Рийна Ноорваль

Ночь с 4‑го на 5‑й день Атанарил‑лин

223 года от О. В.

Дом Посредника, хотя вернее было бы назвать его маленькой крепостью, находился в центре Нового города в довольно престижном и относительно безопасном районе. Ну еще бы, ведь в паре сотен метров от него проживал сам Наместник!

Владения неофициальный глава Гильдии прикупил себе довольно большие. Настоящее поместье, на территорию которого существовало как минимум три входа. Первый и, так сказать, парадный выходил на главную улицу нашего города, второй – в темный переулок райончика победнее, где дозорные уже не так рьяно бдели. Ну а третий располагался в знаменитом трактире «Золотая чарка».

Стоит ли говорить, что вторым входом пользовались исполнители, а заказчики ходили через трактир? Но далеко не каждое разумное существо могло посетить это славное заведение. Для этого необходимо было обладать парой десятков лишних л’релей и соответствующим внешним видом. Да и сам Посредник не со всеми клиентами Гильдии встречался, а исключительно с птицами высокого полета, с пташками же поменьше беседовали его люди совсем в другом месте. И уж конечно, он редко какие заказы раздавал лично, только самые выгодные.

Последние несколько лет я работала, за очень редким исключением, только на Посредника. А что? Деньги он платил такие, что со всякой мелочёвкой просто не резон было связываться…

Вот и знакомый темный переулок и не менее знакомая железная дверь.

Главное теперь – правильно провести беседу с Посредником, ведь стоит ему только заподозрить, что я вру, то все…

Есть у меня шанс. Есть! И неплохой!

Я подошла к двери и решительно забарабанила в нее подвешенным рядом молоточком.

Небольшое окошечко в стене открылось, и из него выглянул Горди, доверенный человек Посредника.

– Ну?.. Кого?..

– Горди, мне необходимо увидеться с Посредником.

– Повод?

– Заказ «васильковый туман».

– Подожди, – буркнул Горди и захлопнул окошко.

Странные все же кодовые названия давал неофициальный глава Гильдии заказам. Но, с другой стороны, не кричать же мне на всю улицу, кто я такая, куда ходила и что принесла? И мордашкой своей светить тоже лишний раз не стоит, неважно, что уже за полночь. Это обычные люди, которые к тому же всякими зельями и амулетами не злоупотребляют, в темноте ничего не видят, а вот остальные…

Через пару минут распахнулась дверь, и Горди жестом пригласил меня войти.

Переступив порог, я тут же оказалась под прицелом пятерки арбалетчиков, а десять мечников предупреждающе положили руки на эфесы клинков.

– Руки!.. Капюшон!.. – отрывисто приказал привратник.

Я медленно и чрезвычайно осторожно подняла руки и откинула капюшон плаща.

Здесь мне уже нечего было бояться. В том смысле, что без приказа Посредника никто не посмеет ни убить меня, ни даже косо посмотреть в мою сторону. Ребята тут служили на совесть и прекрасно знали, что с ними будет, если не выполнят приказ и даже просто неверно его истолкуют.

Увидев мою физиономию, Горди чуть расслабился.

– Хозяин уже знает… Оружие?.. – И выразительно кивнул на стоящий невдалеке стол.

Под пристальными взглядами охранников я пошла разоружаться. Не хотелось, но по‑другому просто нельзя. Слишком уж Посредник заботился о своей безопасности. И в принципе правильно делал: многие точили на него клинки или мечтали порыться в сокровищнице.

Я аккуратной кучей сложила на столе свое оружие, плащ и кошели. Ремень в брюках заменила лентой, а сапоги – шлепанцами. Сделала шаг вперед, показывая, что готова к проверке.

Привратник умело и быстро обыскал меня. Кивнул, что все в порядке.

– Жди.

– Мне нужно передать Посреднику этот кошель.

– Хорошо… После проверки.

Я кивнула, все правильно.

Монеты тоже могли оказаться неплохим оружием или, что вернее, ловушкой. Я, например, могла покрыть их специальным ядом, медленным, безумно дорогим, но действенным. Или даже наложить проклятие. Правда, найти сейчас мага намного труднее, чем отраву, да и обойдется это намного дороже.

Да, я частая гостья у Посредника, но ведь это еще не повод для доверия. Не правда ли? Зачастую под действием внешних обстоятельств или по банальной глупости предают и самых близких людей, а уж своих работодателей и подавно.

Попытка протащить на встречу с Посредником оружие приравнивалась к покушению и каралась сурово. Очень.

