***

Проснулась от ощущения того, что еще чуть-чуть, и я просто растаю, превращусь в лужицу обжигающей лавы и стеку на пол. С раздражением отбросила с себя плед, а затем пару минут тупо смотрела на темный потолок. Мысли в голове ворочались медленно, я никак не могла понять, почему лежу на диване в верхней одежде и обуви. Как вчера добралась домой, не помнила. Вообще вчерашний день был словно в тумане.

Неужели Кэт вытащила меня в один из своих клубов? Да нет, вряд ли. Всякого рода увеселительные заведения я старательно избегала, в юности имелась пара неудачных опытов. Домой ни разу пьяной не возвращалась. Пить тоже не любила, никогда до бессознательного состояния не напивалась… Тут же в голове вспыхнуло воспоминание, как я недавно в одиночку выпила бутылку коньяка. Затем вспомнились предшествующие попойке события и вчерашнее нападение…

Сонливость тут же как рукой сняло. Я резко села на диване.

— Выспалась, нуна?.. — спросила темная фигура, устроившаяся в кресле.

Сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Неужели — опять кошмар? Или, хуже того, — явь?..

А мгновением позже пришло осознание. «Нуной» меня называл только один человек.

— Ты что здесь делаешь? — хрипло спросила я. Язык ворочался с трудом, горло саднило — будто его кошки когтями драли.

— Как что? — удивился молодой человек, а затем щелкнул выключателем на старенькой настольной лампе. В пучке света появилось лицо азиата, похожее на гротескную маску. Нечеловеческие янтарные глаза и кривая ухмылка. — Нуна, ты же сама попросила меня остаться. Не помнишь?

— Помню… — неуверенно пробормотала я.

Как вообще Ли Су Хен оказался в моей комнате?.. Кажется, это он принес меня домой. Да, точно он. Я так боялась находиться в квартире одна, что попросила его остаться. И как только до такого додумалась?! Видимо, у меня вчера не все в порядке с головой было. Впрочем, не удивительно…

— А почему не раздел? — спросила я, разматывая шарф и стаскивая куртку.

— Так я должен был тебя раздеть?.. — гротескная маска издевательски расхохоталась. — Нуна, мы так не договаривались.

На миг представилась картина, как Ли Су Хен опускает меня на кровать, а затем медленно снимает с меня свитер, брюки…

— Нет-нет, я не то имела в виду! — поспешно замотала головой, отгоняя видение.

Краска предательски залила щеки. Я порадовалась, что в комнате темно, и парень не мог увидеть, насколько я смущена.

— Ты провел здесь всю ночь?

— Как сказать?.. Четыре часа это еще ночь или уже утро?

За окном было темно. Несмотря на раннее время и присутствие подозрительного азиата в комнате, я успела выспаться. Вот только за ночь пропотела так, что чувствовала себя мокрой как мышь. Благоухала, наверное, тоже не лучшим образом.

— А… ясно…

— Ты же не думаешь, что раз я провел с тобой ночь, то должен жениться? — подмигнул мне кореец.

— Нет, конечно! И мысли не было.

— Поверь, ты совершенно не в моем вкусе, — ухмыльнувшись, припечатал парень. — Мне не нравятся такие… — азиат замолчал, видимо, не мог подобрать должного эпитета.

— Такие — это какие? — неожиданно разозлилась я.

Да, я не королева красоты, а сейчас и вовсе выгляжу отвратительно, но пренебрежение в голосе Ли Су Хена задело. Ни малейшего такта и уважения, будто его дикие звери воспитывали.

— Такие, как ты.

— Хочешь сказать, девушки? — прошипела я.

— А ты считаешь себя девушкой? — притворно удивился кореец.

— Я… я… — нужных слов не нашлось. Мне редко удавалось сразу придумать достойный ответ. Порой нужные слова и вовсе приходили на ум через пару дней. — Я… в душ!

Схватив первую попавшуюся одежду из шкафа, метнулась в ванную комнату. По дороге чуть не споткнулась о Ваську.

Оказавшись в крохотной ванной и задвинув шпингалет, облегченно выдохнула.

— Вот же хамло азиатское, — прошептала я. — Придушила бы! И как только земля таких носит?..

