Я заставила Шейрана выпить несколько эликсиров: укрепляющих, тонизирующих, ускоряющих заживление и снимающих воспаление. Когда слуги натаскали воды, мы с Эллиной обмыли виконта. С этой нехитрой задачей я бы справилась и одна, но северянка оказалась очень настойчива, глупо было спорить с ней из‑за такой мелочи.Затем обработала многочисленные ссадины и синяки, наложила столько повязок, что Шейран стал походить на мумию с Уишских островов. На самом деле без половины повязок можно было обойтись, но следовало придерживаться легенды. Я вообще считала, чем больше всевозможных бинтов и компрессов на теле, тем лучше. Уверена, сегодня еще до обеда нас кто‑нибудь навестит, дабы засвидетельствовать безвременную кончину лорда Ферта, ну или то, что он находится при смерти.

Наложив последнюю повязку, отошла от стола. Нестерпимо хотелось спать. Я устала физически и эмоционально, да и энергии потратила немало.

На улице меж тем уже рассвело, явно близилось время завтрака. Садовник и повар так и стояли у дверей, ожидая дальнейших распоряжений. Эллина что‑то задумчиво разглядывала в саду за окном. Марта изящной статуэткой замерла на краешке кресла. Ни на секунду не отрываясь, пожилая женщина внимательно следила за всем, что я делала. Но поскольку никаких вопросов не возникало, видимо, экономка осталась довольна моей работой… Точно, Марта! Дьявол, укуси меня за пятку, я совсем забыла про домоправительницу!

– Марта, как вы себя чувствуете? – спросила я и натолкнулась на ее недоуменный взгляд. – Мне показалось, на лестнице вам стало плохо, – пояснила я.

– Вам показалось, – сухо проронила она.

Да что ж ты будешь делать!

– Вы уверены? Может, закружилась голова? Защемило сердце?

– Со мной все в порядке.

Черти! И ведь никак не проверить. Магией пользоваться нельзя, а пациент отказывается сообщать о симптомах. Ладно, будем надеяться, что это разовое недомогание, но впредь надо внимательно следить за вредной старушенцией.

– Хорошо, – вздохнула я. – Но в любом случае вам бы не мешало отдохнуть. И… – Я порылась в сундуке и протянула экономке пузырек с бурой жидкостью и пакетик с чайным сбором. – Выпейте эликсир сейчас, а чай, когда проснетесь. Вообще каждое утро пейте этот чай. Одну щепотку сбора на чашку.

– Надеюсь, не снотворное? – подозрительно уточнила Марта, принимая дары.

– Не снотворное. Не слабительное. И не отрава, – не удержавшись от сарказма, сказала я. – Это придаст вам жизненных сил. И если есть какой‑то недуг, то, возможно, поможет организму с ним справиться. Разумеется, серьезное заболевание одними этими травками не вылечить.

– Спасибо, – несколько неуверенно произнесла экономка.

После событий этой ночи Марта стала на меня иначе смотреть. Раньше во взгляде пожилой женщины не читалось ничего, кроме презрения и недоумения. Оно и понятно, ведь кто я? Невоспитанная деревенская травница, которая умудрилась залезть к ее господину в постель. Теперь ситуация изменилась. Марта не могла не понимать, что это именно я спасла виконта.

Да… если подумать, спасение черноглазого лорда входит у меня в привычку.

– Пожалуй, всем нам стоит отдохнуть. – Я зевнула, прикрыв рот ладошкой. – По моим расчетам, виконт придет в себя в лучшем случае к вечеру.

Экономка кивнула и тяжело поднялась с кресла.

– До полудня можете отдохнуть, – разрешила она повару и садовнику.

Слуги молча поклонились и вышли из малой гостиной.

– Эллина… – начала я.

– Я останусь, – процедила северянка. Нисколько не смущаясь, она все так же разгуливала в одной ночной сорочке.

– Тебе бы тоже не мешало выспаться. Или хотя бы привести себя в порядок.

– Давай ты не будешь указывать мне, что делать, а что нет! – прошипела северянка.

Марта замерла в дверях, недоуменно посмотрела на жену мага и сказала:

– Эллина, извини, что напоминаю, но твой муж в тюрьме. И учитывая, в каком он был состоянии… – Она запнулась, произносить вслух, что Дэна может не быть в живых, ей явно не хотелось. – Ты не думала наведаться на службу? Разобраться, что к чему? Может, удастся мастера Райта вызволить? Или хотя бы добиться, чтобы ему оказали всю возможную помощь?

