Джаред Дэш

Ночь с 3‑го на 4‑й день Атанарил‑лин

223 года от О. В.

Я сидел за столом в кабинете и подготавливал бумаги для Арима. Через открытую дверь краем глаза присматривал за Сажей и Махро, которые уничтожали следы (в прямом смысле этого слова), оставленные Ночной гостьей во время ее краткого пребывания в моей спальне. Вскоре мальчишки работу закончили и подошли ко мне. Остановились в дверях. Они знали, что никому, кроме меня, в кабинет хода нет.

– Всё, Капитан!

Я встал из‑за стола, окинул внимательным взглядом спальню… Да, действительно всё. Правда, ковер около двери можно было бы вычистить и получше…

Хайдаш! Сажа на ногах еле стоит, да и Махро выглядит не намного лучше, а я все ищу, к чему бы придраться…

– Сойдет… можете быть свободны.

Мальчишки в унисон облегченно вздохнули и, подхватив ведра, швабры, тряпки, выбежали в коридор.

Я грустно улыбнулся. Чего с них взять – сосунки. Интересно, Сажа именно так представляет себе поведение взрослого серьезного человека? Хотя… Так в чем‑то даже лучше.

Счастье детей в том, что они все быстро забывают и спешат жить.

А ведь недавно я видел совсем другого Сажу и Махро.

На похоронах…

 

Таннис до Последней войны являлся столицей Империи Алрин, а там издавна, как и в некоторых других человеческих государствах, поклонялись Восьмерым Светлым богам.

Срединный мир всегда был богат на различные культы, религии и течения. Правда, большинство из них были очень недолговечны и, не успев толком появиться, умирали. Но так или иначе – до Открытия Врат на Тауре существовало около двадцати различных более или менее популярных верований!

Большинство людей в Таннисе исповедовали фиертизм и поклонялись Восьмерым Светлым богам и Отвергнутому Хайдашу. Но и других культов и сект у нас хватало. Часть из них всячески поддерживали и поощряли сиятельные эльфы, так как в них ушастые представали чуть ли не посланниками богов и истинными повелителями. Стоит ли говорить, что особой популярностью такие верования не пользовались? В других религиях, наоборот, эльфы, а зачастую и все прочие нелюди, были объявлены мировым злом, которое нужно всячески «изничтожать, не щадя живота своего». Вот тут верующих было не в пример больше, и если бы не раздробленность и несогласованность этих культов, то по количеству последователей и популярности они могли бы поспорить с фиертизмом. Хотя такое вряд ли было бы возможно, так как эльфы, по вполне понятным причинам, относились к этим верованиям крайне нетерпимо.

Мне раздробленность среди людей была не нужна, да и стычки, которые довольно часто происходили на религиозной почве как в Старом городе, так и в Новом, были, мягко говоря, нежелательны. Поэтому я еще несколько лет назад позаботился и сделал на одном невольничьем рынке ценное приобретение. Купил пастыря с двумя учениками, проповедующего фиертизм в классическом староимперском толковании. Именно эта религия и стала единственной в моем маленьком государстве.

Всё было очень просто. Не хочешь – не молись. Молишься другим богам, что ж… делай это тихо и в одиночестве. Ну а поклонение Фиерту и его божественной семейке мною всячески поощрялось.

За разжигание межнациональной, межрасовой и межрелигиозной розни легко было вылететь из моего сектора без возможности возвращения назад.

А во что верил я?..

Вампиры поклоняются Великому Прародителю, и когда‑то давно я тоже верил в него. Только вот даже если отринуть в сторону весь мой скептицизм и признать, что какие‑то боги все же существуют, – есть ли дело богу вэров до какого‑то полукровки?

За почти девяносто лет я сменил больше двух десятков жизней. Кем только не был: и человеком, и полукровкой (без вампирских корней, конечно), наемным убийцей и телохранителем, оружейных дел мастером и плотником, простым наемником и начальником личной стражи одного богатея… А сколько при этом сменил легенд и вероисповеданий? Не счесть.

Сейчас вот я «верю» в Двуликого Фиерта и его жену Мать Араш, а также братьев, сестер и детей этой божественной четы.

