***

На допрос в стены родного ведомства Шейрана и Дэниела вызывали еще трижды. Друзья продолжали придерживаться избранной ими тактики. Даже особо играть растерянность не приходилось, они действительно не понимали многого, что происходило в стране, и не знали толком, что делать дальше. Опальные сотрудники Рианской секретной службы были уверены лишь в одном – нельзя бездействовать. Чем дольше у власти находилась Гейра и ее прихлебатели, тем больший урон будет нанесен Империи.

Складывалось впечатление, что новый начальник службы тоже не знал, как с ними поступить. То, что Шейран с приятелем все же добрался до столицы, оказалось для истинных заговорщиков мелким, но неприятным сюрпризом. Виконт не сомневался: их бы уже убрали с шахматной доски, если бы императрице не нужен был в совете голос Конрада Ферта.

У противника даже имелся официальный повод упрятать друзей в тюрьму – их подозревали в поджоге гостиницы у моста через Тилисию и убийстве постояльцев. Свидетели тоже имелись – стражники, которые охраняли мост. Пока по личному распоряжению Шона Иргуса делу решили не давать ход якобы из‑за недостатка доказательств. Но Шейран и Дэниел знали: в случае надобности все недостающие доказательства найдутся. Им ясно дали понять, что они на крючке. Если поддержат новую власть, то о бойне у моста забудут, в противном случае за тот список злодеяний, которые им могли инкриминировать, друзьям грозила даже не тюрьма, а смертная казнь.

Тони и Эллине не удалось ничего выяснить ни о тхаомаге, ни о наемниках в Тилисе.

Киртан пытался разыскать помощника управляющего столичным рынком – того самого посредника, который нанял людей для убийства отряда Ферта. Но оказалось, что он погиб несколько дней назад. В дом помощника управляющего залезли грабители, завязалась драка, в итоге и сам дом сгорел, и посредник с семьей погиб. Грабителей в лицо никто не видел, у стражи не было ни единой зацепки, кто совершил столь дерзкое преступление.

Во всей этой ситуации Шейрана радовало только одно – противника совершенно не заинтересовала Алана. Дознавателей вполне устроил ответ, что девушка – новая любовница виконта, забавная игрушка, которую он прихватил с собой из Эрлии.

Шейран и Дэниел посетили пышные похороны императора и на следующий день гораздо более скоромную церемонию – погребение Кайла Харриса. Если проститься с Олибриасом посчитали своим долгом все оставшиеся в столице дворяне, то на похоронах бывшего начальника службы не было никого, кроме священника, кладбищенских рабочих и племянника Кайла – новоиспеченного герцога Харриса. Ни у кого, за исключением Дэна и Шейрана, не нашлось достаточно смелости и наглости, чтобы появиться на кладбище. Сама церемония прошла скомканно. Похоронили бывшего начальника секретной службы на краю кладбища – там, где традиционно предавали земле преступников, принадлежавших к дворянскому сословию. Даже надгробия приличного и того не поставили, лишь грубо обтесанный гранитный камень, на котором помимо имени и дат жизни были выбиты слова «убийца императора». Стоя над могилой друга и наставника, Шейран поклялся вернуть доброе имя герцога и перезахоронить его останки в достойном месте. Человек, который всю свою жизнь радел о благе Империи, не может лежать рядом с убийцами, предателями и казнокрадами, не должен остаться в памяти потомков как «убийца императора».

Всего за несколько дней ситуация при дворе кардинальным образом изменилась. Прошла целая череда отставок, перестановок и новых назначений. Вокруг новых фаворитов императрицы Гейры крутились толпы прихлебателей – кто‑то из страха за свою жизнь, кто‑то из стремления выбить хлебную должность. Конрад Ферт оказался прав: сейчас, если выбрать правильную сторону, можно взлететь высоко. Вот только виконт был уверен, что сторона Гейры неправильная и тем, кто сейчас взлетит, придется в скором времени падать. Как известно, чем выше взлетишь, тем больнее падать, можно и вовсе насмерть разбиться…

Из‑за тотальной слежки друзья не могли самостоятельно выйти на нужных людей. Сбросить слежку с хвоста возможно раз, другой, но не больше. Да и такое поведение обязательно вызвало бы подозрение, они же не могли себе позволить рисковать без крайней надобности.

Далеко не всех противников Гейра смогла убрать из столицы, некоторые просто затаились. Поэтому пока Дэн и Шейран посещали допросы, ходили на похороны да чинно прогуливались по столице, Киртан пытался найти противников нового режима. По счастью, никто в ведомстве не знал, что этот неприметный мужчина средних лет выполнял не только обязанности конюха при особняке виконта. Если Тони был правой рукой Шейрана, то Киртан – его глазами и ушами в столице.

Как‑то вечером Киртан наконец принес хорошие новости: ему удалось связаться с группой людей, недовольных новым режимом. Кто именно входил в сопротивление, было неизвестно. Настали времена, когда никто никому не доверял: отец мог предать сына, брат пойти против брата. Шейран в равной степени мог найти союзников или угодить в ловушку.

Прикинув возможные риски, друзья решили все же пойти на встречу.

Ферт отдавал себе отчет, что обратно может не вернуться, а поэтому оставил Киртану и Тони ряд инструкций. Он надеялся, что его помощники смогут позаботиться о Марте, Эллине и Алане.

Встречу назначили на пять часов вечера. Произойти сие событие должно было в заросшем сквере около древнего монастыря. Чтобы сделать все приготовления и успеть к назначенному месту в нужный срок, друзья вышли из дома рано утром.

