Эрайн Элиар‑Тиани

13‑й день Атанарил‑лин

223 года от О. В.

У людишек не было ни единого шанса. Вообще.

Да, они могли сколь угодно долго плавать на своем корыте, лишь по какому‑то недомыслию названном кораблем… Но стоило нам обнаружить их, объявить охоту – и все, дни наглецов были сочтены.

Что может противопоставить жалкая кучка людей четырем лоэльским магам и трем десяткам дэйш’ли?

Ничего.

Абсолютно.

Право, я даже немного жалел, что мы не встретили этих предприимчивых людишек на берегу. Там у них было бы пространства для маневров больше, а значит, для нас охота стала бы еще интереснее. Мысль о том, что кому‑то из контрабандистов удалось бы спастись, я даже не допускал.

Нет, сейчас я тоже не маялся от скуки. Отнюдь. Не уверен, что скоро еще раз увижу столь интересное и в некоторой степени даже трагичное зрелище… Жаль только, что наша с Найри роль в этой охоте сводилась исключительно к наблюдению. После недавней истории с гидрой Ареин решил, что так будет лучше для всех. И неважно, что оплошал именно Найри, а я выполнял все приказы правильно и своевременно. Совсем неважно.

Вот если бы у моего друга было хоть немного больше мозгов, то все могло бы сложиться иначе. Но что жалеть о несбыточном? Я даже злиться на Найри толком не мог, понимал, что если бы сам вдруг увлекся, забылся… Хотя это не отменяет того факта, что Найри действительно временами ведет себя как последний идиот.

Ареин уже накинул на корабль особое плетение – ловчую петлю, при этом мастерски совместив его с левитацией.

Я чуть скривил губы в злорадной усмешке. Чувствовалось, что в одиночку тащить это корыто к берегу не такое уж и легкое занятие. Нет, ничего особо сложного в ловчей петле не было, но вот левитация… Несмотря на то что она считается одним из простейших плетений, вес имеет значение, а кораблик контрабандистов никто бы легким не назвал. Можно, конечно, и обойтись без левитации, но тогда слишком велик шанс ненароком корабль на мель посадить или даже перевернуть. Вот и приходилось теперь Ареину мучиться.

Ничего, сам виноват! К тому же, если быть до конца честным, не так уж я и рвался ему помогать – нет ничего интересного в том, чтобы тащить корыто контрабандистов к берегу.

Вдруг я увидел, что людишки как крысы посыпались за борт и спешно погребли к противоположному берегу. Наивные! На что они надеются?

– Ареин, – позвал я.

– Вижу, – кивнул старший эльф. – Я сам со всем разберусь.

И минуты не прошло, как вокруг корабля сформировался кокон Осейлы. В принципе это очень слабенькое плетение, и разорвать его не составит труда. Но это мне, а не этим дикарям.

Но все же Миолин‑Таали со своим плетением несколько припозднился – в воде бултыхалось уже около двух десятков человек, а четверо так и вообще достигли берега.

– А пловцы? Ареин, позволь мне… – влез неугомонный Найри.

Я не меньше друга хотел разобраться с этими трусливыми крысами, но понимал, что не стоит лишний раз злить Миолин‑Таали. Старший эльф и так находится на грани, чудо, что он вообще согласился на эту охоту.

– Нет, – отрезал Ареин. – Миэрли, разберешься с пловцами.

– Уже, – позволил себе легкую улыбку заместитель управителя Вэерота и активировал давно заготовленное плетение. И тут же за кораблем начала подниматься волна.

А этот Миэрли не так уж и слаб, во всяком случае, так быстро сформировать волну на реке, да еще поперек течения, совсем не легко. Хотя Ареин рассказывал, что его старому другу лучше всего удавалось работать именно с водной стихией, а вот другая магия ему давалась в разы хуже. Наверное, поэтому Аминэ‑Суини и направили служить в крепость на острове, так сказать, поближе к воде.

Миэрли с каким‑то странным, даже маниакальным упорством создавал волну за волной. Я видел, что первое впечатление было обманчиво и магия давалась ему вовсе не так легко. На лице у Аминэ‑Суини выступил пот, руки дрожали.

Людей в реке становилось все меньше и меньше, большинство уже давно утонули, лишь только троим пловцам, казалось, все волны были нипочем. Но вот и они выбрались на берег.

– Хватит! – одернул я заместителя управителя. – Ты своими волнами их уже не достанешь.

Действительно, контрабандистам, что сумели добраться до берега и теперь прятались за скалами, волны сильно навредить не могли.

– Миэрли, Райн прав, – неожиданно поддержал меня Ареин, – ты только попусту расходуешь силу.

– Ну может, тогда с этими людишками разберешься ты? Тебе ведь ничего не стоит прихлопнуть их, как тараканов…

– Нет.

– Что? – Я не поверил своим ушам. Неужели Миолин‑Таали хочет отпустить контрабандистов?!

– Я не хочу зря расходовать силу, тем более что через пару часов мы отправимся в путь.

– Ну тогда позволь мне или Райну! Они не должны уйти!

– Нет, Найри. Мы уже не раз говорили на эту тему, и дальнейшие разговоры заставляют меня только сомневаться в твоей разумности… Пусть бегут.

