***

Вечером, когда мы остались одни, Шейран спросил:

– Одежду и обувь уже доставили?

– Да.

– И у тебя нет ничего лучше этого? – Ферт демонстративно окинул меня взглядом с ног до головы и поморщился.

В ответ пожала плечами.

Забавно, виконту не было дела до того, как я одевалась, пока Эллина не обратила внимания на мой внешний вид. Женщина может сколько угодно думать, что красиво одевается ради мужчины, в действительности же сильный пол редко придает значение таким мелочам. Прихорашиваются женщины прежде всего для себя и своих подруг.

– Неужели после смерти Олибриаса так выросли цены? Сказала бы. Я бы дал больше денег, это не проблема.

– Нет. Я уложилась в половину суммы.

– Тогда почему? – Шейран подошел ко мне, кончиком указательного пальца приподнял мой подбородок, заставил встретиться с ним взглядом. – Я не понимаю.

Отступила на шаг, но взгляда не опустила. Улыбнулась. Хотя, видит Триединый, это нарочитое спокойствие далось мне нелегко.

– Я, кажется, ясно выразилась, что твоей содержанкой становиться не намерена. Возьму не больше того, что ты у меня отнял. Не хочу быть у тебя в долгу.

Ферт удивленно приподнял брови.

– Я думал, мы уже решили этот вопрос.

– Если ты хочешь, чтобы я была с тобой, я буду. На своих условиях.

– Так чего ты хочешь? – Скрестил руки на груди Шейран.

Вновь пожала плечами.

– Свободы. Доверия.

– Это больше, чем я могу дать.

– Знаю… – Я грустно улыбнулась и вышла из комнаты. Виконт не пытался меня остановить.

В глубине души я надеялась, что Шейран согласится с моими условиями, не захочет меня отпускать. Но он поступил именно так, как я ждала. Оставалось только поблагодарить Эллину, что она помогла мне поставить точку в этих болезненных, поистине самоубийственных отношениях. Найти бы теперь достаточно сил, чтобы точка не превратилась в запятую…

Ночь я провела в своей постели в гордом одиночестве. А наутро в очередной раз убедилась, что приняла не только правильное, но и своевременное решение.

Когда проснулась, то в первый миг не поняла, что именно произошло. В окно ярко светило солнце, пылинки танцевали в солнечных лучах. Все мое существо переполняла невероятная легкость, какая‑то эйфория. Лишь через пару минут я осознала, что за окном царит по‑осеннему хмурая погода, а то, что я приняла за солнечные лучи, на самом деле потоки энергии. Мой источник вновь наполняла сила. При этом размер источника по‑прежнему был пугающе огромен.

Подскочила с кровати. Закружилась по комнате.

Несмотря на все уверения Дэниела, я боялась, что дар не вернется или я обрету возможность лишь видеть потоки энергии, а сам источник так и останется пуст.

Признаться, я была даже рада, что количество доступной мне силы не вернулось на прежний уровень. Теперь, когда добралась до библиотеки, передо мной открывались поистине восхитительные перспективы.

Потянулась к источнику. Буквально руки чесались, так хотелось сделать хоть что‑то! Вновь почувствовать, как магическая энергия струится сквозь тело. Я уже была готова активировать простейшее заклинание светлячка, но в последний момент остановилась. С сожалением распустила плетение.

Возможность видеть потоки энергии, скорее всего, вернулась не только ко мне, но и к Дэниелу с Шейраном. Да и помимо них одаренных в столице хватало. Я же решила держать свои возможности в секрете – должен же у меня быть хотя бы один козырь в рукаве! Так пусть все, как и прежде, считают, что я лишь вижу потоки силы, но, как и Шейран, потеряла способность накапливать энергию в источнике и управлять ею.

Присела на кровать. Задумчиво прикусила губу. Как‑то разом стало зябко… Ну да, верно, я вечером открыла окно, и за ночь комнату выстудило. Я же принялась танцевать босиком лишь в одной ночной сорочке… Закинула ноги на кровать, уткнулась лицом в колени. На плечи набросила пуховое одеяло.

Еще минуту назад меня переполняла радость, а сейчас поглотило уныние. Какой смысл иметь много магической энергии, если не можешь ею воспользоваться и не выдать себя? Как я должна тренироваться, если не могу активировать ни одного плетения? Мало того, Дэниел может заметить, что ко мне вернулись способности. Насколько я знала, один маг не способен оценить объем энергии другого, он может лишь констатировать сам факт наличия или отсутствия силы. Раньше я скрывала свои способности от мастера Райта с помощью талисмана, но заговор давно утратил силу. А для того чтобы его обновить, нужно было прибегнуть к магии… Дьявол, укуси меня за пятку, замкнутый круг какой‑то!

Должен же быть какой‑то выход… В противном случае все зря. Я могу сколько угодно вникать в теорию, вот только теория без практики – ничто. Во всяком случае, в магической науке. Слова, жесты, сами плетения нужно шлифовать. Успех заклинания, а зачастую и жизнь мага зависит от того, как быстро и точно создана магическая структура.

Встряхнула головой. Алана, ты паникерша!