А в кого я верю на самом деле?..

В себя.

Только в себя.

Легенда гласила, что Фиерт вылепил из глины первую пару людей – мужчину и женщину, а его супруга Араш вдохнула в них души. Эти новые творения (или, вернее, игрушки) так понравились богам, что они решили налепить таких существ побольше.

Именно поэтому в фиертизме и других вышедших из него религиях принято предавать тела покойников земле. Тем самым, растворяясь в первородной стихии, умершие получают шанс на перерождение.

Наша вольная территория расположена на скалистом полуострове с очень тонким слоем почвы, кладбище здесь только одно, и позволить себе выкупить место на нем могут очень и очень немногие. Тем, кто не обладает солидным капиталом, приходится несколько отходить от канонического исполнения ритуала… Тела покойников покрывают специальным составом, затем поджигают. И вскоре от умерших остается лишь пепел, который высыпают в небольшую ячейку, выдолбленную прямо в скале. А сверху бросают щепоть земли.

Вот и мы действовали так же.

В ста метрах за воротами базы подготовили площадку для погребального костра. Там же собрались родственники и друзья погибших.

Я выступил с приличествующей случаю проникновенной речью, а потом пастор принялся за сам ритуал. И уже через час пепел, а больше от тел умерших ничего и не осталось, покоился в специальных ячейках в одном из тупиковых ответвлений Катакомб.

Так что пусть уж лучше Сажа и Махро скорее забудут эту печальную церемонию.

Нет, о смерти всегда нужно помнить, только умершие не должны отравлять жизнь еще живым.

 

В дверь осторожно постучались.

– Ну кого там еще Хайдаш принес… – проворчал я и крикнул: – Войдите!

Дверь еле слышно скрипнула, отворилась. В комнату вошли угрюмый командир следопытов Крот и не менее хмурый Брейн, чуть слышно бормочущий ругательства.

Что‑то не так…

– Уже? – удивленно приподнял бровь я. – А где гостья?

Что‑то слишком рано мои люди обернулись, я их раньше чем через пару часов не ждал.

– Уже… – буркнул Крот и грязно выругался.

– А гостья наша того… тю‑тю, – добавил понурый Брейн.

– Что значит «того»? Что значит «тю‑тю»? – Я потихоньку начал закипать. – Вы что?! Вдевятером?!. Лучшие воины моего сектора?!. И не смогли задержать какую‑то шлюху?!

Спокойно… Не кипятиться. Сначала надо узнать, что произошло.

– Какую‑то?! – взвыл Крот. – Да я из‑за этой твари чуть весь отряд не потерял!!!

– Так… – уже спокойно протянул я. – Рассказывайте по порядку.

– Да что рассказывать? – вздохнул командир патрульных. – Сделала нас она как сосунков! По Катакомбам прошли нормально, а наверху… эта хайдашева кашараха вырубила меня и Погонь…

– Как?

– Да… – Брейн в расстроенных чувствах махнул рукой, – купился на красивую мордашку и принялся девице дорогу до библиотеки объяснять. Мне б уже тогда, дурню старому, догадаться, что эта шалава, не зная город, вряд ли к нам в гости собралась… В общем, получили мы с Погонью по дротику в шею…

– Погонь? Что с ним? – перебил рассказчика я.

– В палатах у Карнахея спит, дротики те с каким‑то сонным зельем оказались. Только на Погонь зелье подействовало сильнее, чем на меня… Кэп, знаешь, эта девка легко могла нас обоих к Хайдашу отправить, да, видно, не захотела.

Брейн замолчал, и дальше уже рассказывал Крот. И чем дальше я его слушал, тем больше мрачнел… Хотя, казалось, куда уж больше?

Ножки, попка… Тьфу! Вот тебе и сказалось почти месячное воздержание. Увидел смазливую девчонку и поплыл как сопляк!

А ведь чувствовал, что девчонка далеко не так проста, как кажется. Чувствовал!

Мои люди давно ушли, а я все сидел в кресле. Задумчиво перекатывал вино в старинном фужере и думал.

