Следующие три дня я почти не видела Шейрана, он то где‑то пропадал, то запирался с Дэном в библиотеке. Ночи же я неизменно проводила в постели виконта. Мы почти не разговаривали. Шейран ни о чем не рассказывал, ничего не спрашивал. Я вела себя так же. После тяжелого дня хотелось просто отдохнуть, забыть все тревоги и сомнения, заснуть в объятиях любимого человека.

Портрет императора мне увидеть так и не удалось. Я больше не решалась прерывать совещания Шейрана и Дэниела, а когда мужчины уходили, то всегда закрывали двери в кабинет. Первый порыв угас, и теперь я несильно печалилась, что мне пока не удалось рассмотреть лицо Олибриаса. В конце концов, портретов покойного императора осталось много, рано или поздно шанс увидеть изображение отца мне представится, а пока у меня хватало более насущных проблем.

Целыми днями я сидела в своей комнате. Лишь трижды в день прогуливалась до столовой, да время от времени совершала набеги в библиотеку. Я с головой погрузилась в изучение магии. К сожалению, вникала я исключительно в теорию – у меня не было ни сил, ни возможностей испытывать на практике новые заклинания и приемы.

Уже к вечеру следующего дня я была вынуждена признать, что недооценивала себя. Базу мне наставница дала хорошую – программу первого курса я знала, пусть и в несколько усеченном варианте. Обрадовавшись, я запаслась учебниками сразу по второму и третьему курсу… И вот тут меня ждало разочарование. Если в целительстве и зельях я разбиралась неплохо, практика в этих областях была богатая, так что я могла соперничать с выпускниками третьего курса, быть может, даже студентами четвертого, то в остальном… в моих знаниях оказались чудовищные провалы. Сказывалось, что обучение я проходила узконаправленное, помимо целительства была знакома лишь с простейшими бытовыми заклинаниями. Мне же для того, чтобы выжить, было необходимо овладеть хотя бы азами боевой магии, научиться маскировать свою внешность… да много чего нужно узнать!

Оценив собственные знания, я с удвоенным усилием принялась грызть гранит науки. Понимала, что отпущенное мне время ограничено. Что рано или поздно придется бросить и Шейрана, и библиотеку. Я чувствовала, будто живу на склоне вулкана. Почва под ногами то и дело содрогалась в мучительных спазмах, из жерла извергались в небо клубы пепла. Не сегодня, так завтра огненная гора окончательно проснется, и меня сметет потоком раскаленной лавы.

Только погрузившись с головой в хитросплетения магической науки, я могла не думать об отце, Шейране и себе. Меня все чаще посещали опасные мысли – я больше не хотела убегать. Нет, как и прежде, я не собиралась заявлять свои призрачные права на трон, всего лишь мечтала остаться рядом с Шейраном.

Глупо. Очень глупо…

Чем дольше я нахожусь рядом с ним, тем больше шансов, что он догадается, кто я на самом деле – сложит кусочки разрозненной мозаики в одно панно. Дело не только в том, что я не доверяла виконту. Когда Шейрану станет известна правда, независимо от того, какое он примет решение, его жизни будет грозить опасность. Так что для всех будет лучше, если я без следа исчезну.

Как только ко мне вернется дар…

Как только я овладею азами боевой магии…

Как только почувствую опасность…

Как только… Как только…

Понимала, что все это отговорки и я сознательно тяну время. И все же не могла уйти прямо сейчас. Да и не ушла бы я далеко… В этот раз я решила тщательно подготовиться к побегу, чтобы Шейран меня ни в коем случае не нашел.

На четвертый день нашего пребывания в столице приехали Тони и Эллина. Разумеется, они тоже поселились в особняке виконта. Как проговорилась горничная, Дэниел и Эллина всегда останавливались у Шейрана во время своих визитов в столицу – у четы Райтов не было своего дома в Артании. Тони же на правах помощника и правой руки Шейрана и вовсе жил в особняке.

Моя относительно спокойная жизнь в Артании подошла к концу. Если Тони меня по вполне объективным причинам всего лишь недолюбливал, то Эллина люто ненавидела и не упускала случая сделать пакость. Северянка невзлюбила меня с первого взгляда. Поначалу я не понимала, чем заслужила такое отношение со стороны жены Дэниела, лишь много позже догадалась, что причина крылась в банальной ревности к Шейрану. По правде сказать, это было выше моего разумения, как можно выйти замуж за одного друга, делить с ним постель и в то же время сходить с ума по другому. Шейран, к его чести, чувства Эллины не поощрял.

Полдня я самым трусливым образом отсиживалась в своей комнате, боясь столкнуться с северянкой в коридоре. Когда горничная предложила спуститься к ужину, то первым порывом было сказаться больной. Но я взяла себя в руки. Эллина, без сомнения, личность неприятная и крови способна попортить немало, но серьезную угрозу она не представляла. Когда у меня в кровных врагах сама императрица, какая‑то там ревнивица – сущая мелочь.

В последние дни все мои трапезы проходили в одиночестве, компанию мне составляла лишь молчаливая, похожая на бледную тень домоправительница. Мужчины ели либо в кабинете, либо и вовсе за пределами дома. Сегодня же, когда спустилась в столовую, то увидела, что стол сервирован на пятерых.