Именно поэтому у меня никогда не возникало и мысли припрятать хоть что‑то: нож, иголку с ядом или там удавку. И потом, я сама по себе оружие… Да толку, случись что, от этого будет немного, мой работодатель и сам боец не из последних, а про многочисленных охранников я вообще молчу. Так или иначе, меня возьмут. Не качеством, так количеством.

Стоп, Ри! Не стоит сразу настраиваться столь пессимистично. Может, все еще обойдется…

Ждать пришлось недолго. Минут через десять к Горди подбежал сутулый худощавый субъект – один из помощников секретаря Посредника – и что‑то зашептал на ухо.

Привратник кивнул, а затем приказал своим людям:

– Ты, ты и ты… Проводите!

Воины тут же меня окружили, и мы двинулись в путь. Возглавлял нашу колонну помощник секретаря, за которым следовали двое мечников, затем, то и дело теряя скользкие шлепанцы, которые мне оказались велики размера на два, ковыляла я. Шагах в пяти позади нас шла пара арбалетчиков.

Минут пять мы блуждали по узким запутанным коридорам, пока не оказались в небольшой зале, где несли караул еще два десятка бойцов. Эта комната, как, впрочем, и все помещения, которые я когда‑либо посещала на территории поместья Посредника, освещалась безумно дорогими озаряющими шарами.

Справа от входа за изящным письменным столом в кресле, обитом алым бархатом, сидел старший помощник секретаря. Он задал мне несколько вопросов из серии «кто ты?» и «зачем пожаловала?». Затем черканул несколько строк в лежащей перед ним тетради и сделал знак рукой, чтобы меня вели дальше.

Из залы выходило пять дверей, но я знала о назначении только двух. Одна из них вела в кабинет Посредника, а другая – секретаря. Что скрывалось за другими, я понятия не имела. Но как минимум за двумя из них тоже находились разумные существа: почувствовала это, когда проходила мимо. А учитывая то, что навещала я своего работодателя добрую сотню раз, и наблюдения почти всегда повторялись… Статистика – великая наука!

Помощник секретаря толкнул дверь и, стоило мне только войти, плавно закрыл ее.

Прямо передо мной, шагах в пяти, стоял огромный массивный письменный стол, заваленный бумагами, свитками, книгами и различными безделушками, который буквально перегораживал комнату пополам. За ним в глубокой тени расположился один из самых могущественных в Таннисе людей – Посредник.

О внешности его следовало сказать особо. Никогда я не встречала более невзрачных и незаметных людей. Мой работодатель был среднего роста, среднего телосложения и неопределенного возраста. Волосы русые, глаза темные. Лицо, голос, походка – все невыразительно и серо. Явственной примеси нечеловеческой крови в нем я тоже не ощущала.

Не знаю, носил ли он с собой специальные амулеты или же Мать Араш одарила его такой безликой внешностью от рождения… Но факт оставался фактом – никто и никогда не мог хотя бы приблизительно описать облик Посредника. Более того, даже я, несмотря на то, что обладала острым зрением, великолепным слухом и той самой внимательностью к мелочам, без которой в нашей работе никуда, не сомневалась, что легко разминулась бы с этим человеком в толпе. А если еще добавить ко всему этому, что он являлся не только прекрасным воином, но и настоящим мастером маскировки…

Человек без лица.

А также без имени и прошлого.

Никто точно не знал, откуда он появился в Таннисе, как поднялся, и даже имя его оставалось тайной. Для всех он был просто Посредником, хотя некоторые недоброжелатели предпочитали величать его Безликим.

– Здравствуйте, Посредник! – бодро поздоровалась я.

– Ну садись уж, коли пришла… – насмешливо протянул мужчина в ответ.

– Благодарствую!

Я сделала пару шагов вперед и буквально плюхнулась в глубокое, мягкое, обитое вытертым бархатом кресло. Эта задумка Посредника восхищала меня всякий раз, когда я приходила к нему. Ну еще бы! Ведь в таком кресле ты волей‑неволей просто вынужден хоть немного расслабиться, а значит, потерять и бдительность. Да и потом быстро с него тоже не вскочишь, хоть пару драгоценных мгновений, но потеряешь. К тому же сидела я теперь спиной к двери, через которую вошла, а слева и справа от меня тоже находилось по двери, за которыми прятались люди. Слышать, что тут творится, они вряд ли могли, но, не сомневаюсь, по сигналу Посредника были готовы буквально изрешетить меня арбалетными болтами.

