С негодованием посмотрела на графа. Складывалось впечатление, что его здоровье сына нисколько не волновало.– Алана, выйди, – вновь попросил Шейран.

– Да‑да, кыш отсюда, девочка!

– А…

– Со мной все будет в порядке.

Открыв дверь в холл, я чуть нос к носу не столкнулась с Эллиной. Она тут же отшатнулась и с крайне деловым видом поспешила ретироваться.

– Эй, в тюрьму ходила? Как там мастер Райт? – окликнула я ее.

– Я тебе не обяза… – начала Эллина, но, наткнувшись на недоуменный взгляд, буркнула: – Да живой он! Живой!

С гордо поднятой головой она удалилась, а я наконец закрыла дверь в малую гостиную.

Значит, Дэн все еще жив, и в тюрьму Эллина ходила. Вытащить мага из застенков по тем или иным причинам ей не удалось. Но какая‑то медицинская помощь мастеру Райту оказана была, в противном случае он бы столько не протянул. Ну и само отношение Эллины к Дэниелу видно невооруженным глазом – не похоже, что северянку сильно заботила судьба мужа.

Пару минут я простояла у дверей, из малой гостиной не доносилось ни звука. А магией пользоваться было нельзя…

Вот бы еще понять, с чем связан запрет применения магии в столице? Артания, чай, не закостенелая Эрлия. Здесь, насколько я знала, к магам всегда относились более чем лояльно.

Решив, что караулить у дверей и дальше просто глупо, я направилась к себе. Пока есть время, надо ополоснуться и переодеться.

***

– Забавная девочка, где ты такую нашел? – спросил Конрад Ферт, когда за травницей закрылась дверь.

«Умная девочка», – подумал Шейран.

Алана сумела правильно разобраться в ситуации и дать бывшему императорскому порученцу минимум необходимой информации.

– Из Эрлии привез.

– Хм, любопытно… Сынок, как вижу, ты помирать не собираешься. Придворный маг мастер сгущать краски. Мастер… ха! – Собственная шутка министра весьма позабавила.

– Скорее принимать желаемое за действительное, – проворчал Шейран. – Но, вполне возможно, чаяниям мастера Арида еще суждено сбыться.

Виконт не лукавил, он действительно чувствовал себя отвратно. Удерживать нить беседы ему удавалось с трудом. Попытался проанализировать собственное состояние, но не смог. То ли регенерационные процессы не запустились, то ли он потерял возможность видеть потоки магической энергии. Стараясь не поддаваться панике, решил пошевелить пальцами правой руки, и вновь у него ничего не получилось. Он вообще не чувствовал ни рук, ни ног, ни единого мускула ниже шеи. Лишь ощущал тупую ноющую боль, но не мог понять ее источник.

Перед глазами виконта потемнело то ли от предпринимаемых усилий, то ли от осознания того факта, в каком удручающем состоянии он находился.

– …Ты сам виноват!.. – донесся откуда‑то издалека голос графа.

Шейран отчетливо помнил, как страшный удар по спине сбил его с ног. Неужели перелом позвоночника?.. Сколько в таком случае понадобится времени, чтобы выздороветь? Сможет ли он вообще восстановиться, не останется ли калекой?.. Бывший императорский порученец славился смелостью, порой граничащей с безрассудством, но сейчас ему было по‑настоящему страшно.

Волевым усилием он отрешился от мыслей о собственном состоянии, попытался сосредоточиться на разговоре с графом.

– …Что я тебе говорил? Сидеть тихо! Во всем сотрудничать с новой властью. Отказаться от этих своих преступников‑дружков, – продолжал вещать Конрад Ферт. – Но нет же! Ты умудрился влезть в заговор!..

– Заговор? – переспросил виконт.

– Да‑да, заговор! Ты же встречался с графом Нойсусом и его шайкой. Только не отрицай!

Значит, донесли. Вопрос: кто и когда успел? Предатель был среди людей Нойсуса или за ними с Дэном проследили?

– Не отрицаю. Встречался.

– Совсем из ума выжил! – брызгая слюной, прошипел министр.

