Эрайн Элиар‑Тиани

4‑й день Атанарил‑лин

223 года от О. В.

Я что, разочарован? Да неужели?.. Но, Пресветлый Единый, кто же знал, что на месте столицы Империи Алрин, самого просвещенного и великолепного человеческого города, вырастет такое!

Грязный замусоренный городишко, подбирающий объедки со стола Талрэйского двора…

А вот и вру! И притом обмануть пытаюсь сам себя. Знал. Я знал! Только до последнего не верил, надеялся на что‑то.

Мои пальцы вцепились в кованые перила изящного балкончика. Наместник Танниса Маурейн Тоили‑Ренна оказался удивительно радушным хозяином и для дорогого гостя выделил свои личные апартаменты. Но, по иронии судьбы, окна выходили не в сад, который соответствовал всем канонам садово‑паркового искусства, а в город.

Интересно, а провел ли сам Наместник здесь хотя бы одну ночь?

Сомневаюсь.

Маурейн Тоили‑Ренна до глубины души ненавидел людишек и все то, что с ними связано (хотя в этом он был не одинок: большинство лоэл’ли придерживались такого же мнения). И будь на то его воля, он и на полет стрелы к любой вольной территории не приблизился бы. Только проштрафившихся вельмож никто не спрашивает… Пусть радуются, что отделались всего лишь ссылкой, а не пополнили собой немногочисленные ряды Изгнанников.

Институт наместничества вообще преследовал двойную цель. С одной стороны, таэ Луорен избавлялся от неугодных ему соплеменников, а с другой – смертные на вольных территориях оказывались под присмотром и не забывали, кто на Тауре хозяин.

Неудивительно, что Наместник к делегации из столицы особой любви не испытывал, а уж ко мне, ее пусть и номинальному, но главе, так и подавно.

Вот и отомстил. Тонко. Изящно. Не подкопаешься даже. Сразу видно, работа потомственного дипломата.

Ха! С каким бы он удовольствием предоставил эти комнаты моему отцу или старшему брату! Но отец вообще из Талрэя далеко не отлучается, да и брат своим вниманием захолустья вроде вольных городов не балует. Да и побоялся бы он их гнев навлечь. Другое дело я…

Хотел. Мечтал. Рвался. Надеялся.

Получи!

 

Дом Наместника располагался на главной площади и, без сомнения, являлся самым высоким и красивым зданием города. Но с четвертого этажа были видны не только пара прилегающих к площади улиц, где хоть изредка, но убирались и раз в пару десятилетий умудрялись красить фасады… а виден был весь город. Нет, не город – хлев! Жалкое нагромождение грязных полуразвалившихся лачуг! Да к тому же вонь стояла несусветная. Я задыхался.

Дым. Гарь. Запах пота и экскрементов.

Брат оказался прав. Люди – это ничтожные твари, которые без должной опеки способны лишь без меры набивать себе брюхо, справлять естественные надобности и размножаться!..

Но как же тогда быть с прекрасным Айрельским замком. Императорским дворцом в Таннисе, Школой искусств в Эрайте, Рионнским собором Таллаи Целительницы? Как быть со многими другими прекрасными зданиями и сооружениями, дворцами и замками, соборами, мостами, памятниками и городами, от которых не осталось вообще ничего? Только пыль и ветер. И лишь редкие гравюры, картины, зарисовки и воспоминания хранили чудо, легенду, мечту.

Я думал, что поймал удачу за хвост, когда наконец уговорил отца отпустить меня в Таннис.

Наивный…

Вернулся в комнату. Резко взмахнул рукой: теперь за окном простирался Лаэсский лес. Пели птицы, звенели ручьи. Пахло свежестью и земляникой. Полная иллюзия – зрительная, слуховая, обонятельная…

По части иллюзий я вообще мастер.

