***

Возвращались друзья опять кружным путем. Дважды переодевались, пока не вернулись к той одежде, в которой утром вышли из особняка. Затем с черного хода вошли в трактир, в котором днем оставили слуг. Тони и Киртан к тому времени из уединенного кабинета перебрались в общий зал и расположились за игорным столом. По очереди друзья незаметно поменялись местами со своими иллюзорными копиями и продолжили игру. А помощники направились в подвал, им нужно было зайти внутрь сферы и произнести формулу деактивации, чтобы снять с себя иллюзии…

Сыграв пару партий и выпив по кружке эля, Шейран и Дэниел покинули трактир. Следом за ними на улицу высыпала шумная компания из десяти человек. Некоторых среди припозднившихся игроков Ферт знал, это были те самые следаки, которые ходили за ними по пятам последние дни.

На город давно опустилась ночь. Этот квартал и раньше пользовался дурной славой, так что люди старались не разгуливать здесь без крайней необходимости после захода солнца. Сейчас же улицы и вовсе казались вымершими.

Накрапывал противный мелкий дождь.

Приятели не спеша брели в сторону дома, отстав на добрую сотню шагов, за ними следовала шумная компания. Сейчас, пожалуй, Шейран был даже рад такому своеобразному эскорту, можно было не опасаться, что кто‑то из обитателей квартала решит попытаться обогатиться за их счет. Они с другом выглядели легкой добычей – от их одежды несло вином, походка выглядела нетвердой. А меж тем они больше эля вылили на одежду, чем себе в горло.

– Что ты думаешь делать с Аланой? – негромко спросил Дэн.

– Что?.. – переспросил Шейран, который слишком глубоко ушел в свои мысли.

– Мы давно знакомы, но я не помню, чтобы ты кем‑то настолько увлекался.

– Не знаю… – отозвался виконт. – Наверное, когда все закончится, куплю Алане домик в пригороде… Непременно с садом. Пусть свои травы выращивает…

Дэн усмехнулся, но от каких‑либо комментариев воздержался.

Когда все закончится… Мир, который знал Ферт, катился в пропасть. И не было ни малейшего просвета. Ни шанса, что все может наладиться, стать как прежде.

Правильно его Эллина убийцей обозвала. Убийца он и есть. Можно прятаться за такими словами, как «долг» и «приказ», но дела это не изменит. И сегодня ему поступил заказ на убийство двух детей. Несмотря на то что старый граф просил лишь разузнать, где скрывались юный император и наследник престола, сути это не меняло.

Должен быть другой выход из сложившейся ситуации… Должен…

Белобрысую тварь Гейру виконт придушил бы собственными руками без каких‑либо угрызений совести. Но ее сыновья – другое дело. Одейну четырнадцать лет, Айвинду лишь недавно исполнилось десять. С детьми Шейран Ферт не был знаком лично, видел лишь издалека на всяких официальных мероприятиях. Но знал, что учителя отзывались о ребятах хорошо. И это были не попытки польстить венценосной чете, даже те, кто недолюбливал Гейру, признавали – оба принца обладали всеми данными для того, чтобы стать достойными правителями Империи.

И теперь он должен убить сыновей человека, которому приносил присягу…

Если бы Тиарис стал регентом при юном императоре, это бы решило проблему в корне. Но, увы, опального генерала заговорщики и близко к Одейну не подпустят.

Так что варианта два. Или убить детей, или похитить и привезти в ставку Ортэма Тиариса. Иными словами, выбора опять нет. Если Шейран хочет жить в ладах с самим собой, он должен хотя бы попытаться выкрасть Одейна и Айвинда. То есть совершить невозможное…

Было настолько тихо, как только может быть тихо ночью в густонаселенном городе. В соседней подворотне сошлись в поединке за честь возлюбленной два уличных кота. Из‑за приоткрытых ставен доносились храп горожан и скрип кроватей. Где‑то в отдалении некто, обделенный вокальными данными, горланил похабную песню. Вдоль стен домов сновали крысы и тощие городские кошки.