На миг на лице северянки отразилась растерянность, а затем Эллина пробормотала:

– Да‑да… Вы, конечно, правы. – И быстро вышла из комнаты.

Мы с Мартой обменялись взглядами, но от комментариев воздержались. Хотя и без каких‑либо слов я чувствовала, тут мы во мнениях сходимся.

Поведение Эллины было выше моего разумения. Ведь даже если ее тяготило замужество и она мечтала овдоветь, то судьба Шейрана северянке определенно была небезразлична. Так почему же она не попыталась защитить мужчин? Неужели, так испугалась магов?

Оставшись одна, я вытянулась на низком диванчике. Сотни мыслей роились в голове. Я безумно устала, но спать было нельзя. Следовало все обдумать, проанализировать и понять, как действовать дальше.

Сейчас только на минутку прикрою глаза и…

***

Разбудило меня смутное чувство тревоги. Пару мгновений я напряженно прислушивалась, принюхивалась. Меня окутывало облако неприятного, какого‑то кислого запаха, похоже, человек поблизости сильно потел и злоупотреблял духами. У самого уха слышалось тяжелое дыхание, явно у загадочного посетителя не все в порядке с бронхами.

Осторожно приоткрыла глаза.

Надо мной низко, так что мясистый нос почти касался моего лица, склонился незнакомец.

– Ой, черти… – пискнула я и вжалась в диван.

– Не бойся, девочка, – добродушно сказал человек и отступил на пару шагов. – Я совсем не страшный. Видишь?

Вскочила с дивана и попыталась привести в порядок мятое, испачканное в крови и грязи платье, пригладить растрепавшиеся волосы.

Загадочного незнакомца теперь я и правда смогла рассмотреть. Определенно, он принадлежал к дворянскому сословию, а еще был крайне не сдержан в выпивке и еде. Пытался следовать моде и всячески молодился, но от этого выглядел только нелепо.

Высокий рост, крупное телосложение. Обтянутый сюртуком из бордового бархата живот нависал над поясом бридж. Ноги в белых атласных чулках, в щегольских, до блеска начищенных туфлях с большими золотыми пряжками.

Лицо гладко выбритое, круглое. Маленькие черные глазки прячутся под кустистыми бровями, губы тонкие. Нос большой, мясистый, красный. Волосы длинные, завиты в локоны и уложены в сложную, видимо, модную при дворе прическу. Несмотря на то что господин явно разменял шестой десяток, он не считал зазорным пользоваться краской для волос. В левом ухе незнакомца поблескивала золотая серьга с крупным рубином.

Видела я этого человека впервые, но между тем было в его внешности что‑то неуловимо знакомое… Интуиция подсказывала, что, несмотря на крайне несуразный вид, смеяться над дворянином не следовало, наоборот, с ним нужно держать ухо востро.

Бросила взгляд на часы – одиннадцать утра. Несколько рановато гость пожаловал. Я надеялась, что нас оставят в покое хотя бы до обеда.

– Извините, господин, – учтиво поклонилась. – Позвольте спросить, кто вы? С какой целью пожаловали?

«Еще крайне любопытно, кто пустил вас в дом? Почему вы разгуливаете по особняку без всякого присмотра?» – мысленно добавила я.

– А ты кто такая будешь, девочка?

– Знахарка Алана. – Я вновь поклонилась.

Во взгляде незнакомца вспыхнул неподдельный интерес.

– Такая юная и уже знахарка? Любопытно… Слышал я, слышал, что Шейран кого‑то привез из этого своего странствия. – Мужчина сделал манерный жест рукой, давая понять, что он весьма снисходительно относится к виконту в целом и его работе в частности. – Он всегда испытывал непонятную страсть к нетрадиционной медицине…

– Алана, пожалуйста, оставь меня с отцом наедине, – прервал словоизлияния дворянина тихий хриплый голос.

– Шейран! Ты очнулся! – Я подбежала к нему.

Виконт согласно прикрыл веки и слабо улыбнулся.

Он был очень слаб. Для того чтобы состояние стабилизировалось, ему нужно проспать еще часов шесть как минимум. А этот проклятый незнакомец его разбудил!.. Хотя нет, вовсе не незнакомец, отец Шейрана. Так вот почему внешность дворянина мне показалась смутно знакомой! Если приглядеться, отец и сын весьма похожи, вот только старший Ферт был каким‑то гротескным отражением младшего.

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10