Если забыть на миг об истинном виде из окна, то любезно предоставленные мне апартаменты оказались вполне даже ничего. Честно говоря, когда ехал сюда, то подобного никак не ожидал. Но готов был терпеть некоторые неудобства, чтобы увидеть бывшую столицу Империи… Эх, лучше бы все наоборот!

Но покои Наместника – они и есть покои Наместника. Даже если всего лишь номинально.

А люди?.. Наивно было ждать от них чего‑то большего. Особенно если учесть, что за последние двести лет они сильно деградировали.

Половину просторной комнаты занимала огромная круглая кровать. Жаль только, что располагалась она напротив большого окна, из которого открывалась чудовищная панорама трущоб Танниса. Впрочем, сейчас за окном рос, пусть и иллюзорный, но лес.

Сверху кровать прикрывал настоящий шатер из струящейся белоснежной полупрозрачной ткани, который крепился прямо к потолку. Вот тебе и дополнительный уют и защита. Все как положено… Сейчас полы шатра были откинуты и закреплены специальными зажимами с двух сторон.

Слева от ложа вольготно расположилась группа из низеньких столиков, кресел и диванчиков, а также дверь в кабинет. Справа – двери в ванную и гардероб.

Бледно‑голубые каменные стены покрывала тончайшая вязь замысловатых узоров. А по углам стояли изящные кованые треноги с озаряющими шарами.

В общем, скромно. Со вкусом. Только, на мой взгляд, несколько пустовато и неуютно. Не хватает тех мелочей, которые делают интерьер по‑настоящему живым.

Я упал на кровать. Блаженно вытянулся. Перед ужином не мешало бы немного поспать…

В городе мы планировали задержаться на несколько дней. Но… я столько не выдержу! Все сомнительные достопримечательности здесь можно осмотреть буквально за пару дней. Да и Миолин‑Таали вполне хватит этого срока, чтобы уладить вопросы с Наместником.

На завтра у меня запланировано посещение сооружения, которое здесь гордо зовется Стеной. Да‑да! Именно с большой буквы. У людишек явно проблемы с воображением.

Только за Стену меня, к сожалению, никто не пустит. И пусть там только одни развалины, но Таннис не зря считается одним из наиболее сохранившихся городов, я уверен, посмотреть там есть на что…

– Лоэл Эрайн, ужин через час, – вырвал меня из размышлений нежный бархатный голос моей дайрэн Яни. Впрочем, ничего удивительного, таких, как она, специально учили, чтобы прежде всего услаждали тело, глаза и слух лоэл’ли.

Я, опершись на локоть, приподнялся на ложе. Окинул стройную подтянутую фигурку девушки ленивым взглядом.

Хороша!

Вэйон, мой дядя, предпочитает только лучшее, и Яни не зря считается одной из его любимиц.

Девушка была облачена лишь в полупрозрачную тунику. Такой наряд просто не мог не будоражить воображение.

Симпатичная мордашка, губки, как будто созданные исключительно для поцелуев. Нежные преданные карие глаза. Чистая бархатная кожа. Русые волосы, шелковистым водопадом спадающие на плечи… Чего еще желать от дэйш’ли?

Я поманил ее к себе.

– Ничего, я немного опоздаю.

Дайрэн легкой танцующей походкой направилась к моему ложу. Маленькие колокольчики переливчато пели на браслетах, унизывающих ее изящные лодыжки и запястья.

И я невольно залюбовался. Яни не отходит от меня ни на шаг вот уже целый месяц и, как ни странно, еще не успела наскучить. Хороший образец, впрочем, от дайрэн нового поколения сложно было бы ожидать чего‑то другого. Нужно будет по возвращении приобрести у дяди еще несколько таких дэйш’ли.

– Чего желает мой лоэл?

– Тебя.

 

На ужин я, конечно, опоздал.

Ненамного. Всего на полчаса.

Впрочем, было бы странно, если бы я успел вовремя. Яни вытворяла в постели такое! Вот что значит правильно подобранные гены, тонкая обработка сознания и хорошие учителя.