Некоторое время раздумывала, лезть в ванну или нет. Принять душ было жизненно необходимо, но меня смущало, что в квартире находился малознакомый парень. Силачом Ли Су Хен не выглядел, но я не сомневалась, что он с одного удара снесет хлипкую дверь.

Встряхнула головой. Кореец сам признал, что я его нисколько не интересую, и за девушку он меня не считает. Более того, рядом со мной спящей и беззащитной он провел по меньше мере восемь часов… Бросила взгляд на собственное отражение в зеркале. Черты лица заострились, кожа бледная, под глазами темные круги. Прическа в стиле «я упала с самосвала, тормозила головой». В волосах и одежде запутались мелкий сор, веточки и листики.

Сама себе кивнула.

— Да, такая девушка точно никому понравиться не может. Разве что последнему извращенцу…

Когда стояла под душем, в голову пришла неожиданная мысль — Ли Су Хен специально меня дразнил. Если бы не он, я бы погрузилась в кошмарные воспоминания. Вновь раз за разом переживала ужасающие события, терзалась вопросами, что тем людям от меня нужно, когда ждать следующего нападения. Страшно подумать, что бы со мной сталось, если бы не кореец, а я даже спасибо ему не сказала. И как, кстати, он оказался рядом с моим домом?..

Я помнила, что меня странным образом обездвижили. Не знаю, как похитители этого добились. Может, я какой-то порошок вдохнула или не почувствовала комариного укола — мало ли средств существует. Правда, возникал другой вопрос: зачем такие сложности, чтобы похитить простого библиотекаря?.. Помнила, как приземлилась в кучу опавшей листвы. Потом на пару мгновений пришла в себя на руках у Ли Су Хена, который бежал к подъезду. Затем очнулась, когда парень укутывал меня пледом.

Нет, ну как вообще можно догадаться уложить девушку в постель, не сняв с нее верхнюю одежду и обувь?! Странный этот азиат, будто и правда с другой планеты…

Присутствие в квартире практически чужого человека не располагало к длительным банным процедурам, а потому я быстро ополоснулась, вымыла голову и почистила зубы.

Впопыхах я не сообразила захватить из комнаты одежду, в которой собиралась пойти на работу. Так что выбор оказался невелик: или влезать в мятые, грязные, пропотевшие за ночь тряпки, или довольствоваться длинной футболкой и коротким пушистым халатом. Сверкать перед азиатом голыми ногами не хотелось, но альтернатива была еще хуже.

Расчесала волосы и откинула их за спину. Потуже затянула пояс халата, нарочито бодро улыбнулась своему отражению в зеркале и вышла из ванной комнаты. Я заготовила целую речь. Сначала спрошу, как он оказался рядом с моим домом, потом поблагодарю за помощь и укажу на дверь…

Когда я заглянула в спальню, все слова вылетели из головы. Ли Су Хен все также сидел в кресле. Предательница Васька лежала у него на коленях и тарахтела, будто трактор… Та самая Васька, которая не подпускала к себе никого, кроме меня. На подругу, тетку и других редких гостей шипела, отца лишь терпела, сейчас, как котенок, ластилась к ночному гостю.

Ли Су Хен окинул меня равнодушным взглядом. Показалось, что его взгляд на долю секунды дольше, чем следовало, задержался на моих обнаженных ногах. Наверное, и правда, показалось. Ноги как ноги. Худые, словно пара спичек.

— Так любишь лис? — хмыкнул азиат.

— А?.. — справа на груди халат украшала аппликация лисицы с длинным пушистым хвостом. — Ну да… Почему бы мне их не любить?

Риторический вопрос гость оставил без ответа.

— Как это создание зовут? — Ли Су Хен почесал довольную кошку за ухом.

— Васька… — растерянно отозвалась я.

Кошка повернула голову и зашипела. На меня. Зашипела.

— Василиса.

— Значит, приятно познакомиться, Василиса, — ухмыльнулся парень.

Питомица мелодично мяукнула и потерлась о ладонь корейца.

— А как ты… — собравшись с духом, начала я.

— Я бы не отказался от чашки кофе. Подожду на кухне, пока ты будешь переодеваться.