Сбоку от кресла моего работодателя находилась еще одна дверь. Окон в помещении не было.

В кабинете Посредника царил привычный полумрак. Одна я сидела под прицелом двух узконаправленных лучей из озаряющих шаров. Так что, несмотря на мое ночное зрение, видела я хуже, чем обычно.

– Кому же предназначается столь щедрое вознаграждение в четыре сотни л’релей? Уж не мне ли? – усмехнулся Посредник. – И где, кстати, шкатулка?

Надо же! О содержимом кошеля уже успели сообщить… Теперь главное сыграть так, чтобы у моего собеседника не закралось ни малейшего подозрения, что я вру.

– Вы ж знаете, что не люблю я работать за Стеной… Не мое это! Тяжелая эта ходка выдалась: сначала на тварюгу‑пасечника нарвалась, потом со старогородцами столкнулась…

– Ри, неужели ты хочешь меня разжалобить, – поморщился мужчина. – Или, может, набить цену?.. Не советую!

– Да нет! Что вы! – испуганно залепетала я. – Вы ж спрашивали про вознаграждение… Вот я и отвечаю.

– Ну?

– Так вот… От Капитана мне пришлось откупаться, – выпалила я, а затем добавила: – Этот гад, задери его Хайдаш, с меня целую кучу денег содрал.

– Капитан? – удивленно переспросил Посредник. – Ты о Джареде говоришь?

– Ага, – усердно закивала. – О нем самом!

– Хм… Действительно, хорошо он тебя раскрутил. – Мужчина задумчиво потер подбородок. – Хорошо, я передам ему твою посылку.

– Спасибо.

– Но ты так и не сказала главного. Где шкатулка?

– Дык я начала рассказывать, но вы не дали… В общем, отвязалась я от Капитана и его людишек, дернула к развалюхе. Ну которая той графине принадлежала. Забралась, нашла спальню и то самое панно – все как вы говорили. Нажала куда следует, и тайничок сразу открылся… Да вот только пустой он оказался.

– Пустой, говоришь?.. – задумчиво и несколько удивленно протянул мой работодатель.

– Ага, – понуро кивнула головой я и с надеждой неуверенно добавила: – Может, до меня там кто‑то побывал или заказчик чего‑то напутал?..

– Да нет, ничего заказчик не напутал, и вряд ли кто‑то мог тебя опередить.

– Ну как же? Вряд ли этот ларчик спрятали там недавно… Небось еще до Открытия Врат его туда законопатили, и уж явно до Последней войны. А значит, там и мародеры могли побывать, и ушастые, и даже кто‑нибудь из наших…

– Я вполне допускаю все перечисленное тобой. Но, видишь ли, есть как минимум несколько причин тебе не верить.

Сердце пропустило удар, а потом забилось в бешеном ритме.

Он мне не верит!!!

Что я сказала не так? Что?!

– Хм… – усмехнулся Посредник. – Теперь на одну причину больше.

Хайда‑а‑аш!!!

Да он издевается надо мной!

Ага, а еще читает как раскрытую книгу. Неужели ты, Ри, наивно думала, что тебе удастся одурачить самого Посредника?.. Слишком опрометчиво с твоей стороны.

– Почему? – удивленно переспросила я (о! И даже голос не дрогнул). – Разве я вас когда‑нибудь обманывала?

– Нет. Только поэтому ты все еще сидишь в этом кресле, а иначе бы уже наслаждалась тишиной в отдельной келье в подвале, – серьезно сказал мужчина. – Но поверь, продолжалось бы это очень недолго. Тишина и покой, я имею в виду. И очень скоро за тебя бы взялись мои палачи.

Я молчала.

Лихорадочно искала выход и не находила… Что сказать?! Что?!

– Мы с тобой знакомы давно, – меж тем продолжал Посредник, – и ты меня еще ни разу не подводила. А в последнее время мне даже стало казаться, что ты поумнела… да, как видно, зря… Неужели ты ни разу не слышала, что меня еще никому не удалось обмануть и что стало с теми, кто все же попытался это сделать?

Я кивнула.

Слышала, еще как слышала. Только вот эти россказни относила к разряду самых невероятных баек. Про неофициального главу Гильдии много чего болтали. К тому же я верила, что кого‑то легче, кого‑то сложнее, но обмануть можно всякого.

– Начать, наверное, следует с того, что обмануть можно любого, – подтвердил мои мысли собеседник, а затем добавил: – Практически.