Я спустился по закрученной замысловатой спиралью лестнице в холл.

Первые два этажа дома Наместника не могли похвастаться большими окнами или стеклянными дверьми. Наоборот, окна скорее напоминали бойницы, а двери – крепостные ворота, которые не сегодня, так завтра будут брать приступом. Именно как крепость, способную выдержать небольшую осаду, этот дом и строился. Огромные же окна на верхних этажах в случае нападения закрывались стальными ставнями, к тому же до них даже с помощью лестницы добраться весьма затруднительно.

Недостатки планировки с блеском устранили декораторы. Стены тщательно задрапировали причудливо расшитыми полотнищами, которые не только легко пропускали свет, но и еще значительно усиливали его. Озаряющие шары, свисающие гроздью с потолка, еле тлели, но холл оставался довольно светлым, даже несмотря на то, что солнце уже стремилось окрасить багрянцем воды Скалистого моря.

Внизу собрались все эльфы, которые имели несчастье в данный момент пребывать в вольном городе Таннисе.

У весело журчащего декоративного фонтана расположился темноволосый парень с бокалом в руках, которого окружила стая местных обитателей. А чуть поодаль стоял еще один молодой человек, который наблюдал за этой компанией. Нет, он не тяготился одиночеством, наоборот, радовался тому, что ссыльные не проявляют к нему повышенного внимания.

Я криво усмехнулся. Уж кто‑кто, а я знал, что из двоих мужчин лишь один был молод, а обладатель иссиня‑черной длинной косы, переплетенной серебристыми лентами, давно уже разменял первое тысячелетие. Что, впрочем, по эльфийским меркам не являлось старостью. Наоборот, он только‑только вступил в пору зрелости. К тому же невинный и какой‑то неискушенный облик никак не вязался с его глазами. Стоило только встретиться с ним взглядом, как сразу становилось ясно, что лучше не вставать у этого эльфа на пути: слишком много всего он пережил.

Страшные глаза. Мертвые.

Добрая половина лоэл’ли из тех, которые родились под светом других звезд, обладали таким же неживым взглядом.

И сейчас этот знаменитый воин, маг и дипломат, который по воле моего дражайшего отца вот уже почти месяц являлся моим личным охранником, нянькой и надзирателем, был окружен нездоровым и чересчур назойливым вниманием ссыльных эльфов. Неудивительно! Именно Ареин Миолин‑Таали являлся истинным главой нашей делегации, да и вес его слова в эльфийском обществе имели достаточно большой.

Второй мужчина действительно был молод, всего лишь на пять лет старше меня. И по праву считался моим лучшим другом и соратником по всяческим каверзам. У Найри Тоэн‑Маринэ, как и у его дальнего родича Ареина, была густая темная шевелюра. Только волосы свои он не по моде коротко стриг и вечно эпатировал окружающих колючим художественно взлохмаченным ежиком.

Оба моих спутника, так же как и я, были затянуты в полувоенные серебристо‑черные мундиры. Удобные и практичные, незаменимые в пути и служащие вместо легкого доспеха в бою, они и для выхода в свет вполне подходили. Конечно же, наш гардероб вовсе этим не ограничивался, но специально переодеваться к ужину – значило оказать небывалую честь местным обитателям.

Ссыльные, наоборот, оделись чересчур пестро и вычурно. Несомненно, сейчас они щеголяли в своих лучших нарядах, дабы доказать гостям, что и в этой дыре в курсе последних веяний столичной моды…

Меня наконец заметили.

Найри криво усмехнулся и заговорщицки подмигнул, а невозмутимый Ареин наградил взглядом, в котором сквозили легкая укоризна и предостережение. Супруга Наместника, Нариата, и другие лоэл’ли выразили строго дозированную радость по поводу того, что они имеют возможность лицезреть мою особу. А сам гостеприимный хозяин…

Маурейн Тоили‑Ренна негодовал. Ну как же! Ведь я опоздал на ужин! Он удостоил меня таким взглядом, который, без сомнения, более впечатлительную натуру лишил бы аппетита как минимум на пару часов.