– Добрый вечер! – громко поприветствовала я собравшихся в комнате людей.

Села на единственное свободное место рядом с Тони, напротив Эллины.

– О, Алана, здравствуй! – Северянка обворожительно улыбнулась. – Вижу, у тебя новое платье.

Жена Дэниела выглядела, как и всегда, ослепительно. Волосы цвета зрелой пшеницы уложены в высокую прическу, открывая взору окружающих изящную шею, трогательную линию ключиц и нежные плечи. Вырез темно‑зеленого платья почти не оставлял простора для воображения. В ложбинке между грудей северянки притаился кулон с изумрудом в форме капли, мочки ее ушей также украшали изумруды.

Рядом с Эллиной я выглядела бедной приживалкой, коей в общем‑то и была. Простое темно‑синее платье из тонкой шерсти, вырез более чем скромный. Волосы заплетены в обыкновенную косу. И ни следа драгоценностей.

– Тони, Эллина, надеюсь, вы нормально добрались? – спросила я.

Шпильку северянки я проглотила. Отвечать на выпад глупо, разумнее его просто проигнорировать.

– Спасибо, нормально, – кивнул Тони.

Северянка промолчала, лишь наградила меня полным ненависти взглядом.

– Жаркое сегодня великолепное, – попытался разрядить обстановку за столом Шейран. – Повар превзошел сам себя.

Свинина с овощами, запеченная под соусом, и правда выглядела аппетитно. Но я сомневалась, что под пристальным взглядом жены мага смогу проглотить хотя бы кусочек.

– Да, мы добрались без приключений. Удивительно, насколько спокойной может стать жизнь, когда тебя нет рядом… – вдруг сказала Эллина. В руках она крутила бокал с вином. – Насколько я слышала, ты здесь тоже не скучала?

Выходит, уже доложили. После той сцены, которую я недавно учинила, глупо было даже пытаться скрыть мои отношения с Шейраном. Да и потом, слуги не раз видели, как я утром выходила из спальни виконта.

Интересно, кто рассказал?.. Дэниел не похож на сплетника, Шейран подробностями личной жизни с женой друга делиться бы не стал. Марта тоже особа неболтливая. Значит, кто‑то из слуг.

– Право, я не ожидала, что жизнь в столице будет столь насыщена событиями. – Я сделала вид, что опять не поняла северянку.

– Особенно если ночевать в чужой спальне! – фыркнула девушка и сделала большой глоток вина.

– Эллина! – резко осадил супругу Дэниел. – Кажется, ты забыла, как вести себя в приличном обществе.

– А где ты тут видишь приличное общество?! – демонстративно удивилась она и так резко поставила бокал на стол, что капли вина оросили белоснежную скатерть.

Я растерянно посмотрела на жену мага. Не ожидала, что Эллина так яростно ринется в атаку. Думала, она будет портить мне жизнь исподтишка, говорить завуалированные гадости да исподволь настраивать против меня обитателей дома.

– Элли, ты пьяна, – сказал Шейран. – Иди к себе, пока не наговорила лишнего.

Только теперь я заметила, что глаза северянки подозрительно блестели, а на щеках играл несвойственный ей румянец.

– Я вижу лишь деревенскую шлюху, слугу и бастарда, который возомнил себя великим магом!.. – и не думала останавливаться Эллина. – Ах, за столом еще его милость виконт Ферт, но общение с таким сбродом точно не делает ему чести. Да и какая честь может быть у убийцы?..

– Тогда ты и про себя забыла сказать, – прищурился лорд. От холода, который источал голос виконта, у меня мурашки побежали по коже.

– Шейран!.. – воскликнул Дэниел.

– Ну да, моя мать торговала своим телом на улицах Грейдена, и мне тоже приходилось, – усмехнулась Эллина. – Но я хотя бы не строю из себя святошу. Знаю свое место.

– Дэн, проводи Элли в ее комнату, – приказал Шейран.

Маг с грохотом отодвинул стул. Выволок за руку жену из‑за стола. Напоследок Эллина попыталась сделать реверанс.

– Надеюсь, я не слишком испортила всем аппетит? – Она растянула губы в нарочитой улыбке. – Жаркое сегодня и правда восхитительное!

Когда маг с женой ушли, Ферт посмотрел мне в глаза и негромко сказал:

– Извини.

Тони поперхнулся и закашлялся.

В ответ на реплику виконта я лишь улыбнулась и покачала головой.

Определенно, я зря боялась спускаться к ужину. Эллина столько интересного рассказала, да еще и выставила себя истеричкой в глазах Шейрана и Дэниела.

Что же касалось оскорблений Эллины, то меня, когда я жила в деревне, и не так обзывали. Нельзя привыкнуть к тому, что тебя поливают грязью, но можно научиться не реагировать на подобные словоизлияния и пропускать их мимо ушей.

Pages: 1 2 3 4 5 6


Подписка на новости
Для подписки на новости введите свой email и нажмите кнопку "Subscribe"


Автор в социальных сетях
Купить электронные книги
Сказать Автору «СПАСИБО»

Эл. кошелек. 410011113854539

Эл. кошелек. +79166528891

mizarar@gmail.com