– Ты девушка, без сомнения, талантливая, – продолжил после небольшой паузы он, – да вот только я тебе не по зубам. И, поверь мне, на равных ты со мной играть сможешь очень и очень нескоро. Твои глаза, мимика и голос выдают страх, неуверенность и ложь. Ри, ты очень хорошая актриса, и тебе бы удалось обвести вокруг пальца многих, но только не меня.

Согласиться? Признаться, что я вру? Или это все – лишь проверка и, кроме сомнительных домыслов, у Посредника ничего нет?

Мужчина усмехнулся, будто прочитал мои мысли.

– Заказчик более чем хорошо заплатил за эту шкатулку и уверил меня, что за все это время в тайнике ее никто не потревожил. И знаешь, почему я согласился на такое весьма странное, хотя и очень выгодное предложение?.. Я твердо знал, что заказчик не врет и, более того, верит в свои слова. А вот ты врешь!

– Почему? – наконец выдавила из себя я. – Ведь заказчик вполне мог ошибаться.

– Ри, – расстроенно вздохнул Посредник, – заказчик действительно мог ошибаться, и если бы шкатулки действительно не оказалось на месте, то я признал бы этот заказ выполненным и даже поблагодарил бы тебя за хорошо сделанную работу. Но, видишь ли, есть одна мелочь, которая ставит под большое сомнение все то, что ты мне сейчас наплела.

Мой собеседник вытащил из груды бумаг небольшую антрацитово‑черную четырехгранную пирамидку.

Я похолодела.

Не может быть!!!

Хотя теперь понятно, почему Безликий так уверен, что я вру.

– О! Вижу, ты знаешь, что эта пирамидка не просто безделушка, а обладает некоторыми очень интересными свойствами?

Я кивнула.

– Говори! – рыкнул мужчина.

– Да, я знаю, – прошептала я.

– И, более того, ты сумела рассмотреть этот крайне занимательный артефакт в темноте. Похоже, слухи не врут, и твою уважаемую матушку осчастливил чрезмерным вниманием все‑таки какой‑то эльф.

– Нет! – Я вскинула голову, и тут же по пирамиде пронесся сноп синеватых искорок.

– А вот врать нехорошо, – покачал головой мой работодатель.

– Я не знаю, кто мой отец, – тихо сказала я. – Мама очень не любит его вспоминать.

Пара искорок сверкнула и тут же погасла.

Как не хотелось этого признавать, но, похоже, Посредник знал, кто моя мать и как меня зовут на самом деле. Но по сравнению с другими проблемами сейчас это казалось так, мелкой неурядицей.

– Ну что ж… поверим. Тем более что это не противоречит тому, что твой отец эльф.

– Это что‑то меняет? – настороженно спросила я.

– Нет, наоборот, твоя ценность как… хм‑м… моего сотрудника даже несколько возрастает. И это объясняет некоторые твои необычные способности… Но вернемся к главному. Что со шкатулкой? – Посредник поставил пирамиду в центре стола.

С того самого момента, как увидела антрацитовую пирамидку, я судорожно искала выход. Размышляла над тем, как построить разговор, чтобы обхитрить артефакт. Ведь кусок зачарованного стекла был не разумным существом, а всего лишь запрограммированной на определенные реакции древней магической штуковиной. А значит, его можно обмануть… Ну хотя бы попробовать.

– А если я откажусь от этого заказа? Положенную компенсацию в трехкратном размере от суммы сделки, разумеется, уплачу, – осторожно начала я.

– Что же тебя так напугало, девочка, что ты готова вот так запросто расстаться с немалой суммой?.. Право же, не узнаю тебя.

– Боюсь, что выполнить этот заказ мне будет крайне затруднительно и, более того, опасно для жизни.

Игры действительно кончились, хотя вернее было бы сказать, что они перешли на новый уровень. Я больше не разыгрывала из себя глуповатую воровку. Слишком сложно это, да и не нужно теперь. К тому же сейчас одно неверное слово может запросто меня погубить.

– Твоя работа никогда не была легкой, а жизнь безопасной.

– Да, – кивнула. – Но я привыкла трезво оценивать свои шансы, и вот сейчас их у меня практически нет.

– Ри, не ходи кругами! Говори прямо, что тебя пугает?

Я вздохнула.

– Кажется, заработала себе опасного врага в лице Капитана Джареда.

– Хм… Вы же вроде договорились?

– Ага… Вроде бы… Этот князек не захотел меня так легко отпускать. Послал за мной своих псов, чтобы они изловили меня опять, но на чужой территории.