Интересно, он действительно нарывается на выяснение отношений? А может, просто не умеет или не считает нужным скрывать свои эмоции? Если так, то я очень поспешил, когда назвал его дипломатом.

В ответ я мило улыбнулся.

– О! Тоили‑Ренна! Вид из окна настолько покорил мое воображение, что я невольно потерял счет времени.

Да‑да. Я все понял. А мое опоздание к ужину можешь считать мелкой местью. Ведь своих спутников я предупредил, что немного задержусь.

Может быть, и не стоило лишний раз обострять отношения с Наместником, да только на политической арене Таэн Лаэссэ он не значит сейчас почти ничего… А я, пусть, по меркам многих и неразумное дитя, но отец у меня сам таэ Луорен, а это значит много. Очень много!

– Эн Элиар‑Тиани, я бесконечно рад, что мои апартаменты вам пришлись по вкусу, и надеюсь, вы теперь будете частым гостем в этом доме.

Я уже собирался озвучить какое‑нибудь не менее завуалированное оскорбление, когда раздался мелодичный голос супруги Наместника. И она на правах хозяйки дома пригласила всех к столу.

Определенно умная женщина, а вот ее супруг начинает меня все больше и больше разочаровывать. Неужели он не понимает, что с высокими гостями из столицы не следует излишне заигрывать? Пусть мое слово пока почти ничего не значит, но тот же Ареин вполне мог бы за ссыльных походатайствовать…

Лоэл’ли, возглавляемые Нариатой, отправились в столовую. Найри подошел ко мне. Хитро подмигнул.

– Как Яни?

– Как всегда, – расплылся в довольной улыбке я, – выше всяких похвал.

– Может, одолжишь ее на часок‑другой сегодня вечером? А то Аша мне уже порядком наскучила.

– На пару часиков, не больше, – криво усмехнулся я. – И смотри, не сильно усердствуй, эта дайрэн мне сегодня ночью еще пригодится.

– Ну вот… – притворно вздохнул Найри. – Значит, Ашу взамен могу не предлагать?

При имени его дайрэн я лишь презрительно скривился. Аша принадлежала к одному из первых поколений дэйш’ли и, не сомневаюсь, давно уже разменяла сотню лет. Хотя недавно она и проходила новую обработку сознания, но до Яни ей очень и очень далеко… Не было у молодого Тоэн‑Маринэ денег ни на что лучшее.

Определенно, нужно будет по возвращении подарить другу новую дайрэн. Или хотя бы выбрать какую‑нибудь из своих. Благо у меня их с избытком.

– Извини, но, боюсь, это будет очень неравноценная замена.

– Да я почти и не сомневался в твоем ответе… но вдруг, – усмехнулся Найри.

Мы прошли в столовую и уселись за стол, который прямо‑таки ломился от всяческих аппетитно выглядевших яств. А уж как они пахли!

Незаметно сглотнул слюну. При виде такого разнообразия вспомнилось, что последний раз я ел еще рано утром. А походный завтрак не мог порадовать особыми изысками.

Повернулся к Найри, который уселся за стол слева от меня. Иронично приподнял бровь.

– Ты уверен, что после всего этого, – я выразительно указал на остывающий ужин, – у тебя останутся силы на какие‑нибудь подвиги?

– О‑о! – протянул мой друг. – Не сомневайся!

Ужин прошел в теплой, почти дружественной атмосфере. Яства никоим образом не разочаровали, а сероглазая Нариате показала себя не только прекрасной хозяйкой, но и чудесной собеседницей. Всеобщего веселья не разделял только Ареин, который почти не притронулся к еде. Он и обычно‑то не самый приятный собеседник, а сегодня выглядел уж чересчур задумчивым и хмурым.

