– Так вы пришли к решению? – спросил Шейран. – Если нет, то мы с Дэниелом, пожалуй, не будем зря терять время. Уйти от слежки было нелегко. Нам не стоит надолго пропадать из поля зрения Иргуса.– Ты прав, время дорого, времени, по сути, у нас нет. Как, впрочем, и особого выбора, – тяжело вздохнул Тарс Нойсус. – Да и еще один маг нам пригодится, тем более с таким опытом, как у мастера Райта… Думаю, пришла пора всем снять маски.

Один за другим люди начали называть свои имена, говорить, какие должности и звания у них были при императоре Олибриасе и чем они занимаются сейчас. Собравшимся было за что ненавидеть новую власть, все они многое потеряли.

Когда с представлением и обменом любезностями было закончено, отставной генерал сказал:

– Шейран, я бы хотел поговорить с тобой наедине. Не потому, что не доверяю твоему другу, просто есть информация, о которой не стоит распространяться при большом скоплении людей. Потом сам решишь, что рассказывать мастеру Райту.

– Хорошо, милорд, – кивнул Ферт.

Граф и виконт углубились по извилистой тропинке в глубь сквера. Нойсус остановился около каменной скамьи. Стряхнул опавшую листву, постелил плащ, а затем тяжело опустился на сиденье.

– Эх, стар я для всего этого… Ноги совсем не держат, – проворчал отставной генерал.

– Вы бы поберегли себя. В вашем возрасте посетителей надо принимать, сидя в удобном кресле около разожженного камина.

– Да я бы и рад… – Старик кашлянул. – Вот, кажется, простыл еще… Но ты же видишь, с кем приходится работать. Ни на одного из этих людей я не могу положиться в полной мере. Заговорщики все хорошо спланировали…

– Не так уж и хорошо, – заметил Шейран, – Тиарис и Шарт ушли. И не только они.

– Да, это вселяет надежду, что еще не все потеряно, – слабо улыбнулся Нойсус.

– С кузеном императора и ректором Академии связь есть?

Граф согласно прикрыл глаза.

– Извини, источник раскрыть не могу. Чем меньше людей знает…

– Я понимаю, – кивнул Ферт. – Так о чем вы хотели поговорить? Есть какой‑то план?

– План у нас единственный – возвести на трон Ортэма Тиариса. Только так мы можем сохранить Империю, пусть и в усеченном виде… – Старик вытащил из рукава носовой платок, тяжело высморкался, затем вымученно улыбнулся: – Извини… Так вот, Эрлию мы уже потеряли. Ты знаешь, что сейчас там творится?

– В общих чертах.

– Практически вся армия и флот сосредоточены у границ мятежной провинции. Но пока не было ни одного вооруженного столкновения. Более того, особым приказом императрицы запрещено реагировать на любые провокации. Потому что, видите ли, это помешает переговорам с Эрлией и мирному урегулированию конфликта… Из достоверного источника известно, что уже готов указ, в котором Империя признает суверенитет Эрлии. И к тому же, представь себе, – старик зло усмехнулся, – извиняется за сотни лет оккупации и выплачивает щедрую компенсацию.

– Что‑то подобное я предполагал, – кивнул Шейран. – Восстание в Эрлии было нужно, чтобы отвлечь внимание от событий в столице.

– Но ты еще не все знаешь. Есть официальный запрос на предоставление помощи в борьбе с бунтовщиками, в том числе и с магами.

– Гейра собирается просить помощь у эрлайцев? – удивился виконт.

– В борьбе с магами! – свистящим шепотом подчеркнул отставной генерал.

– Неужели?..

– Да, со вчерашнего дня орден Духа больше не находится под запретом. Тхаомаги теперь могут открыто практиковать.

– Шаршах! – сквозь зубы выдохнул Шейран.

– И это еще не все, – усмехнулся старик. Складывалось впечатление, что ему доставляло некое извращенное удовольствие вываливать на собеседника плохие новости, – учителей и учеников заперли в Академии не просто так. Отлавливают в столице и предместьях магов тоже не без причины.

– Тхаомагам нужны доноры…

– Именно. Внутренние резервы магов духа ограничены, а с такой подпиткой им будет очень сложно противостоять.