Ли Су Хен, обдав меня еле уловимым запахом осеннего леса, вышел из комнаты. Предательница Васька ускакала следом за ним.

Захлопнув дверь, тяжело привалилась к ней спиной. В кои веки жалела, что дверь в мою комнату не запиралась. Понимала, глупо боятся парня теперь, когда провела с ним практически бок о бок ночь, но ничего не могла с собой поделать.

Пока одевалась, ворчала себе под нос. Меня распирала злость на кошку, которая вдруг переметнулась во вражеский лагерь. На самоуверенного азиата, который вел себя в чужой квартире как у себя дома.

Из двух пар джинсов обе пришли в негодность. Пришлось надеть серые классические брюки и синюю водолазку. Влажные волосы заплела в косу — так сохнуть они будут дольше, но зато через час моя голова не будет напоминать одуванчик.

Перед входом на кухню замерла, чтобы дать привыкнуть глазам к скудному освещению. Мой ночной гость, странное дело, ориентировался в темноте так же хорошо, как и при свете дня. Я же с недавних пор боялась полумрака, боялась теней…

Если квартира у меня была маленькая, ванная и прихожая крохотные, то кухню следовало назвать миниатюрной. Кэт шутила, что делали это помещение в расчете на лилипутов.

Вдоль стен втиснулись кухонные шкафы и необходимый набор техники. Слева в углу располагалось небольшое окно, по центру кухни у стены — столик, под который были задвинуты три табуретки. Ли Су Хен, разумеется, посчитал, что ютиться на табуретке между шкафом и столом ему не пристало, и взгромоздился на широкий подоконник. Васька устроилась тут же. Кореец лениво поглаживал кошку и смотрел в окно, по которому стекали дождевые капли. Невольно я заметила, что у парня красивый скульптурный профиль.

Щелкнула выключателем, разрушая царящую на кухне идиллию.

— Боишься темноты? — кореец обернулся ко мне. Встряхнул головой, отбрасывая в сторону криво обрезанную челку.

— Не люблю. С некоторых пор, — признаваться в детских страхах было стыдно, я боялась, что собеседник вновь поднимет меня на смех.

— И давно? — против ожиданий, насмехаться надо мной парень не стал.

— Да как с тобой познакомилась, — проворчала я.

Поставила чайник на плиту. Затем, вытянувшись на цыпочках, полезла в верхний шкаф. Я точно помнила, кофе у нас где-то был. Вот бы еще вспомнить — где…

— Помочь? — горячее дыхание обожгло мое ухо.

Я вздрогнула. Банка с крупой выскользнула из пальцев. Мы одновременно потянулись, чтобы ее поймать. Ли Су Хену, в отличие от меня, это удалось. Я же в итоге оказалась зажата между гибким сильным телом и кухонной тумбой.

Сердце пропустило удар, а потом глухо забилось…

Пронзительно засвистел чайник. Азиат тут же отстранился. Задвинул жестянку с крупой на полку и поставил на стол пыльную и какую-то помятую баночку с растворимым кофе.

— Ты это искала?

— Ага… — только и смогла произнести я, пытаясь прийти в себя.

— А нормального кофе у тебя нет?

Замотала головой.

— Я не люблю кофе. Отцу врачи запрещают.

— Ну да, чего я ожидал… — пробормотал Ли Су Хен и презрительно скривил губы. — Хотя бы чай нормальный у тебя есть? Или травишься дрянью из пакетиков?

Кто бы знал, как я ненавидела эти вечные снисходительные улыбочки! Много бы отдала, чтобы стереть высокомерное выражение с лица парня.

— Чай — есть! Хотя все зависит от того, что ты считаешь нормальным.

В отличие от кофе, чай хранился на нижней полке. Я выставила перед корейцем несколько маленьких жестяных коробочек. И теперь с затаенной тревогой наблюдала, как заграничный гость придирчиво изучает мои запасы.

Зарплата у библиотекаря небольшая, так что я могла себе позволить не экономить лишь на двух вещах — на книгах и чае. Отец моей страсти не разделял и довольствовался ароматизированным в пакетиках, я же покупала чай в специализированном магазинчике на развес.

