***

Ли Су Хен

 

Волосы у Алисы были красивые — густые, блестящие, благородного рыжего цвета. Мягкой волной они спадали почти до самой талии. Любая дива корейской эстрады полжизни отдала бы за такое чудо.

Тогда в ресторане Су Хен не соврал, девушка и правда выглядела моложе подруги. И дело не только в том, что Кэт злоупотребляла косметикой, а библиотекарша смотрелась свежо и естественно — для одаренных время текло иначе.

Алиса безжалостно скрутила свою гриву в тугой узел на затылке, затем надела старые кроссовки и потрепанную серую куртку. Обмотала шею коричневым шарфом, который ей не иначе как от прабабки достался. За пару минут из симпатичной девушки она превратилась в унылую и посредственную старую деву… Так уродовать себя — это надо уметь. Странно, что Алиса не носила очки — тогда было бы полное попадание в образ.

Кстати, об очках. Су Хен вытащил из кармана пальто черную стильную оправу с простыми стеклами и водрузил ее на нос. Затем провел пальцами по волосам, отбрасывая назад длинную челку. Для европейцев все азиаты на одно лицо. Раньше он был парнем восточной наружности с косой челкой. Теперь стал молодым азиатом в очках. Люди прежде всего акцентируют внимание на ярких деталях. В своем расследовании Су Хен был осторожен, а потому, насколько ему известно, в поле зрения Инквизиции пока не попал. Во время нападения на Алису инквизиторы под покров иллюзии заглянуть не сумели, его сущность вряд ли вычислили. Маг только сделал предположение, что он не обычный человек, потому что Су Хен слишком быстро двигался…

Кумихо был практически уверен, что Алисе в ближайшие дни ничего не грозит — Инквизиция будет присматриваться к окружению ведьмы, искать того, кто так рьяно и безрассудно за нее вступился… Ему следовало держаться от девушки как можно дальше, а не провожать ее до метро. Ли Су Хен хотел уйти из квартиры еще час назад. Пробраться на чердак и выйти как ни в чем не бывало из другого подъезда. Но в последнее время все шло совсем не так, как он планировал.

Правильно сказала Алиса — люди по своей натуре эгоисты. А он, хотя и принадлежал к человеческому племени лишь отчасти, самый большой эгоист из всех. В последние годы думал только о себе, жил одной целью. Не обращал внимания на то, как его поступки влияют на жизнь окружающих. Ведь, действительно, какое ему дело до других, если на него самого всем плевать? Если он даже не человек, а чудовище?..

Когда выходили из квартиры, Су Хен будто ненароком коснулся плеча спутницы — с внешностью девушки тут же произошли метаморфозы. Рост, фигура и даже прическа остались прежними, но цвет волос оказался черным вместо рыжего. Кожа стала слегка смуглее, разрез глаз изменился… Алиса превратилась в симпатичную юную кореянку.

За спиной девушки появился яркий рюкзачок с изображением участников корейской поп-группы. Одежда тоже претерпела небольшие изменения и теперь не походила на обноски, которые так и хочется выбросить в мусорное ведро.

Сквозь иллюзии кумихо могли смотреть немногие, оставалось надеяться, что наблюдатель Инквизиции подобной способностью не обладал. Тот факт, что Алисе удалось пару раз увидеть Су Хена, когда он того не хотел, недвусмысленно указывал на уровень силы девушки.

Если бы Су Хен наложил иллюзию на себя, то Алиса обязательно бы заметила перемены в его внешности. А на изменения в собственном облике девушка обратит внимание лишь в том случае, если увидит отражение в зеркале или встретит по дороге знакомых, с которыми захочет пообщаться…

С каждым шагом, пока спускались со второго этажа, Алиса нервничала все сильнее. То и дело оборачивалась, словно думала, не вернуться ли в безопасную квартиру. На лестничной площадке первого этажа она замерла, тревожно закусив нижнюю губу.

— Не бойся. Я провожу тебя до работы, — сорвалось с языка парня.

Ли Су Хен мысленно выругался, коря себя за несвойственный альтруизм, а потом протянул девушке руку. Алиса тут же мертвой хваткой в него вцепилась. Ладошка у девушки оказалась крохотная и ледяная.

Во дворе стояла машина с работающим двигателем и выключенными фарами. В салоне находились два человека. На первый взгляд складывалось впечатление, что это жильцы одного из окрестных домов, которые собирались на работу. Вот только автомобиль стоял во дворе со вчерашнего вечера, а люди просидели в салоне всю ночь.

Возможно, наблюдателей было больше, но у парня не имелось возможности должным образом осмотреться…

Так, держась за руки, они вышли из двора, влились в толпу, спешащую к метро. Их никто не преследовал.

В толчее метро парень вернул девушке европейский облик, а сам снял очки. Затем скинул с плеч пальто и, вывернув его наизнанку, перекинул через локоть.

Как и обещал, он проводил Алису до работы. У дверей библиотеки толпились несколько десятков человек. Разумеется, появление тихони Скворцовой в сопровождении кавалера не осталось незамеченным. Девушка быстро с ним попрощалась и побежала к коллегам.

Когда Ли Су Хен уходил, то поймал пристальный взгляд светловолосого мужчины. Звериное чутье кумихо завопило об опасности, кореец дал себе зарок разузнать об этом человеке.

 

***

Удивительное дело, Ли Су Хен оставался загадкой, регулярно выводил меня из себя, но рядом с ним я чувствовала себя в безопасности. Казалось, никто не мог мне навредить, когда парень держал меня за руку.

Сильная у него была рука, горячая.

В метро я опомнилась и разжала пальцы, сунула осиротевшую ладошку в карман.