Шейран закрыл глаза. Больше всего хотелось выплеснуть ярость, боль и отчаяние, которые снедали его изнутри. Сломать ни в чем не повинное дерево или каменную лавку, на которой сидел старик…

– Что с Орлин‑Хэйном? – глухо спросил виконт.

– То же, что с Эрлией, мы вот‑вот объявим о независимости северной провинции.

– Но тогда Гейре будет сложно удержать власть…

– Думаю, она понимает, что ни ей, ни ее сыновьям долго на троне не усидеть. Опять‑таки известно, что в день смерти императора из столицы на север вышел обоз. Часть казны и сокровищницы Гейра уже вывезла.

– Центральные провинции?

– Пока все относительно мирно, но есть сведения, что в Лиодании, Милиоте и Илании активизировались сепаратистские группировки. Иными словами, мы практически на пороге гражданской войны. Казна пуста. Армия и флот слабы. Большей части генералов можно доверить командование разве что оловянными солдатиками…

– Так все это затеяли конунги, чтобы обрести независимость и прибрать к рукам имперскую казну?

– Не знаю. – Старик тяжело вздохнул. – Этот заговор начался пару десятилетий назад, если не раньше. У нас слишком мало информации, мы можем только гадать. Возможно, в происходящем как‑то замешаны Мерниан или Хананьская Империя.

Мерниан – единственное независимое государство на континенте. Замкнутый, уединенно проживающий в закрытой горной долине народ. Империя не единожды пыталась захватить эту маленькую и богатую страну, но всякий раз обламывала зубы. Мернианцам выгодно ослабление извечного противника. Если Рианская Империя раздробится на шесть враждующих государств, горцы будут только рады.

Хананьская Империя – заморский сосед. Государство сильное, воинственное. Находилось оно за Штормовым океаном, и пока интересы двух империй не пересекались. Однако нет гарантии, что хананьцы не решат воспользоваться творящейся в Рианской Империи неразберихой, чтобы увеличить свою территорию. Не исключено, что сами узкоглазые эту неразбериху и спровоцировали…

И наконец, Эрлия и Орлин‑Хэйн – две провинции с наиболее сильными сепаратистскими настроениями. Первая вошла в состав Рианской Империи чуть больше ста лет назад, вторая – около восьмидесяти. В обеих провинциях сохранились старое дворянство и традиционный уклад жизни.

– Эрлию и Орлин‑Хэйн мы уже потеряли, – сказал Тарс Нойсус. – Но мы можем попытаться сберечь центральные провинции, если на престол взойдет Ортэм Тиарис.

– Гейру многие поддерживают, у Тиариса, наоборот, хватает противников. Опять‑таки юный император – законный наследник Олибриаса. Гражданская война еще больше ослабит Империю, ускорит ее падение.

– Мы должны предотвратить гражданскую войну любой ценой.

– Дискредитировать… – начал Шейран.

– Нет. Устранить.

– Императрицу?

– Смерть Гейры ничего не изменит, при юном императоре лишь сменится регент.

Шейран устало прислонился к дереву. Выход из ситуации напрашивался сам собой. Нельзя сказать, что виконт раньше не думал об этом. Но агенту секретной службы претила сама мысль, что для спасения Империи надо убить двух ни в чем не повинных детей. А меж тем это и правда единственный выход, который полностью удовлетворял тому самому принципу меньшего зла, которым Шейран руководствовался всю жизнь. Только гибель юного императора и его младшего брата сможет предотвратить гражданскую войну и спасти Империю.

– Вижу, ты все понял, – тяжело вздохнул отставной генерал.

Ферт кивнул.

– Императрица находится во дворце, ее хорошо охраняют, но при желании к ней можно подобраться. Где держат детей, никто не знает. Ходят слухи, что они находятся в одной из пригородных резиденций, но с таким же успехом они могут тайно жить во дворце или в одном из столичных особняков.

– Что я должен делать?

– Для начала узнай, где находятся дети… И да, о том, что я тебе рассказал, осведомлен крайне ограниченный круг людей. Всех фактов, наверное, и вовсе не знает никто, кроме меня.

– Не доверяете соратникам?

– В полной мере я больше не доверяю никому…

Pages: 1 2 3 4 5 6