– Именем императора! Откройте!.. – громогласно пронеслось по всему дому.Открыть дверь никто не успел, да и, собственно, пришедшие не собирались ждать, пока к их настойчивым просьбам прислушаются. Обитую металлом дверь, как пушинку, сорвало с петель и впечатало в противоположную стену. В груду осколков превратился стол и стоявшая на нем фарфоровая статуэтка.

В дом ворвалась дюжина человек в темных одеждах с арбалетами на изготовку.

– Не двигаться! – отрывисто приказал один из стражников.

Я тут же оказалась под прицелом, как и Дэн с Шейраном, как и женщины на лестнице.

Следом в дом вошли разодетый господин и худой священник в темно‑серой сутане. Белобрысая шевелюра выдавала во франте северянина, а святой отец, несомненно, был родом из провинции Эрлия. Одежда на обоих, несмотря на разгулявшееся ненастье, была сухой.

Так, а священник зачем пожаловал? Неужели… Додумать мысль я не успела. Подтверждая мои самые худшие подозрения, от святого отца к мастеру Райту протянулись мертвенно‑синие нити силы. Дэн застонал, его тело скрутила болезненная судорога, а затем маг затих, скорчившись на грязном полу.

Нестерпимо захотелось стать мышкой полевкой и забиться в угол, потому что к нам пожаловал не простой священник, а приверженец культа Тхао. До недавних пор тхаомагия находилась под жесточайшим запретом, но, видимо, в Империи сменилась не только правящая власть… По счастью, святой отец пока не счел меня персоной, хоть сколько‑то достойной внимания.

Высокий, щеголевато одетый северянин лет окинул меня полным презрения взглядом и обратил взор на женщин, которые замерли на лестнице. По понятным причинам красивая статная девушка в ночной сорочке показалась ему более интересной, чем зареванная конопатая девочка‑подросток в грязном платье.

Франт взмахнул рукой, и перед ним появился свиток. В отличие от священника, этот человек владел простой магией, а не магией духа. Судя по любви к картинным жестам, именно он выбил входную дверь.

– Виконт Шейран Ферт и мастер Дэниел Райт, вы арестованы! – объявил маг.

Ахнула и тяжело опустилась на ступеньку Марта. Эллина, наоборот, казалось, никак не отреагировала, разве что побелела как полотно. Сундук выпал из ослабевших рук женщин и с грохотом устремился вниз по лестнице, пока не остановился на боку рядом с брошенным мной ведром. Крышка сундука распахнулась, на пол вывалилось бесчисленное множество баночек, свертков и пакетиков.

Я тщетно искала выход из ситуации и не находила. Знала только, если конвой заберет Шейрана, то больше его не увижу.

Заряженный арбалет, направленный в лицо, ясности мыслям тоже не придавал.

Надо отрешиться от всего. Надо хоть что‑нибудь придумать…

У меня есть сила, вот только все равно нечего противопоставить двум магам, один из которых явно имеет диплом Академии, а второй и вовсе практикует запрещенное искусство. Даже если мне каким‑то чудом удастся справиться с магами и конвоем, то что потом?.. Из города нам точно не выбраться. Я всего лишь гарантированно погублю себя, Шейрана и Дэниела.

– И все же уточните, на каком именно основании вы арестовываете господ Ферта и Райта? – медленно, как‑то неуверенно спросила Эллина.

Франт прищелкнул языком и с нарочитым удивлением произнес:

– Неужели я недостаточно точно выразился? Ай‑ай, как нехорошо… Этим, как вы изволили выразиться, господам инкриминируется разбойное нападение и несанкционированное применение магии. Вам, госпожа Эллина Райт, – слово «госпожа» маг выделил особо, – должно быть известно, что в последние дни в Артании наложен запрет на применение магии без особого разрешения. Что все уличенные в нарушении закона тут же арестовываются и препровождаются в особо охраняемую тюрьму для дальнейшего разбирательства. Ну а членовредительства и тем более убийства в Империи и раньше строго карались.

«С двумя десятками наемных убийц сложно справиться… – прозвучал в голове голос Дэна, – нас попытались вывести из игры».

Эллина открыла рот, чтобы что‑то спросить, но ни слова так и не слетело с ее языка. Она тяжело вздохнула и отвела взгляд. Марта все так же, сжавшись в комочек, сидела на ступеньке, кажется, экономка нехорошо себя чувствовала.

Определенно, ни от Эллины, ни тем более от Марты помощи ждать не стоило. Как всегда, я могла рассчитывать только на себя. Привлекать внимание к своей персоне безумно не хотелось, но выхода не было.