До обеда они, казалось, бесцельно блуждали по улицам города, время от времени заходили в лавки и магазины, делали мелкие покупки. Так, Шейран не удержался и купил два костяных гребня для Аланы, решил, что подарит их девушке как‑нибудь потом…

Обедали друзья в шумном заведении в центре города. Дворяне этот трактир обычно не жаловали, люд здесь собирался в основном простой – мелкие чиновники и торговцы, мелькали среди посетителей и довольно сомнительные личности. Сюда приходили за информацией, здесь заключались сделки, притом далеко не все из них были легальными. Разумеется, войти и выйти из такого заведения можно было несколькими разными способами.

Они сняли кабинет на первом этаже. Заказали вдоволь еды и выпивки, но к угощению не притронулись. Дэн дернул за подсвечник, и часть стены отошла в сторону. Опальные сотрудники Рианской секретной службы спустились в подвал, где их уже дожидались Тони и Киртан.

Друзья знали, что им удастся ускользнуть от преследователей. Однако они были не в том положении, чтобы давать новой власти хотя бы повод для подозрений. Как только их потеряют оперативные агенты, Иргусу сразу же отправится донесение. Значит, нельзя позволить, чтобы их упустили из виду.

В столице был наложен запрет на несанкционированную магическую деятельность. Но любой запрет при должных навыках и способностях можно обойти. Дэниел на полу начертил рунический круг, а затем активировал сложнейшую магическую конструкцию. Собравшихся людей накрыла антимагическая сфера. Ее можно было заметить обычным зрением как слабое колыхание воздуха, но она была совершенно невидима на магическом плане. Это сложное и энергоемкое заклинание блокировало магию внутри сферы, не давало даже ее отголоскам пробиться наружу. Само заклинание не вызывало каких‑либо колебаний в магическом фоне, отследить его было невозможно. Действие заклинания было ограничено по времени, через двенадцать часов сфера должна исчезнуть.

Затем Дэниел наложил на Киртана и Тони иллюзии. Разумеется, стопроцентной гарантии такая маскировка не давала, даже невеликих сил маг способен увидеть искаженный объект. Приходилось рассчитывать на то, что одаренных в Артании почти не осталось и ни у кого не возникнет желания просканировать опальных сотрудников секретной службы.

Собственного источника мастера Райта на ряд столь сильных магических воздействий не хватило, пришлось задействовать накопитель, в котором хранился запас энергии. И все равно маг исчерпал свой источник полностью. Только к ночи его силы должны восстановиться, да и то не в полном объеме.

Тони и Киртан поднялись в комнату, заняли места за столом. Оставалось надеяться, что непродолжительное отсутствие посетителей трактира никто не заметил… Шейран и Дэниел тем временем тоже занялись маскировкой. Виконт наклеил небольшую бородку и накладку на нос, отчего тот стал смотреться гораздо массивнее. Мастер Райт спрятал белобрысую шевелюру под черным париком, наклеил кустистые брови, а под правым глазом прикрепил большую темную бородавку – маг знал, что такие характерные черты привлекают внимание, при этом сама внешность не запоминается. Как завершающий шаг, приятели вывернули наизнанку сюртуки, брюки и плащи. Если десять минут назад они выглядели небогатыми дворянами, то сейчас их можно было принять за простых горожан.

Друзья вновь воспользовались потайным ходом и оказались в узком вонючем переулке. Быстрым шагом направились по хитросплетению улиц. Трижды заходили в лавки и трактиры, несколько раз меняли плащи и головные уборы – Киртан предусмотрительно оставил одежду в условленных местах.

Шейран до последнего не был уверен, что план сработает – в секретной службе должны были знать, что тот трактир напичкан потайными ходами, как эрлайский сыр дырами. Но то ли им повезло, то ли их преследователи скрывались лучше, чем Ферт рассчитывал… О втором варианте думать не хотелось, тогда можно было сразу записывать себя в покойники. Одна надежда, что, проведя столь глобальную чистку в своих рядах, ведомство потеряло большинство талантливых аналитиков и оперативников.

Сквер располагался на высоком обрывистом берегу. Далеко внизу об острые камни разбивались морские волны. Этот район имел дурную славу. Несколько десятилетий назад произошел чудовищный катаклизм – часть скалы обрушилась, и пара кварталов ушла под воду, погибли около тысячи человек. Сам монастырь устоял, лишь обвалилась одна из стен да рухнула колокольня. Но место, которое раньше почиталось святым, былую популярность потеряло, обитель так и не восстановили. Насколько знал Шейран, сейчас в полуразрушенном монастыре доживали свой век лишь несколько монахов.

Ухоженный сквер быстро превратился в непролазные заросли. Через раскрошившиеся каменные плиты дорожек пробила себе дорогу трава, а потом и мелкие кустарники. Деревянные лавочки рассыпались в труху, статуи покосились и попадали. Лишь по центру сквера высилась мраморная чаша фонтана – жалкая тень былого великолепия. Барельефы истерлись, их заменили похабные надписи. Сам фонтан давно не работал, чашу его наполняла дождевая вода вперемешку с мусором и опавшей листвой.

Именно здесь, на небольшой, заросшей травой площади около старого фонтана им и была назначена встреча. Несмотря на то что друзья пришли на полчаса раньше назначенного времени, Шейран сразу понял, что в сквере они не одни.

Виконт встретился взглядом с Дэном, маг еле заметно кивнул.

Pages: 1 2 3 4 5 6