало улыбнулся – Сажа.

Чувствовалось, парнишке очень хочется, как в детстве, броситься ко мне, но он уже вошел в тот возраст, когда кажется, что показная серьезность и в самом деле делает тебя взрослее.

– Здравствуй, Эрих!

Я шагнул вперед и положил руку на его правое плечо. Пусть все видят, что я признаю его взрослым, достойным доверия мужчиной.

Но впечатление испортил сам постреленок. Его мордашка расцвела радостной улыбкой, и он кинулся ко мне.

– Я так… так боялся… когда прибежал Сази и сказал… – прошептал мальчик, зарывшись в складки плаща на моей груди.

Я крепко обнял парня, взлохматил белобрысые лохмы и тихо шепнул на ухо:

– Малыш, со мной все в порядке… но на нас смотрят, – плавно отстранился от мальчишки. – Я пойду, отдохну несколько часов. Проследи, чтобы меня по пустякам не беспокоили.

– Э‑э‑э… Джаред…

Если Кло называет меня по имени, значит, что‑то не так.

– Тут такое дело… – Женщина наконец собралась с духом и затараторила: – В общем, я тебе сюрпризец приготовила. Наши патрульные такую девку выцепили, что…

– Кло‑о! Все девки потом. Я спать.

Клотильда – это единственный человек, которому я доверяю. Почти.

Под маской недалекой вздорной бабы с Торговых рядов скрывается личность, обладающая пытливым и въедливым умом.

Клотильда, знаменитая на весь Старый город неудержимой страстью к розовому цвету (что на самом деле не более чем дань стереотипу), следовала одной извечной истине: «Пусть лучше тебя недооценивают, не принимают всерьез и, может быть, даже смеются над тобой. Твое время смеяться придет потом». Да и что еще ей было делать с такой внешностью? Разве что превратиться в угрюмую нелюдимую бабищу…

– Вот я и говорю. Тут такое дело, что… Сюрпризец я тебе завернула, подарочной ленточкой обвязала, и он тебя уже в комнате ждет.

– Кло‑о‑о!!!

Иногда все плюсы Клотильды перевешивал один здоровенный минус. А именно – ее стремление как можно скорее устроить мою личную жизнь и понянчить юных джаредиков. Мое мнение, не раз и не два в самых разных формах озвученное, во внимание не принималось. Дескать, ей виднее, что мне на самом деле нужно, и вообще к советам старших, умудренных опытом женщин нужно прислушиваться.

Ну не говорить же ей, право, что я почти в три раза ее старше?..