Вдруг Шейран сбился с шага и инстинктивно пригнулся. Из подворотни вылетел камень, задел по касательной плечо Дэна и с грохотом врезался в мостовую. Если бы виконт в последний момент не увернулся, то булыжник угодил бы ему в висок.

Следом на улицу высыпали шестеро человек, в руках они сжимали цепи и дубины.

Шейран и Дэниел, не сговариваясь, бросились бежать. Но через несколько шагов остановились – впереди улицу перекрывала банда из восьми человек. Своеобразный эскорт друзей тоже успел вооружиться.

Опальные сотрудники секретной службы оказались в западне. Они отступили на пару шагов, встали спиной к спине.

– Никакой магии, помнишь? – шепнул Ферт.

– Обижаешь…

Место для засады было выбрано идеально. Улица довольно широкая. Дома высотой в три этажа, стены глухие. Не спрятаться, не отступить.

Вооружены друзья лишь кинжалами. Комендантский час отменили, но в столице и до убийства императора было запрещено разгуливать по улицам с оружием. Исключение делалось лишь для стражников, военных и сотрудников спецслужб.

– Может, разойдемся подобру‑поздорову? – ощерился в улыбке бывший императорский порученец.

– Не получится, – покачал головой мужчина неприметной наружности, – у нас приказ.

Говорящего виконт узнал. Пару раз ему приходилось пересекаться с этим человеком на заданиях. Приятелями они не были, даже за одним столом ни разу не сидели.

К Ферту и Райту бросились шестеро человек.

Несмотря на то что выглядели нападавшие как городская голытьба и вооружены были соответственно, они не толкались и не мешали друг другу, как горе‑повстанцы в сквере. Чувствовались выучка и опыт.

Шейран увернулся от удара плешивого мужика. Впечатал кулак в челюсть бородатого парня, а колено – в пах белобрысого детины. Разбил коленную чашечку первого противника. Врезал по почкам еще одному. И тут же пригнулся, над головой просвистела цепь…

Виконт не щадил бывших коллег. Бил точно, сильно, подло. Ломал руки, ноги и шейные позвонки. Одним ударом превращал лица в кровавые месива.

И минуты не прошло, а на мостовой уже лежало четыре тела. Еще несколько человек, бормоча проклятия, отползали прочь.

Шейрана и Дэниела тоже никто не собирался жалеть.

Виконт пропустил несколько ударов. У него на лбу кровоточила глубокая царапина, заливая кровью глаза. Пришелся бы удар чуть ниже, и Ферт бы ослеп… Дэну приходилось еще тяжелее. Шейран знал, что друг значительно уступает ему по силе и выносливости, а потому старался прикрывать мага, как мог. Левая рука Дэна висела плетью, по белоснежным волосам мастера Райта струилась кровь. Он размахивал длинной цепью наподобие кнута, стараясь не подпустить противников к себе.

Вдруг одно из, казалось бы, бездыханных тел ожило. Человек бросился под ноги Дэну, маг не удержал равновесия и растянулся на мокрой мостовой. Тут же к поверженному эрлайцу устремились еще двое.

Шейран точным ударом по голени свалил с ног одного противника. Впечатал кулак в нос другого, вбивая острые кости в мозг… И пропустил удар по спине. Почувствовал, как затрещали позвонки. По телу волной прокатилась жуткая боль. Как подкошенный Шейран упал, растянулся на холодных камнях рядом с Дэном.

Тяжелый ботинок врезался виконту в челюсть. Затем удары принялись сотрясать все его тело. Он не мог ни подняться, ни закрыться от них, не пошевелить ни рукой, ни ногой.

Боль отступила на второй план, и накатила тупая безысходность. Веки налились тяжестью… В тот миг, когда сознание Ферта начало гаснуть, он почувствовал волну магии, которая прокатилась по улице…

Pages: 1 2 3 4 5 6