Крот с Брейном мне предоставили достаточно информации для анализа. Что ж…

Девчонка ожидала, что я ее так легко не отпущу, и была к этому готова. А еще она определенно не человек. Слишком быстра и ловка. Я, конечно, чудес, творимых Ночной гостьей, не видел, но своим людям привык верить. И уж кто‑кто, а Крот никогда особой впечатлительностью не страдал.

Шутка ли – увернуться от нескольких арбалетных болтов, выпущенных практически одновременно?!

Вот я, например, не уверен, что смогу.

А девица сумела!

К какой же расе она принадлежит? Может, действительно наполовину эльфийка? Вероятнее всего…

И всё же… Всё же… Даже для той, в чьих жилах течет порядком разбавленная эльфийская кровь, это слишком!

Хотя…

Было еще одно объяснение феноменальным способностям Нефрит. Брейн упомянул, что среди имущества воровки была целая куча разнообразных склянок. И что гостья вечером какие‑то снадобья принимала.

Катализатор?.. Вполне может быть. Знал я некоторые такие зелья.

И если я прав, то воровку впору пожалеть. Скоро ей будет очень‑очень плохо!

Но кроме всего вышеперечисленного была еще одна странность. Девчонке просто неимоверно, фантастически везло. Ну не верил я, что она знала место расположения патруля моего соседа князя Вариуса или паутины шарха… Но других вариантов не было. Она просто не могла подготовить себе такой маршрут для отхода!

Надо что‑то решать… Хайдаш!!! До моего отплытия осталось всего два дня. Слишком мало!

По уму, воровку нужно отправить к праотцам – слишком опасный и непредсказуемый противник! И за спиной его лучше не оставлять. Только за оставшееся время такую сложную операцию не провернуть. К тому же если я начну проявлять повышенный интерес к некой Ночной гостье, то кое‑кто в Таннисе тоже может ею заинтересоваться.

Да и что кривить душой – не хочу я смерти Нефрит. Слишком уж она меня заинтересовала. И как противник, и как женщина.

Даже если она была в моем кабинете, то далеко не факт, что у нее было время покопаться в находившихся там бумагах. А если и было? Смогла ли воровка в них что‑то понять? Образованных людей сейчас слишком мало, да и половина тех, кто кичится своим знанием, читают с трудом и по слогам.

К тому же потопить меня могли только две вещи – информация о наркотике кархи и моем происхождении. Но никаких бумаг о наркотике и в помине не существовало. Да и не дурак же я, чтобы вывешивать фамильное древо на видное место. Тайну своего рождения я всегда берег пуще всех остальных… Хотя о моей связи с вампирами, если провести тщательный обыск в кабинете, можно догадаться. И даже сделать кое‑какие интересные выводы.

Да только не было у Ночной гостьи Нефрит на такой обыск времени.

Что же касается остального…

В Городском совете и без того знают, кто в Таннисе промышляет не просто контрабандой, а еще и возит оружие из Лайэна. Так что если драгоценная Нефрит сунется с этой информацией к Посреднику или, больше того, напишет анонимку в Городской совет… Что ж, ей же хуже. Мои компаньоны позаботятся, чтобы тело не в меру любопытной Ночной гостьи упокоилось на дне морском.

Единственно, чем мне может эта девка навредить, так это донести компрометирующую информацию до эльфов. Только не будет дикая полуэльфийка связываться с Наместником.

Нефрит вообще ни с кем связываться не будет. Ведь не дура же?!

Так что даже если допустить, что девка что‑то знает, то она будет молчать. Как рыба.

И послание, которое она передала мне через недоумка, угодившего в паутину шарха, не выглядело как угроза. Его можно было трактовать единственным образом: Нефрит просила о мире.

Ну вот…

Я криво усмехнулся.

Уже изыскал кучу оправданий своему бездействию.

Но кое‑что все‑таки нужно сделать. Пусть к моему возвращению осторожно соберут всю информацию о Ночной гостье и даже, более того, тихонько понаблюдают за ней.

Береженого Фиерт бережет. Или Великий Прародитель… Тут неважно, в кого ты веришь или не веришь, истины это не изменит.

А еще надо до рейса какую‑нибудь бабенку на часок‑другой подцепить. Дабы более таких коллизий со мной не приключилось.