Из столовой мы перешли в малую гостиную, где на небольшой расположенной в углу сцене собралась стайка девушек дэйш’ли, готовых услаждать наш слух игрой на ареотах.

Я подмигнул Найри и взглядом указал на девушек.

Друг улыбнулся и покачал головой. А затем одними губами произнес: «Яни».

В ответ я пожал плечами, давая понять, что ничего не имею против.

Ну еще бы, ведь этим самым дэйш’ли было далеко до моей спутницы. Так, обычные домашние рабыни. Хоть и симпатичные… Впрочем, все дэйш’ли, которые находились в обществе эльфов, были весьма недурны собой.

Насладиться музыкой у нас так и не получилось. Ареин Миолин‑Таали подал знак дэйш’ли, и те, подхватив инструменты, тихонько вышли через неприметную дверь.

– Миолин‑Таали, почему… – начал Тоили‑Ренна и тут же осекся. Ареин бросил на него недовольный взгляд и недвусмысленным жестом приказал заткнуться.

Комнату опутали такой колоссальной силы плетения, что я закашлялся и чуть не опрокинул на себя чашку чайлиса.

Ничего себе!

Я был ошарашен. Да и другие эльфы удивились не меньше.

Теперь из малой гостиной никто не сможет выйти. И войти сюда тоже. А также подслушать или как‑то повлиять на находившихся тут эльфов.

Очень сложные и отнимающие кучу сил плетения! Таковые в миг не сотворишь и вечно таскать при себе не будешь. Да и не продержатся эти узоры долго. Максимум – пару часов!

– Прекрасная Нариате, лоэлы, – обратился к нам Ареин, – то, что я сейчас скажу, не должно выйти за пределы этой комнаты. Несколько часов назад я имел весьма продолжительную беседу с Эсрианом Амирин‑Саурэ. И главнокомандующий мне сообщил очень тревожные и неприятные новости…

Я вздрогнул. То, что с Ареином связался сам ару эссэни, было очень плохим знаком! По пустякам или просто так, со скуки, наш великий и грозный воитель никого тревожить не будет. И уж тем более если для беседы требуется прибегнуть к Зеркалам Таилиса. Слишком уж много сил уходит на такие беседы, и слишком уж быстро артефакты разряжаются.

Зеркала Таилиса – безумно редкие и ценные артефакты и одна из самых тщательно охраняемых тайн Лаэссэ. Несмотря на это, отец дал один из таких кристаллов Ареину. Так, на всякий случай.

Почему я думаю, что беседовал наш дипломат с главнокомандующим именно с помощью Зеркала? Очень просто. Это единственный способ вести диалог на большом расстоянии.

– Урги зашевелились. Леса к востоку от Рийски буквально наводнены их разведывательно‑диверсионными отрядами, – после небольшой паузы продолжил Ареин, – а на границе Западного Ургостана наблюдаются неожиданно большие скопления войск…

– Ургских? – тут же переспросил Тоили‑Ренна.

– Разумеется, – поморщился Ареин.

– А урги? Как они объясняют свое поведение? – спросила взволнованная Нариате.

– Никак. Молчат… Но это еще не всё. Из Вольгорода таэ Луорен отозвал Наместника. Несколько часов назад последние лоэл’ли и дэйш’ли покинули эту вольную территорию.

– А нам что делать? – встрепенулся Тоили‑Ренна. – По поводу меня никакой директивы не поступало?

– Вам пока ничего! – довольно резко произнес Ареин, а затем добавил: – Продолжать добросовестно выполнять свои функции. Передовые отряды ургов находятся чуть ли не в двух тысячах ири и Таннису пока никак не угрожают.

