Рэйа Арелина

Арелина вздохнула и устало откинулась на спинку кресла.

Сегодня была необычайно сложная ночь, не только потому, что против обыкновения пришлось поддерживать связь одновременно с тремя эйсами и Ррэко. Один посланник рэйи присматривал за эльфами, два других не спускали глаз с малышки и вампира‑полукровки. А Ррэко?.. Он просто был рядом на случай, тот самый, который называют крайним.

Нет, вовсе не координация действий нескольких подданных так утомила ее. Ведь Арелина подготовилась к этой ночи заранее, а потому даже головная боль, этот побочный эффект мыслесвязи, ее почти не тревожила.

Всё. Теперь всё…

События были давно спланированы, продуманы до мельчайших деталей… и ждали только своего часа. Но вмешалась судьба, и пришлось действовать быстро, грубо, экспромтом. О нет, рэйа вовсе не роптала, наоборот, она радовалась, что все сложилось именно так, а никак иначе.

Верила ли Арелина в судьбу? Она сама этого не знала. Но иногда так хотела верить… У Срединного мира уже немыслимо давно не было богов или подобных им высоких покровителей. Этот мир, как и все существа, населяющие его, был ошибкой. Божественной ошибкой. А Высшие Сущности, эти творцы и созидатели, не из тех, кто способен надолго примириться с допущенной оплошностью.

И все же Срединный мир существовал. Вот уже на протяжении почти одиннадцати тысячелетий он являлся узловой точкой Кружева Миров. Может быть, именно поэтому?.. Ведь если он исчезнет, то распустится весь узор?

Рэйа этого не знала. Этого она просто не могла знать.

Все ее размышления строились на догадках и на тех сведениях, что удалось выведать у вольных или невольных переселенцев в этот мир.

На заре юности Срединного мира, когда Высшие Сущности еще не разочаровались в своем творении, ими были созданы четыре уникальные расы, впоследствии названные Изначальными. Каждую из них Высшие щедро наделили способностями и талантами, но только расе эйсин достался величайший дар – вечная жизнь. Разумеется, эйсин могли погибнуть в бою или пасть жертвой несчастного случая, но старость – это увядание тела и разума – им не грозила.

Бессмертие давало и еще одно преимущество – время! А если есть время, то ты можешь даже самую незначительную способность развить до совершенства, пусть на это и уйдут сотни, тысячи лет.

У Тарлима, одного из подданных Арелины, еще в юности обнаружился интересный и очень редкий талант – дар убеждения. Первоначально этот дар напрямую зависел от обаяния и красноречия эйса, но столетия постоянных тренировок привели к интересному результату. Теперь Тарлим мог напрямую воздействовать на разум существ, мог внушать мысли и желания и таким образом подталкивать к тем или иным поступкам и решениям. Правда, внушаемость у разных существ тоже различалась, некоторые индивидуумы так и вообще не были подвержены такому воздействию.

Работать с разумом приходилось очень осторожно, можно даже сказать, филигранно. Стоило немного не рассчитать силы – и вместо бывшего «разумного» ты получишь «живого» мертвеца или, вернее, «растение», которому нужно будет приказывать не только что делать и говорить, но и когда нужно есть, спать, справлять естественные потребности, иначе тело очень быстро окончательно умрет. К тому же, за редким исключением, нельзя внушить существу мысль или желание, которое противоречит его собственным стремлениям.

Каждое такое воздействие давалось Тарлиму очень тяжело. Ничто не дается в это мире легко, тем более такая власть.

Возможно, Арелина задумалась бы, не опасно ли иметь такого одаренного подданного, но, к счастью, сами эйсин ментальному воздействию были практически неподвластны, а Тарлим целиком и полностью предан своей владычице.

У Арелины тоже был особый дар, единственный в своем роде – владычица эйсин могла видеть будущее. И пусть ее видения зачастую были очень туманны. Но не зря же судьба даровала ей целую вечность, чтобы научиться толковать свои сны?

Рэйа видела в своих снах очень многое. И то, как погибнет этот мир. И то, что его невозможно спасти… А если и свершится чудо, то это все равно будет лишь отсрочкой. По крайней мере для самой Арелины и ее расы.

Удручающая перспектива…

Наверное, будь Арелина человеком, она бы подумала, зачем спасать остальных, если тебя и весь твой народ все равно ждет неминуемая гибель. Но надежда остается всегда. И уж тем более рэйа не собиралась, сложив крылья, ждать смерти. Да и потом… броситься со скалы? На нее это точно не похоже!

Но было и еще кое‑что.

У этого мира все же были свои хранители, и неважно, что их природа была отнюдь не божественна. Когда‑то их было четверо, потом осталось только трое. Что поделать, если последняя Изначальная раса оказалась очень слаба, хотя и необычайно плодовита? Одним из таких хранителей и была Арелина. А другие?.. Известий от них она не получала уже очень много лет.