Всю недолгую дорогу до работы терзалась мыслями, как же буду добираться домой. Так и хотелось попросить Ли Су Хена встретить меня вечером, но я понимала, что подобная просьба прозвучит глупо. Кореец мне не друг и не приятель, просто случайный знакомый. Он мне ничем не обязан, это я перед ним в неоплатном долгу.

Так, погруженная в собственные мысли, я вышла следом за парнем из метро…

— Дальше доберешься сама, — вырвал меня из задумчивости голос азиата.

— А?.. — я подняла голову. До входа в библиотеку оставалось несколько десятков шагов. У дверей «Ленинки» толпилась, наверное, половина сотрудников, и многие из них с любопытством смотрели в мою сторону.

С ужасом я осознала всю двусмысленность ситуации, в которой оказалась. Если девушку до работы утром провожает парень, все закономерно думают, что ночь они провели вместе.

В толпе я заметила бабушек из справочного бюро, значит, сплетня «у Скворцовой появился ухажер» скоро разнесется по всей «Ленинке». И, хуже того, у самых дверей с подругами стояла тетушка Ада. Взгляд старшего библиотекаря выражал крайнюю степень недовольства и осуждения.

О чем я только думала, когда попросила Ли Су Хена проводить меня до работы?! Боже, какая идиотка!

— Да-да. Спасибо, что… — я вовремя прикусила язык, коллеги внимательно прислушивались к нашей беседе. — Рада была увидеться.

— До встречи, нуна! — парень усмехнулся и, встряхнув длинной челкой, хитро мне подмигнул.

— Ага, пока…

Чуть в стороне от толпы Герман беседовал с заведующим Центра восточной литературы. Кох тоже смотрел на меня. Показалось, что в небесно-голубых глазах скандинавского бога читалось разочарование.

Безумно захотелось провалиться сквозь землю.

За что мне все это?! Почему в последние дни настолько чудовищно не везет?!

На негнущихся ногах подошла к дверям библиотеки.

— Доброе утро!

— Доброе… доброе… — согласились коллеги.

— Видимо, Лисонька, ночь тоже была доброй, — вставила Раиса Андреевна из справочного бюро.

— Лиска, неужели у тебя парень появился? — заметила Татьяна, женщина средних лет из моего отдела.

— Не знала, что тебе азиаты нравятся, — вставила тетка Ада. — Сказала бы. У меня в соседнем подъезде целый табор таджиков живет.

— Он не таджик, а кореец! — вырвалось у меня.

— Вау! — восхитилась Эллочка, первая красавица «Ленинки», — Лиска, да тебя на экзотику потянуло!

— Ничего не потянуло…

— А нашего Германа уже все? Побоку? — спросила Раиса Андреевна. — Променяла такого достойного и перспективного мужчину на смазливого азиата?

Нет, на работе у меня не серпентарий, а первостатейный курятник!

По счастью, план, как выпутаться из двусмысленной ситуации, наконец созрел в голове.

— Он книгу пишет, — вздохнула я.

— Кто?.. — раздалось сразу с нескольких сторон.

— Кореец этот. Моя подруга Кэт вокруг него увивается, вот попросила помочь с подбором материалов. Утром в метро встречались, я ему то, что накопала, передала.

— И он, конечно, вызвался тебя до работы проводить? — хмыкнула Эллочка.

— Нам по дороге было, — пожала плечами я.

— Это та самая книга, из-за которой ты Герману прохода не давала?

— Ага, — кивнула я.

Пожалуй, впервые в жизни моя ложь сработала на меня. Когда придумывала историю про приятеля иностранца, который хочет получить доступ в отдел ценных и редких изданий, и мысли не было, что легенда может обернуться реальностью.

— И о чем книга? — скептически осведомилась тетушка Ада.

— Исследование на тему убийств в Хэллоуин.

Услышав тему книги, Аделаида переменилась в лице.

— Про сектантов что ли? Бульварщина! — презрительно фыркнула Эллочка.

— Не знаю толком, — вновь пожала плечами я. — Меня всего лишь попросили помочь со сбором информации.

— Зря ты за это взялась, Лиска, — покачала головой Аделаида. Тема Хэллоуина была в нашей семье болезненной.

— Ты же знаешь Кэт. Прилипнет, как банный лист, и пока своего не добьется, не отвяжется. У меня выбора не было.

Старший библиотекарь кивнула и скрылась в дверях «Ленинки». Следом за ней потянулся и остальной народ.

Я прикрыла глаза и тихонько выдохнула. Вроде бы ложь удалась. Моя личная жизнь, конечно, еще долго будет предметом сплетен, но это я как-нибудь переживу. Главное — нашу беседу слышал Герман и мне не придется оправдываться перед заведующим.

Это когда я врать научилась? Раньше ведь и слова лживого выдавить из себя не могла — сразу краснела и терялась. Впрочем, раньше меня не пытались похитить и убить. После событий последних дней косые взгляды и сплетни коллег казались сущей мелочью.

С Германом я столкнулась в коридоре только вечером.

— Алиса Степановна, вы меня, право, разочаровали, — сухо проронил заведующий.

— Почему? — с замиранием сердца спросила я.

— Я же просил держаться от корейца подальше. Говорил, такие знакомства до добра не доведут.

— Да вот… так получилось…

Кох не стал слушать моих оправданий и направился по своим делам.

Все, что осталось, кусать губы и с тоской смотреть в спину своему рыцарю в сияющих доспехах. Мне удалось ввести в заблуждение коллег, но Герман Карлович на ложь не купился. Страшно представить, что он теперь обо мне думал.

Pages: 1 2 3