Даже обычно невозмутимого Ареина Наместник явно раздражал. Впрочем, Тоили‑Ренна мало кого оставлял равнодушным. Эх, жаль, что его не сослали куда‑нибудь в Ханырг. Должность Наместника в Таннисе даже сейчас была довольно лакомым куском – бывшая столица Империи как‑никак. И климат хороший. Не сомневаюсь, что отец Маурейна задействовал все связи, чтобы отправить сына сюда. Есть, конечно, еще и Лайэн, который почти не пострадал во время Элиарай ару, да только принадлежит эта территория, к сожалению, не нам, а гномам. Я и сюда‑то еле‑еле уговорил отца меня отпустить, а уж о том, чтобы побывать в Лайэне, нечего и мечтать!

Но урги! Как же все‑таки не вовремя! Нет, отношения между нашими расами уже давно были далеко не дружескими, и мы ожидали, что рано или поздно это может вылиться в вооруженный конфликт. Слишком уж явно орки точили клыки на малонаселенные и такие плодородные южные территории… Но не так рано! И вот мы фактически без боя сдали Вольгород, и пусть урги еще не заняли эту вольную территорию, но это лишь вопрос времени. Очень и очень недолгого… А приграничные крепости?..

– А что с приграничными крепостями? – опередил меня Найри.

– Неизвестно. Но если орда двинется, то нам их не удержать.

– Тиолин‑кин? – спросил я.

Этот небольшой городок, в котором эльфов насчитывалось всего около двух десятков, а в основном там жили дэйш’ли, лесорубы и различные мастеровые, находился лишь в двухстах ири от границы.

Ареин грустно вздохнул:

– Из Тиолин‑кина, Сио Вэлла, Мэт’рании, Арион‑тина, а также Вэерот‑лисена решено эвакуировать всех лоэл’ли, а по возможности и дэйш’ли.

А вот сейчас уже можно было пугаться. Если эти пять городов опустеют, то мы потеряем контроль не только над всеми землями восточнее Рийски и Велайи, но и над всем восточным побережьем Скалистого моря тоже! Лишимся территории почти в двести тысяч тиагов!

Лица всех собравшихся в малой гостиной выражали ужас и недоумение.

– Неужели все так плохо? – тихо спросила супруга Наместника.

– Не знаю, – покачал головой Ареин. – Никто не знает…

В комнате повисла гнетущая тишина. Казалось, эльфы боялись даже дышать. Настолько жуткими и шокирующими оказались новости.

– Мы знали, что урги на нас рано или поздно нападут, и готовились к этому, – продолжил Миолин‑Таали. – Но никто не ожидал, что они так быстро смогут собрать такую силу! К границе с Ургостаном мы просто не успеем подтянуть войска. Но о крутые берега Рийски орды ургов разобьются.

Так и будет. Нам есть что противопоставить оркам. И уж точно – не их крикливым вонючим шаманам и неумехам‑жрецам тягаться с нашими магами.

Мы выиграли Элиарай ару!

Да, гномы, тролли и орки нам помогали, но все‑таки основной силой были именно мы!

Неужели какое‑то племя полуголых дикарей сможет нас победить?!

Смешно.

– А что Тролграст и Одр Крап? – подал голос один из помощников Наместника.

Ареин Миолин‑Таали скупо усмехнулся:

– Гномы, как всегда, хранят нейтралитет, то есть продают оружие и нам, и ургам. А тролли тоже пока молчат, мотивируя это тем, что Ургостан еще никаких агрессивных действий против Таэн Лаэссэ не предпринимал.

Неудивительно. Совсем неудивительно. Урги, даже при всей ненависти, которую они испытывают к представителям других рас, оружие гномов уважают. И безумно, на грани своих диких инстинктов, боятся гор. Так что Одр Крапу нечего опасаться орков, наоборот, война между Ургостаном и Таэн Лаэссэ принесет ему немалую выгоду.

