Следующие полчаса ничего не происходило. Опальные сотрудники секретной службы представляли собой прекрасные мишени, но неведомые то ли союзники, то ли противники выжидали. За это время Шейран успел вычислить, что в окружающих площадь зарослях скрывались двенадцать человек. Притом большая часть из них серьезной угрозы не представляла. Органы чувств у бывшего императорского порученца были острее, чем у обычного человека. Он слышал, как кашлял неведомый старик. Как тяжело переступали с ноги на ногу люди, явно не отличающиеся хорошим терпением и физическими данными. Как звенело оружие. Сумел уловить даже несколько реплик, сказанных еле слышным шепотом. Лишь трое вели себя достаточно тихо, чтобы подозревать, что у них имеется ратная подготовка. Да и то профессионалами они не были, раз сумели выдать себя за каких‑то полчаса. Кто бы ни прятался в кустах, эти люди точно работали не на императрицу. Несмотря на кадровый голод, Иргус никогда бы не отправил за Шейраном столь неподготовленных людей. С другой стороны, не было гарантии, что в сквере не скрывалась еще пара десятков человек, которые пока никак не проявили себя…Когда на часовой башне, расположенной в паре кварталов от заброшенного сквера, куранты ударили пять раз, на площадь выбежали двенадцать человек. Толкаясь и мешая друг другу, они окружили полевых агентов секретной службы. Лица людей закрывали маски.

Пятеро человек сжимали в руках обнаженные мечи, шестеро целились в Дэна и Шейрана из арбалетов, лишь старик был безоружен. Несмотря на численное преимущество, нападающие явно чувствовали себя неуверенно.

«Тяжело нам будет, если придется работать с такими людьми», – подумал Шейран Ферт и мысленно выругался. Впрочем, начинать с чего‑то надо. Тем более что союзники им попались интересные, некоторых виконт уже опознал. Чего только стоил тот самый старик – отставной генерал граф Тарс Нойсус. Человек определенно умный, обладающий аналитическим складом ума… Правда, что ему дома не сиделось? Выглядел для своих лет Нойсус еще крепко, но он давно вышел из того возраста, когда можно в прохладную осеннюю погоду хорониться по кустам без последствий для здоровья.

Друзья нарочито медленно, чтобы не спугнуть нападающих, подняли руки.

– И к чему это представление? – спросил Шейран.

– Не делайте резких движений, – отрывисто сказал мужчина лет сорока, судя по выправке, военный. Лицо человека скрывала маска, виконт пока не узнал собеседника. – Если эрлаец потянется к источнику, тут же умрет. Понял, белобрысый?

«Значит, среди этих горе‑повстанцев есть маг, – подумал бывший императорский порученец. – Хотя вряд ли сильный».

– Понял, как же не понять. И мысли колдовать не было, – спокойно отозвался Дэниел.

– Как понимать столь теплый прием? – спросил Ферт. – О каком доверии и совместной работе вообще можно говорить, если при первой встрече в нас целятся из арбалетов?

– Шейран, я давно тебя знаю, – сказал Тарс Нойсус и снял с лица маску. – Я лично за тебя поручился. Если и ты окажешься предателем, то я вообще не знаю, кому доверять. – Старик попытался улыбнуться, но вместо этого его опять скрутил жестокий кашель. Совладав с приступом, отставной генерал продолжил: – Когда мы договаривались о встрече, то думали, что ты придешь один. Ты же какого‑то дьявола притащил с собой эрлайского мага.

– Граф Нойсус, несмотря на столь удручающие обстоятельства, рад вас видеть, – легко поклонился Ферт. – Право, беседовать было бы гораздо приятнее, если бы и остальные открыли лица и представились. А еще если бы в нас перестали целиться из арбалетов.

– Ты должен понимать нашу… кхм… обеспокоенность, – сказал отставной генерал.

– Понимаю, – кивнул виконт. – Граф Нойсус, если мне не изменяет память, одна из ваших дочерей вышла замуж за конунга Орлин‑Хэйна, но это не делает вас предателем и заговорщиком. А у вас, полковник Ошарт, если не ошибаюсь, бабушка родом из Эрлии. – Шейран наконец узнал военного, который прятал лицо под маской. – С Дэниелом Райтом я знаком больше пятнадцати лет, доверяю ему как самому себе. И, к слову, неделю назад мы с ним чуть было не сгорели заживо в тилиском трактире. Если бы он работал на императрицу, то заговорщики не стали бы разбрасываться столь ценными кадрами.

– Я эрлаец по крови, – добавил Дэн, – но имперец по духу. И знаю, что для моей родины лучше быть составной частью Рианской Империи, чем вновь оказаться раздробленной на десятки баронств, которые будут вести между собой бесконечные и бессмысленные войны. Так что либо мы прекращаем этот балаган и обсуждаем, как исправить ситуацию в стране, либо… ну не знаю… – маг позволил себе легкую усмешку, – можете попытаться меня убить или выгнать с этого сборища.

– Господа, вижу, вам надо обсудить некий вопрос, – сказал Шейран. – Так вы не стесняйтесь. Отойдите в сторону, обговорите все между собой. Примите решение. Мы пока здесь постоим. Только руки с вашего позволения опустим. А то неудобно как‑то, да и затекли они уже.