Маг явно наслаждался ситуацией. Он окинул растерянных женщин насмешливым взглядом, а затем приказал:

– В кандалы преступников. Тащите эту падаль в каталажку.

– Постойте! Позвольте вопрос, – подала голос я.

Щеголь воззрился на меня с немалым любопытством. Во взгляде северянина читался интерес натуралиста, который не ожидал, что невзрачная зверушка вдруг окажется говорящей. Маг сделал жест рукой, милостиво разрешая озвучить вопрос.

– Сколько людей погибло и пострадало от разбойного нападения?

Ко мне обернулся священник. В рыбьих глазах эрлайца скользнула тень удивления.

– Двадцать четыре. Шестеро мертвы, трое вряд ли доживут до утра, восемь останутся калеками, у остальных тоже серьезные травмы.

– Вы хотите сказать, – произнесла я, вытирая слезы и медленно поднимаясь с пола, – что два человека, возвращаясь поздно вечером домой, напали на банду из двадцати четырех? Я всего лишь невежественная деревенская травница, но даже для меня очевидно, если подобное и правда произошло, то господ Ферта и Райта можно обвинить разве что в попытке бездарно свести счеты с жизнью. Не логично ли предположить, что господа сами жертвы в этой ситуации?

– У нас есть свидетели, – сказал франт.

– И, разумеется, эти свидетели из числа тех двадцати четырех «пострадавших»? В то время как господ Ферта и Райта вы даже не посчитали нужным спросить, сразу записали в преступники. С каких это пор словам уличного сброда больше веры, чем виконту и дипломированному магу, которые состоят на императорской службе?

– Шейран Ферт и Дэниел Райт временно отстранены от службы. Начато внутреннее расследование, – процедил маг. От нарочитого добродушия щеголя не осталось и следа, на меня он взирал с явным раздражением.

– Но ведь господа еще не объявлены государственными преступниками? Не может ли статься, что нынешнее происшествие бросит тень на репутацию виконта Ферта и мастера Райта?.. Нет‑нет, я вас ни в чем не обвиняю! Просто остерегаю от поспешных выводов. Сейчас все так быстро меняется…

– Всего лишь невежественная деревенская травница, говоришь? – прищурился франт.

От взгляда, которым наградил меня маг, и тона, каким был задан вопрос, мороз пробежал по коже. Я поняла, что опять несколько вышла из роли. Да что там, сильно вышла. Вот только отступать было поздно, да и не прощу я себе, если отступлю.

– Возможно, не совсем невежественная. – Я позволила себе легкую улыбку. – Читать обучена. А также умею слушать, наблюдать за происходящим и делать выводы… Сейчас у моих ног лежат двое тяжелораненых мужчин, и, если им не оказать помощь в самое ближайшее время, они умрут. Перевозки в тюрьму господа Ферт и Райт просто не переживут. Меж тем расследование только начато, еще ни у кого не может быть уверенности в том, кто истинный виновник. Вы готовы взять на себя ответственность за смерть виконта Ферта и мастера Райта?

В глазах мага отразилось сомнение, похоже, мои слова упали на благодатную почву.

– Верно, нападение еще надо расследовать, но несанкционированное применение магии доказано.

Дьявол, а вот и слабое звено моего плана. Но Дэн сам знал, что за ним придут, сам раньше времени объявил себя покойником.

– Среди этих господ лишь один маг, второй – обычный человек. Неужели вы хотите арестовать виконта Ферта из‑за того, что мастер Райт был вынужден в целях самозащиты при нападении многочисленной банды применить магию?

Франт задумался. Определенно ему очень хотелось заковать в кандалы Шейрана и Дэниела, более того, он предпочел бы увидеть вышеозначенных господ мертвыми. Но мне удалось заронить в его душу сомнения. С переворота прошло всего несколько дней, ситуация в Империи была неоднозначная. Одно дело – смерть мага, а совсем другое – виконта, графского сына.

– Прошу вас. – Я сложила руки у груди. – Не допустите несправедливости! Помогите моим господам! Пошлите за лекарем… Нет, лучше за магом‑целителем!

Северянин воззрился на меня с изумлением, – похоже, столь резкой смены курса беседы он не ожидал. Взяв себя в руки и окинув пребывающих без сознания мужчин пренебрежительным взглядом, он сказал:

– Честно говоря, не думаю, что простой лекарь тут сможет помочь. Магам же, как вы, без сомнения, знаете, запрещено практиковать без особого разрешения.

– Так неужели в Империи не осталось ни одного достойного доверия целителя?

– Почему же? – вскинул брови франт. – Однако людей, подозреваемых в столь тяжких преступлениях, не будет лечить целитель императорской семьи.

– А как же вы? – не унималась я.

– Что я?

Pages: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10