А тролли? Эти дикари‑переростки, так же как и орки, владеют северными землями. Но если большую часть Ургостана занимают пастбища для всякой неприхотливой живности и леса, а на юге имеются даже вполне плодородные земли под пахоту, то у троллей все иначе. Добрую треть Тролграста занимают безжизненные снежные равнины и горы, да и остальная территория в основном камениста и практически бесплодна. Не нужен ургам Тролграст. По крайней мере пока.

– А что творится за Велайскими горами? – спросил я.

Государство ургов, также как и Лаэссэ, лежало по обе стороны Велайских гор, принадлежащих гномам.

– Пока никаких враждебных действий они там не предпринимают.

– Странно… – задумчиво протянул Найри.

Действительно странно. Даже более чем.

После войны урги получили добрую половину бывшего Хаэньского царства. За почти двести лет они эти земли неплохо освоили и заселили. А вот наши восточные территории так и продолжали практически пустовать. Нет, войск там хватало, так как мы прекрасно понимали, какой это лакомый кусок для задыхающегося от перенаселения Ургостана… И все же отхватить у нас там часть территории было не в пример легче, чем к западу от Велайских гор. Тут у нас и столица, и крупные города, где проживает основная часть населения, а там лишь несколько сравнительно небольших поселений.

– Я уже распорядился, чтобы усилили охрану дома Наместника, – меж тем продолжил Ареин. – А через десять дней сюда придет пара кораблей, которые при необходимости эвакуируют вас из Танниса. Думаю, что об обстановке в Вольгороде и наших напряженных отношениях с Ургостаном здешние людишки узнают не раньше чем через месяц. И в ваших интересах, чтобы они узнали об этом как можно позже. Сами знаете этих существ. Если вспыхнут беспорядки, то сотни бойцов‑тэлиаков с кораблей вам вполне хватит, чтобы усмирить любой бунт… Эн Элиар‑Тиани, Тоэн‑Маринэ, к сожалению, завтра сразу после завтрака мы будем вынуждены покинуть Таннис.

– Как после завтрака?! – вскочил я. – Мы ведь только вчера приехали и еще ничего не осмотрели!

– Извините, т’раэн. Приказы таэ Луорена не обсуждаются.

Аррито хэт!!!

– Все вон! – рыкнул на притихших ссыльных: сейчас я не в том настроении, чтобы разводить ненужные политесы с этими неудачниками. – Найри, подожди за дверью!

Ареин поморщился на такое бурное проявление эмоций… и быстро распустил запирающие двери узоры. Затем обратился к Наместнику:

– Тоили‑Ренна, зайдите ко мне через час. Остался еще ряд вопросов, которые я хотел бы обсудить с вами до нашего отъезда.

– Почему вы не сообщили мне новости сразу, как их узнали? – прорычал я, после того как за эльфами захлопнулась дверь. – Я бы успел осмотреть хотя бы часть интересующих меня объектов до заката.

– Сожалею, мой т’раэн, но приказ таэ был недвусмысленным. Он опасается провокаций со стороны ургов. Поэтому осмотр местных достопримечательностей вам лучше отложить до лучших времен.

– А утром?.. – не терял надежду я.

– Нет, – строго сказал Ареин. – Мы стоим на пороге войны, и сейчас уже никому нет дела до ваших шалостей и увлечений. Я бы вообще предпочел выехать уже сегодня вечером, но, к сожалению, предместья Танниса слишком опасны, чтобы преодолевать их в темноте. Да и отдохнуть нам перед дорогой не помешает. Я настоятельно рекомендую вам и Тоэн‑Маринэ хорошенько выспаться – обратный путь не будет напоминать увеселительную прогулку.

– Хорошо, – наконец прошептал я, но взгляда не опустил. – Сейчас мы с Найри пойдем спать, а завтра утром… снова в дорогу.

А что я мог сделать? Что?!

Сейчас я – лишь нуждающийся в охране особо важный объект. И не более. А Найри вообще не значит для Ареина ничего… А кстати, это мысль! Если за мной будут пристально следить, то мой друг вряд ли удостоится особого внимания.