Виконт медленно опустил руки, маг последовал его примеру.

– Шейран, ну ты и наглец, – покачал головой Тарс Нойсус. – Оба вы наглецы.

– А иначе в нашей работе никак, сами должны понимать, милорд, – учтиво склонил голову Ферт.

– Эх, молодежь, – усмехнулся отставной генерал и вновь закашлялся.

Полковник Ошарт стянул маску с лица. Штабной офицер устало сказал:

– Шейран, пытаться ввести тебя в заблуждение было глупо. Всех уже вычислил?

– Почти, – не стал кривить душой виконт. – Личности этих господ, – Шейран указал на двух человек, – пока еще остаются для меня загадкой.

Виконт и правда узнал почти всех и мог с уверенностью сказать, что собрались на площади у фонтана люди незаурядные – отставные или штабные офицеры, чиновники, которые еще недавно занимали высокие посты, и представители уважаемых родов старой знати. Однако, за исключением Тарса Нойсуса, не было в этой компании действительно значимых людей. Тех, кто обладал большим влиянием, властью и мог поднять за собой людей.

Мага Шейран тоже узнал. Им оказался младший сын графа Нойсуса – Майв. Насколько было известно бывшему императорскому порученцу, парень по силе значительно уступал тому же Дэниелу, но вроде бы считался неплохим целителем.

Граф Нойсус, полковник Ошарт и еще пятеро человек отошли в сторону, между ними завязался ожесточенный спор. Несмотря на то что говорили они шепотом, Ферт отчетливо слышал каждое слово.

Майв и оставшиеся четверо не спускали с друзей напряженных взглядов.

– Это просто смешно, – вздохнул Дэниел.

Спор затянулся, повстанцы никак не могли прийти к единому мнению.

– Господа, вам не кажется, что, если бы мой друг оказался предателем, нас бы всех уже повязали? – громко сказал Ферт.

– Это еще ничего не значит. – Полковник Ошарт сделал несколько шагов в сторону фонтана. – Заговорщики могут выжидать, чтобы вычислить других противников Гейры. Установить за нами слежку…

– А смысл? – вскинул брови Шейран. – Извините, господа, но в столице не осталось никого, кто мог бы представлять реальную угрозу новой власти. Люди либо мертвы, либо арестованы, либо бежали. Да, возможно, вам известны другие недовольные сменой власти. Вероятно, даже этим господам удалось сохранить посты или, быть может, подняться по карьерной лестнице. Но чем устраивать слежку, гораздо проще и продуктивнее схватить вас всех. Уверяю, в пыточных подвалах моего многоуважаемого ведомства вы не продержитесь и часа.

Собравшиеся обменялись напряженными взглядами.

– Я бы никогда не предал соратников! – гордо вскинул голову бывший заместитель министра образования. – И уверен, остальные поступили бы также. Мы бы скорее умерли!

«Сколько наивного пафоса, – с тоской подумал Шейран Ферт. – Этот полный, страдающий одышкой мужчина, который в глаза смерти даже ни разу не смотрел, что там час… и пяти минут не продержался бы».

– Стоит попасть в застенки секретной службы, как ваша жизнь перестает вам принадлежать. Люди, которые там работают, настоящие мастера своего дела, они способны разговорить любого. Не стоит забывать, что помимо классических методов допроса есть еще и магические, которым способны противостоять очень и очень немногие. А будет такая нужда, маги смогут вытянуть информацию даже из мертвого.

– Некромантия запрещена! – воскликнул Майв.

Дэниел негромко рассмеялся:

– Да, официально. Но я знаю нескольких магов, которые иногда выполняют черную работу для государства.

– То есть даже если умрем, нас все равно заставят говорить? – спросил Тарс Нойсус.

– Не обязательно, – покачал головой мастер Райт. – При соблюдении идеальных условий поднять можно лишь одного покойника из двух. Заставить мертвеца отвечать на вопросы тоже занятие не из легких… Если в момент смерти у вас при себе будет освященный символ веры, то все усилия некроманта окажутся напрасными.

– Так просто? – удивился полковник Ошарт.

– Вовсе нет, – сказал Шейран. – В тюрьме символ веры вам никто не оставит. Да и легко его сорвать с умирающего человека.

Помимо трилистника, который висел на серебряной цепочке у него на шее, у Шейрана имелась более надежная защита. Как агент секретной службы, он прошел специальную подготовку и мог выдержать пытки до определенного уровня, как классические, так и с применением специальных эликсиров и магического воздействия. А еще в случае необходимости Ферт был способен сам оборвать свою жизнь – достаточно мысленно произнести особую команду, и сердце остановится навсегда. Не помог бы ни один целитель, не добился бы от бездыханного тела ответов ни один некромант. Агентов такого уровня, как Шейран Ферт, действительно хорошо готовили. Но даже человека, знакомого с методикой обучения полевых агентов, виконту было чем удивить. У него были свои секреты – те самые уишские татуировки, которые так интересовали Алану, – семь кроваво‑красных иероглифов, расположенных вдоль позвоночника.

Pages: 1 2 3 4 5 6