Вместе с величайшим даром, вечной жизнью, Высшие Сущности наделили эйсин и страшным проклятием. Эйсин были прикованы незримыми узами к своим северным горам. В Алрэйне они подобны богам, но чем дальше они удалялись от средоточия силы, тем больше слабели. Границу же материка Тауры никто из них так и не смог пересечь.

Рэйа предвидела, что младший лоэльский принц может в скором времени посетить Таннис. Но вероятность этого события была очень мала, к тому же ничто не гарантировало, что даже присутствие Эрайна в вольном городе удастся обратить в свою пользу. Да, шанс был, но и только.

Когда же владычица эйсин узнала, что принц со свитой отправился в путь, она поняла, что либо нужно действовать быстро, либо про этого самого принца забыть. Арелина уже давно пыталась изыскать способ добраться до Талрэя, столицы Таэн Лаэссэ. К несчастью, большинство лоэл’ли были маниакальными фанатиками, с которыми практически невозможно иметь дело, да и ментальному воздействию представители этой расы почти не поддавались. Так что и Талрэй, и его сокровищница для Арелины оставались недостижимы.

И тут такой подарок судьбы! Лоэльский принц скоро окажется в Таннисе. В городе, где есть ее агенты влияния. В городе, где живут два совершенно уникальных существа, на которых у Арелины большие планы. Это ли не знак судьбы?!

В итоге тщательно продуманную операцию сдвинули на несколько месяцев.

Вокруг Рийны пришлось срочно закручивать интригу. И браслет девчонке вручить, и сделать так, чтобы она его активировала, и с Джаредом ее свести… И вообще выстроить события так, что Рийна могла выжить только в том случае, если уедет из Танниса, притом не в одиночку, а в компании с полувампиром. Разумеется, без небольшого внушения тут не обошлось, что‑что, а подталкивать других существ к нужным им поступкам Тарлим умел виртуозно.

А вот с Джаредом повезло, на него даже почти воздействовать не пришлось, полувампир и так собирался в скором времени отправиться в плавание. Всё очень удачно сложилось.

Но самым сложным оказалось познакомить Рийну с принцем.

Хорошо еще, что этот мальчишка, в отличие от своих соплеменников, довольно легко поддался внушению, и то, скорее всего, потому, что это не противоречило его тайным желаниям. А дальше вывести Эрайна в город, пару часов по улицам поводить, при этом старательно отводя глаза мимохожим людишкам и наконец свести его с Рийной. Перед этим, правда, пришлось отловить одного незадачливого грабителя. Тарлим хорошо потрудился, чтобы сделать из него послушную куклу. Ту самую, которая потом совершила неудачное покушение на лоэльских недорослей, а затем упала с крыши и сломала шею.

Арелина знала, что если Рийна спасет Эрайну жизнь, то на принца это наложит кое‑какие обязательства, и в схожей ситуации он должен будет выручить уже саму Ночную гостью.

Грубо пришлось действовать, очень грубо.

Самое удивительное, что эта подвижка во времени оказалась как нельзя кстати – арриты проявили себя несколько раньше, да и с ургами они договорились быстрее, чем Арелина рассчитывала… Да, всё действительно сложилось как нельзя лучше.

И вот этой ночью три фигуры сошлись на одном поле. И каждая из них с блеском разыграла отведенную ей роль.

А если бы что‑то пошло не так, если бы жизням Рийны или Джареда стала угрожать серьезная опасность, она бы вмешалась. Трое эйсин и Ррэко без труда разобрались бы с несколькими лоэл’ли и тремя десятками дэйш’ли.

Другое дело, что такой исход был бы крайне нежелателен – лоэл’ли лучше до поры не знать о роли эйсин в этой истории. Обострение отношений с Таэн Лаэссэ сейчас совсем ни к чему.

Арелина знала, что именно лоэл’ли являются причиной всех грядущих бед этого мира. Правда, причиной косвенной. Владычица эйсин ни на миг не сомневалась, что Высшие Сущности давно вынашивали планы, как уничтожить этот мир. Счастье, что, закрыв его, они потеряли возможность действовать напрямую, и им долго пришлось идти окольными путями. Счастье, что они не сразу поняли, что можно не уничтожать весь мир целиком, что достаточно лишь искоренить все живое в нем. Арелина подозревала, что довольно долгое время Срединный мир устраивал Высших Сущностей в виде этакой сточной канавы, в которую они выбрасывали результаты своих неудачных экспериментов. Но всему приходит конец, а терпение богов отнюдь не бесконечно… Так что лоэл’ли были такими же жертвами, как и они все.

– Арелина, ты уверена, что нашей малышке у лоэл’ли ничего не грозит? – спросил Итэрлен, советник и по совместительству один из двух мужей рэйи.

– Почти, – кивнула владычица эйсин. – Ррэко за ней присмотрит, ему, в отличие от эйсин, не грозит быть замеченным. Да и потом, если верно все то, что я видела, то сам юный принц не даст в обиду свою новоявленную дайрэн.

Арелина ошибалась в своих предсказаниях очень редко, и сейчас она могла с уверенностью сказать, что это еще не конец истории. Что все еще только начинается…

 

Москва, 2010