– И ты отправила их к праотцам?

– Да нет, – поморщилась. – Я не настолько глупа. От одних убежала, других оглушила или несмертельно ранила. Ну там кое‑какие ловушки подстроила и прочее…

– Джаред – неприятный и довольно опасный противник, – задумчиво сказал Посредник. – Но ты опять переводишь тему. Шкатулка там была? Ты можешь ее принести?

– Да, шкатулка в тайнике была, и я могу ее принести.

Ведь действительно могу, правда, не саму шкатулку, а ее осколки…

Я старалась не смотреть на пирамидку, незачем моему работодателю знать, как я боюсь появления синих искорок.

– Тогда я не понимаю, в чем проблема?! Зачем ты врешь и изворачиваешься, как змея?!

Два варианта! У меня всего два варианта!!!

Или давить на то, что я отказываюсь от заказа, но тогда Посредник, скорее всего, выжмет из меня правду. Слишком уж необычно для бережливой меня такое расточительное поведение.

Или же попробовать выиграть время. Хотя бы чуть‑чуть.

– Мне нужно время, – наконец сказала я, – хотя бы еще дней пять.

– Ты ведь помнишь, что это срочная работа… И, если я правильно понял, заказ уже у тебя.

– Не совсем, – грустно вздохнула я.

– То есть я правильно понимаю, что ты каким‑то образом умудрилась его потерять?

Мне кажется, или наши словесные баталии Посредника порядком забавляют?

– Да.

Мужчина удовлетворенно кивнул:

– Хорошо, я дам тебе три дня. Три дня – и не больше! За отсрочку ты заплатишь штраф – по пятьдесят л’релей за каждый лишний день.

Я тихо застонала.

– И учти, – будто не заметив, продолжил мужчина, – три дня – крайний срок. Или ты принесешь шкатулку, или мне принесут тебя, и тогда у нас с тобой состоится совсем другой разговор. Предвосхищая твои вопросы, скажу: отказаться от выполнения заказа ты не можешь. Не знаю как, но именно ты потеряла шкатулку, так что если ее кто и сможет найти, то опять только ты. В противном же случае заказ считается утраченным по вине исполнителя, а тебе известно, чем это грозит.

Кивнула. Да, я знала. Ничего хорошего такая постановка вопроса мне не сулила. Если бы моим заказом была еще какая‑нибудь мелочёвка, то тогда да, я могла бы отделаться пусть и внушительным, но всего лишь штрафом. А в данном случае…

– Я вижу, ты все поняла, – заметил Посредник. – На всякий случай предупреждаю: из города тебе уйти я не дам.

– Сбегать и не собиралась, – фыркнула я.

– Это хорошо, – кивнул Посредник. – Это оставляет надежду на положительное разрешение конфликта. Все‑таки, Ри, мне бы очень не хотелось терять такого спеца, как ты. Но закон для всех один!

Когда я вышла на улицу, звезды уже померкли.

Утро. Близится утро. И, судя по всему, ясное и солнечное.

А вот в душе у меня бушевал настоящий ураган.

Хотелось громко‑громко, на пару ближайших кварталов, заорать. Притом что‑нибудь крайне неприличное, если не сказать похабное. Напиться до потери сознания, подраться и, может, даже устроить самую настоящую оргию.

Но нельзя…

Ни первого, ни второго, ни остального.

А может, ну его? К Хайдашу Посредника вместе с треклятым браслетом?! И действительно пойти оторваться… напоследок.

Я не торопясь шла прямо по центру пустой в этот предрассветный час улицы и размышляла, в какой трактир лучше податься. Но и тут мне боги ничего не могли предложить. Сейчас небось уже все даже самые заядлые гуляки угомонились, и подходящей компании мне не сыскать до следующего вечера.

Может, просто опрокинуть пару кувшинов эля, а потом завалиться спать? А что, это мысль!

И я направила свои стопы к круглосуточно работающей лавке, где, как я помнила, продавали довольно неплохие вина. И эль. Эль тоже.

Вдруг замерла, потом метнулась в узкий проулок между домами.

Этого не могло быть, но я чуяла, что по соседней улице не спеша прогуливается парочка эльфов.

Некоторое время я раздумывала – продолжить поход за элем или все же посмотреть, что делают ушастые ночью на улице.

В конце концов я решилась. Мне осталось жить всего три дня, так почему бы еще немного не потешить свое блудливое любопытство.