– Может, хотя бы сообщить в Вэерот‑лисен? Теперь даже десятка тэлиаков хватит, чтобы изловить этих… – предложил я.

– Не имеет смысла, – покачал головой заместитель управителя, – там каждый тэлиак на счету, да и вообще не до того сейчас, чтобы ловить жалкую кучку людишек.

– Вот именно, – кивнул Ареин и повторил: – Пусть бегут. Все равно им вряд ли удастся выжить: или дэйш’ли встретят, или орков, или какую тварь, вроде той гидры в болоте.

На этом разговор и закончился. Как бы мне ни хотелось продолжить охоту, но в глубине души я понимал, что Миолин‑Таали прав. К тому же сейчас не самое лучшее время, чтобы нарушать указания старшего эльфа.

Ареин вытащил корабль на берег и теперь медленно опускал его на правый бок. Оставлять судно на воде не имело смысла, это жуткое корыто никому не было нужно, и мы планировали его попросту сжечь. А вот на его груз я бы взглянул. И на людей. Больше всего нас интересовали конечно же люди.

Но тут нас ждало разочарование. Стоило только увидеть палубу, как стало ясно, что живых мы на этом корыте вряд ли найдем. Похоже, что контрабандисты, которые не успели выпрыгнуть за борт, предпочли поскорее отправиться на встречу к своим богам. И в этом я не мог их винить, чем‑чем, а особым милосердием по отношению к людям мои соотечественники никогда не отличались. Скорее уж наоборот.

Ареин выглядел несколько разочарованным, Миэрли тоже был отнюдь не радостным.

– Энти, корабль обыскать, – приказал Ареин ат’тэлиаку. – Найдешь кого живого, тут же спеленать и тащить ко мне.

Но я уже сильно сомневался, что поиски увенчаются успехом…

Каково же было мое удивление, когда Энти через несколько минут притащил девчонку. Человечка ревела навзрыд и умоляла отпустить ее, не бить, пощадить. Срывающимся испуганным голосом твердила, что ни при чем, что сделает все что угодно… Не то чтоб я вслушивался в ее мольбы – подобный бессвязный лепет вряд ли смог бы разжалобить какого‑нибудь лоэл’ли, а уж дэйш’ли и подавно, – и все же мне было интересно, это было для меня в новинку. Раньше мне только на казнях пару раз доводилось присутствовать, а место преступления – это совсем другое.

Девчонка тряпичной куклой висела в руках тэлиаков. Не вырывалась, даже не дергалась, видно, понимала, что бесполезно, что попытки сопротивления ни к чему не приведут, наоборот, лишь усугубят ее участь… Понимала, что ей остается только молить о снисхождении.

– Похоже, что кое‑кого нам удалось поймать, – протянул Миэрли. Краем сознания я с удивлением отметил, что голос у заместителя управителя изменился, стал каким‑то предвкушающим…

Я рассматривал нашу добычу.

Совсем молодая девчонка. Худощавая и довольно высокая. Одежда мужского покроя во многих местах порвана, а на левом боку еще и обагрилась кровью. Спутанные огненно‑рыжие волосы и необыкновенные голубые глаза.

«По‑моему, это та самая девчонка, что мы встретили ночью в Таннисе», – услышал я в голове голос друга.

Точно! Как же я сразу не догадался. Не узнал… И ведь она меня тоже не узнала. Кольцо с иллюзией сейчас искажало мою внешность, да только той ночью в Таннисе во время нашей тайной прогулки я его не надел. А значит, девчонка видела мое настоящее лицо.

Глаза пленницы вдруг испуганно округлились, и в них отразился страх… Такой всепоглощающий страх и такое отчаяние, что все ее предыдущие всхлипы и истерики показались лишь искусной игрой.

Все‑таки узнала. Пусть не меня, а Найри. Проследить взгляд девчонки не составило труда.

«Убить! Ее надо сейчас же убить! Эрайн, она нас выдаст!!!» – мысленная речь плохо передает эмоции, но сейчас не нужно было быть эмпатом, чтобы понять – Найри в панике. Еще немного, и он прикончит дикарку без какого‑либо приказа.

«Убить ее мы всегда успеем. Мне нужно подумать!»

Хотя… я и так уже принял решение.

Девчонка далеко не так проста, как кажется. Она интригует, она тайна, которую я должен разгадать! А еще она таит в себе немалую опасность и… просто хороша. Нет, я не могу отказаться от такой игрушки, от такой прекрасной дайрэн! Да и кое‑какой должок, как ни неприятно сознавать, у меня перед этой девчонкой тоже имелся…

А Миолин‑Таали уже начал допрашивать мою пленницу. Нельзя медлить!

– Я объявляю ее своей собственностью! – Сделал шаг вперед.

– Что?! Ты с ума сошел?!

От Найри я лишь отмахнулся как от надоедливой мухи.

– Райн, – чуть ли не застонал Ареин. – Ну что опять?.. Ты не можешь просто так объявить какую‑то девчонку своей собственностью. Да и зачем тебе?

Я удивленно приподнял бровь и окинул Миолин‑Таали таким взглядом, будто сомневался в его умственном развитии.

– Почему же не могу?.. Она – полукровка, а значит, я имею полное право.