У любой проблемы имеется решение, и у тебя есть целая библиотека для поиска этого самого решения! Нужно не учебники читать, а сконцентрироваться на конкретных проблемах. За несколько дней невозможно освоить то, что студенты в Академии изучают на протяжении семи лет. Да, ты умная, быстро читаешь и схватываешь на лету, но времени все равно катастрофически мало. Надо не пытаться объять необъятное, а поставить перед собой конкретные задачи и приложить все силы к их исполнению. Основная цель: научиться защищать себя, а также маскировать внешность и прятать силу. Значит, нужно найти некое заклинание, ритуал или талисман, который позволит тренироваться таким образом, чтобы окружающие не заметили всплесков магической энергии.

К тому же Дэн и Шейран почти не бывают дома, заговор можно обновить в их отсутствие. Если кто‑нибудь из соседей или прохожих заметит столь слабое магическое воздействие, то докладывать моим похитителям об этом не побежит.

***

Рано утром Эллина постучалась в комнату Шейрана. Выглядела девушка смущенной и подавленной. Она извинилась перед виконтом за свое вчерашнее поведение, списала все на действие спиртного, смерть начальника и шок от государственного переворота. Умоляла ее простить, говорила, что такое больше не повторится, что это было лишь мгновение слабости, а впредь она будет контролировать себя.

– Я не вижу Алану. Где она? Неужели ушла так рано?.. – под конец беседы спросила северянка.

– Она ночевала у себя.

От Шейрана не укрылось, как на секунду изменилось лицо Эллины. В ее взгляде он заметил некое удовлетворение, даже злорадство.

– Еще раз извини за вчерашнее. Просто эта девчонка… Она совсем не в твоем вкусе. Никак не ожидала, что какая‑то деревенщина задержится в твоем доме, в твоей постели. Что ты будешь покупать ей одежду, посадишь с нами за один стол.

– Почему тебе так не нравится Алана?

Эллина пожала плечами:

– Считай это женской интуицией, но… я не доверяю ей. Она что‑то скрывает.

– Скрывает, – кивнул Шейран.

– И тебя это не настораживает?

– Скорее, наоборот, привлекает, – усмехнулся он. – Тайну этой девушки я хочу разгадать.

– Она опасна!

– Кто? – иронично приподнял бровь виконт. – Тайна или девушка?

– Эта девка околдовала тебя!.. – прошипела северянка.

– Давай обойдемся без оскорблений, – осек подругу Шейран. – И перед Аланой я настоятельно тебя прошу извиниться. Она не заслужила такого отношения.

– И не подумаю! – фыркнула Эллина. – Эта девчонка ходячее бедствие! Она провалила наше прикрытие! Если бы не Алана, нам бы с Дэном не пришлось поджигать дом и бежать из Эрлии.

– Ты прекрасно знаешь, это моя вина.

– Нет, во всем виновата Алана! Если бы не она, ты бы никогда не поступил так!..

Шейран промолчал, сказать ему было нечего. По большому счету Элли права, раньше он не стал бы так рисковать из‑за женщины. Списал бы Алану в расход без особых сожалений, а через пару дней о травнице и думать забыл. Тот образ жизни, который Шейран избрал, требовал иногда принимать жесткие решения. Он давно жил по принципу меньшего зла, каждое свое решение взвешивал и оценивал с точки зрения целесообразности… Во всяком случае, так было, пока в его жизни не появилась Алана. Он изменился, стал слишком мягкотелым. Впору поблагодарить травницу, что она разорвала их странные взаимоотношения. От девушки ему лучше держаться на расстоянии, по крайней мере некоторое время. Для них обоих лучше! Когда жизнь висит на волоске, а в Империи вот‑вот разразится гражданская война, не время увлекаться загадочными рыжеволосыми девицами…

В тот же день на допрос в Рианскую секретную службу вызвали Тони и Эллину – они тоже являлись сотрудниками ведомства, но, в отличие от Шейрана и Дэниела, рядовыми. Насчет помощника Ферт не беспокоился, тот не предаст, а вот в Элли не был так уверен – эмоциональное состояние жены друга вызывало опасения. Оставалось надеяться, что северянка будет рассуждать и действовать как агент секретной службы, а не ревнивая женщина. Право, было бы из‑за чего обижаться! Когда‑то их действительно связывали не обременяющие, хотя и довольно продолжительные отношения. При этом ни один из них не считал необходимым хранить верность другому, они просто встречались иногда, чтобы провести время к взаимному удовольствию. Когда Харрис приказал Эллине выйти замуж за Дэна, Ферт эту связь разорвал. Вот уже два года его отношения с девушкой пребывали исключительно в плоскости рабочих и дружеских.

Эллина, казалось, смирилась со своей судьбой, во всяком случае, ее брак с Дэном быстро перерос из фиктивного в настоящий. Со стороны чета Райтов выглядела вполне счастливой и довольной жизнью. Шейран был уверен, что его друзей помимо общего дела связывала еще и как минимум взаимная симпатия.

Все изменилось, когда в жизнь виконта вошла Алана. Северянка возненавидела маленькую травницу с первого взгляда. Поначалу Ферт не мог понять поведение подруги, осознал его он только сейчас.

Шейрана всегда окружало много женщин, но связи те были мимолетны либо вызваны служебной необходимостью. Алана же отличалась от тех девушек, которые были у виконта раньше. И первой это заметила, как ни странно, Эллина. Когда Шейран даже не помышлял о том, что его с мернианкой могут связать какие‑то отношения, северянка разглядела в травнице опасную соперницу…

Pages: 1 2 3 4 5 6