***

Сделав небольшой глоток из фляжки, Шейран довольно прищурился.

– Ты пьешь это зелье редко и понемногу. Почему? Вызывает привыкание?

– Да.

– Откуда у тебя оно, кстати?

– Привез с Уишских островов. Настойка коры тиаринового дерева.

О таком дереве я даже не слышала, надо будет разузнать…

– Значит, так, – сказала я, – сейчас выпьешь еще пару зелий, но уже не таких экзотических. А затем тебе надо поспать, восстановить силы.

– Только никакого снотворного. Расскажи, что произошло, пока я был без сознания.

Чуть в голос не застонала, вот чертов упрямец, неймется ему! Но все же спорить не стала, понимала, что в словах виконта есть резон и информация ему так же жизненно необходима, как и сон.

Присев на краешек стола, на котором лежал Ферт, я подробно рассказала о событиях вчерашней ночи. Ответила на десяток уточняющих вопросов. Особенно виконта заинтересовал тхаомаг.

– Тони и Киртан не вернулись? – спросил Шейран.

– Нет… Думаешь, с ними тоже что‑то случилось?

– Или арестовали. Или убили. Еще вопрос, что хуже.

Черт‑те что происходит! А слуги‑то здесь при чем?.. Хотя Тони как раз сложно было назвать простым слугой, он мало того что являлся правой рукой Шейрана Ферта, так еще и состоял на службе в известном ведомстве. А вот Киртана я почти не знала, лишь видела конюха мельком пару раз.

– Но почему нельзя колдовать? С чем связан запрет? – задала я вопрос, который всю ночь не давал мне покоя.

– Ректор Академии и большинство магов поддержали Ортэма Тиариса… Давай я тебе все потом расскажу. Сейчас и без всякого снотворного засыпаю. – Виконт вяло улыбнулся.

– Хорошо. – Я улыбнулась в ответ. – Раз все равно собираешься спать, выпей еще одно зелье. Сон будет крепкий и здоровый.

Я влила в Шейрана содержимое очередной склянки, а затем, поддавшись порыву, легко поцеловала его в бледные губы.

– Ну вот. Теперь спи.

Со стола перебралась на диван. Колени подтянула к подбородку, обхватила их руками.

Как бы ни гнала от себя мысли об отце, братьях и мачехе, совсем не думать о семье не получалось. А вот о двоюродном дяде, признаться, я забыла. Меж тем Ортэм Тиарис единственный из родственников с отцовской стороны, кто навещал меня с мамой в замке. Вообще, если подумать, из родичей в лицо я знала только мать, ее отца и кузена императора. Мама и дедушка давно лежали в сырой земле, а вот дядюшка Ортэм вполне себе здравствовал.

Впечатления о герцоге Тиарисе остались неоднозначные. В детстве я побаивалась этого мрачного резкого человека, но в то же время всякий раз с нетерпением ждала его приезда. Дядюшка без прикрас, возможно, даже с излишней откровенностью, чем следовало, рассказывал, что происходило в Империи. Наверное, его можно назвать одним из моих учителей, пожалуй, даже лучшим учителем. Если бы не Ортэм Тиарис, я бы многого не узнала, не поняла, до сих пор терялась в догадках, за что нам с матерью выпала такая судьба.

А теперь герцог Тиарис и большинство магов выступили против императрицы. Вероятно, даже обвинили Гейру в убийстве мужа и узурпации власти. Из всего этого можно сделать вывод, что Империю вот‑вот разорвет на части гражданская война… Мне самое время податься в пророки, я и правда оказалась в центре бури.

– Будь осторожнее с графом Фертом. Он испытывает непреодолимую страсть к юным девушкам, – развеял мои мысли сонный голос Шейрана.

– А?..

– Ты выглядишь моложе своих лет.

– О!.. Ты хочешь сказать, что?..

Виконт ничего не ответил, он спал.

***

Практически весь день я просидела около Шейрана. Несколько раз виконта навещала Марта, но надолго не задерживалась – у экономки хватало неотложных дел. Эллину я больше не видела, она куда‑то отлучилась из особняка. Хотелось надеяться, что северянка не бесцельно прогуливается по столице, а пытается вызволить мужа и выяснить, что случилось с Тони и Киртаном.

Чтобы не тратить бездарно время, я притащила в малую гостиную справочник лекарственных растений и книгу по зельеварению. Разумеется, с большей пользой я бы продолжила поиски формулы антимагической сферы – учитывая открывшиеся обстоятельства, надобность в этом заклинании только возросла. Но если от Шейрана можно было уже не таиться, то допустить, чтобы мой интерес к магии заметил кто‑то еще, я не могла.

В девять вечера я выбралась в библиотеку за очередным медицинским справочником. Когда вернулась, то увидела, что виконт не только проснулся, но и беседует с экономкой. Заметив меня, Ферт свернул разговор и попросил:

– Марта, принеси, пожалуйста, что‑нибудь поесть… Алана, мне ведь можно есть?

– Разумеется, – кивнула я. – Только не слишком много. И следует воздержаться от всего жареного, острого и прочего не слишком полезного для организма. Меню на ближайшие несколько дней мы с Мартой обсудили.

– Значит, разносолами баловать не будете, – усмехнулся Шейран.

– Господин, с вашего позволения я пойду. Поздний ужин подам через полчаса. – Экономка легко поклонилась и вышла из комнаты.

– Алана, скромность, конечно, украшает девушек, но все же… – сказал Шейран, как только мы остались одни. – Ты кое‑что забыла упомянуть.

– О чем ты? – напряглась я.

– Марту впечатлило, как ты провела беседу с придворным магом и сумела меня отстоять.

Ах, вот оно что!.. Тихонько выдохнула.

– По всему выходит, ты вновь меня спасла. На этот раз дважды.

– Спасать тебя входит у меня в привычку, – пробормотала я.

– Ты удивительная девушка. С виду такая маленькая, хрупкая, а на деле невероятно сильная.

Так, а вот теперь беседа перетекла в опасную плоскость. Еще не хватало, чтобы Шейран задался вопросом, сколько у меня этой самой силы.

– Не смущай меня, – попросила я. – Лучше скажи, как самочувствие?

– Несколько лучше. Главное, чувствительность вернулась.

– То, что ты вновь ощущаешь свое тело, не значит, что тебе можно вставать и ходить. Старайся двигаться как можно меньше.

– Я и говорю‑то с трудом. – Шейран слабо улыбнулся.

Закрыла глаза. Разумеется, магическому зрению обычное не помеха. Но я дилетантка‑самоучка, да и проще так сосредоточиться на объекте… Увидеть ничего не удалось. Хитроумное плетение, которое создал мастер Райт, а я напитала энергией, скрывало регенерационные процессы в теле Шейрана. Пробормотать заклинание и запустить диагностику состояния виконта я тоже не могла. Значит, придется довольствоваться визуальным и тактильным осмотром пациента…

– Никакой магии, помнишь? – В голосе Шейран слышалась тревога.

– Помню, – вздохнула я, открывая глаза.

– Алана, я серьезно. В столице теперь запрещено любое применение магии.

– Почему?

– Прихвостни императрицы открыли охоту на одаренных.

– А как же придворный маг?

– Тод Арид родом с севера, к тому же приходится Гейре дальним родственником. Но большинство магов или открыто выступили против императрицы, или постарались занять нейтральную позицию. Вот только когда идет гражданская война, нейтральной позиции нет и быть не может. Магов сейчас хватают по малейшему подозрению. Даже ученики и учителя Академии, которым не удалось сбежать в первый же день вместе с ректором, арестованы.

– А ученики здесь при чем? – удивилась я.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10