– Отец, я выполнял вашу просьбу…

– Что?! Ты и меня в заговорщики хочешь записать?!

– Прошу вас, отец, выслушайте, – вздохнул Шейран. – У меня нет сил, чтобы с вами спорить…

– Ну, говори. – Граф скрестил руки на груди. – Даже интересно, что ты придумаешь в оправдание.

Виконт прикрыл глаза, собираясь с мыслями. Как бы коротко и четко донести до Конрада свою версию событий? Шейран не сомневался, что после беседы с сыном министр побежит делиться впечатлениями с главой секретной службы.

– Отец, вы просили держаться от оппозиции как можно дальше и ни во что не встревать. Но я не мог оставаться безучастным в такой ситуации. Барон Иргус спрашивал, где могут скрываться Ортэм Тиарис и ректор Академии. Я поднял свои связи и пытался узнать.

– И как? Узнал? – скептически осведомился граф Ферт.

– Не успел. Но, уверен, Тарсу Нойсусу об этом известно.

– А что же ты не рассказал о своем «плане» Шону Иргусу? Не доложил, что удалось выйти на шайку заговорщиков? Затеял всю эту игру с переодеванием?

– Мне было нужно больше времени, чтобы вытянуть из Нойсуса информацию! Я боялся спугнуть старика. Не знал, кому на самом деле можно доверять в ведомстве. Просто не успел передать весточку барону! – Виконт выдохнул и прикрыл глаза. Монолог отнял у него последние силы.

Министр сельского хозяйства несколько минут молчал. Затем, явно пребывая в растерянных чувствах, медленно произнес:

– Ну… если посмотреть на ситуацию с другой стороны…

– Посмотрите, отец. Посмотрите.

– Хм…

– Так заговорщиков схватили?

– Повязали голубчиков, – кивнул Конрад.

– Всех?

– Нет. Этот негодяй Тарс Нойсус сумел улизнуть. Шустрый старик оказался.

– Вот поэтому и не стоило спешить. Об аресте графа кто‑то предупредил.

– Да‑да, похоже на то… Ладно, пойду я, пожалуй. Работы непочатый край, – засуетился Конрад. – Ты не представляешь, в каком удручающем состоянии мне досталось министерство сельского хозяйства. Склады наполовину пусты, не знаю, как мы зиму переживем. Сотрудники сплошь воры и лентяи.

– Спасибо, что проведали, отец.

– Я распоряжусь, чтобы к тебе прислали хорошего лекаря.

– Не стоит, отец. Вы же знаете, я испытываю непонятную страсть к нетрадиционной медицине, – слабо улыбнулся виконт.

– Страсть?.. Хм…

– Да, пока вы не ушли, позвольте вопрос. Что с Дениэлом Райтом?

– Твоего дружка арестовали, он вздумал колдовать, не имея на то разрешения.

– Вот оно что? Ясно, – пробормотал Шейран.

– Ну, выздоравливай. На днях я еще загляну.

– Спасибо, отец. И, будьте добры, позовите кого‑нибудь из слуг.

Дверь захлопнулась. Шейран остался один.

Информации все еще не хватало, но одно виконт мог сказать точно: напали на них с Дэном не случайно. Шон Иргус решил проблему со свойственным ему изяществом. Не зря он на протяжении последних лет разрабатывал тайные операции, а Шейран Ферт был всего лишь одним из полевых агентов.

Как только у барона появилась информация, что опальные сотрудники ведомства вышли на связь с заговорщиками, он решил от них избавиться. Можно было, конечно, арестовать Ферта и Райта как предателей, но это бросило бы тень на репутацию нового министра сельского хозяйства. Гораздо удобнее выставить их жертвами разбойного нападения. А если пара неугомонных сотрудников будет сопротивляться, то мастера Райта обвинить в несанкционированном применении магии, а самому виконту приписать несколько убийств.

Хороший был план у барона Иргуса. Практически безупречный.

«Удивительно, как при таком раскладе я еще жив, – подумал Шейран Ферт, – и очнулся дома, а не в тюремных казематах».

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10