— И правда есть, — наконец вынес вердикт азиат, мне показалось, что в его голосе я уловила удивление. — Но вот эту солому лучше выброси, — Ли Су Хен пододвинул ко мне одну из жестянок.

— Так и собиралась.

Этот чай брала на пробу пару месяцев назад. В шкафу он продолжал храниться лишь из врожденной бережливости — было жаль потраченных денег.

— А завтраком покормить меня не хочешь? — осведомился кореец, колдуя над чайником. — По твоей вине я пропустил вчерашний ужин.

Мысленно застонала. Как говорится, «дай воды напиться, а то так есть хочется, что  переночевать негде»… Впрочем, Ли Су Хен у меня как раз переночевал. И ужин действительно по моей вине пропустил. Да и за помощь я его не отблагодарила… Понять бы еще, чем кормить привередливого гостя.

Поставила на стол вазочку с печеньем. Достала из холодильника сыр и банку джема.

Ли Су Хен скептически смотрел на мои приготовления, а потом спросил:

— Нуна, а ничего посущественнее нет?

— Вообще-то, есть. Борщ и мясная запеканка. Но я не уверена, что они тебе придутся по вкусу.

— Когда я голоден, все что угодно готов съесть, — оживился парень. — Особенно если горячее и мясное.

Пока я разогревала странный ранний завтрак, гость пил чай вприкуску с печеньем.

— И часто с тобой такое происходит? — вдруг спросил Ли Су Хен.

— Что именно?

— Посреди улицы пытаются похитить.

Герман просил никому о недавнем происшествии не говорить, а потому я лишь покачала головой.

— Первый раз? — уточнил кореец.

— Ага, — я отвернулась, чтобы помешать борщ в кастрюле.

— Ты знаешь, кто на тебя напал? Почему? Чего эти люди хотели?

— Нет… А как ты вчера там оказался? — я задала вопрос, который не давал мне покоя. — Неужели… следил за мной?

— Как-как… — хмыкнул парень, — живу я в этом районе. Делать больше нечего, только за тобой следить. Ты же, когда мы неделю назад встретились в переулке, меня не выслеживала?

— Нет, конечно!

— Вот и я проходил мимо. Увидел, что знакомую девушку тащат в машину. Спугнул… — кореец замолчал.

— Спасибо, — я посмотрела в раскосые янтарные глаза. Парень отчего-то смутился и отвел взгляд. — Если бы не ты, не знаю, где бы я проснулась и проснулась ли вообще…

— Кхм-кхм… — Ли Су Хен закашлялся. — Нуна, пахнет вкусно. Кормить скоро будешь?

— Ага… Знаешь, столько раз слышала, что люди по своей натуре эгоисты, избегают лишних проблем и хлопот, но не думала, что столкнусь с таким отношением сама. Ведь прохожие видели, что творится, но ничего не сделали. Не попытались похитителей остановить, не позвонили в полицию, не позвали на помощь. Они предпочли меня не заметить. Ведь так проще. Легче. Это их не касается… — я судорожно вздохнула и прикусила губу. Меня снова накрыл весь ужас вчерашнего дня.

Ли Су Хен оказался рядом со мной, положил руки на плечи. Мягко толкнул меня на табурет.

— То, что было, — прошло. Не думай об этом. Не вспоминай.

Зашипело, зашкворчало. Бордовая пена устремилась из кастрюли на плиту. Я быстро выключила газ, но было уже поздно. Вокруг конфорки темнела лужа, по кухне струился запах подгоревшей пищи.

— Ну вот! — всплеснула руками я. — Теперь еще борщ убежал!

— Куда убежал? — не понял кореец.

— Куда-куда… из кастрюли на плиту! — я всхлипнула.

— А-а-а!.. — улыбнулся парень. — Шустрый попался… борщ! Но ведь не весь убежал? Мне хотя бы немного осталось?

— Осталось… — выдавила я. — Полная же кастрюля была.

— Тогда нечего горевать! — Ли Су Хен расплылся в ослепительной улыбке. — Давай показывай, где у тебя ложки и тарелки…

Ел парень с видимым удовольствием. Правда, он выловил из кастрюли практически все мясо, а сам борщ сильно поперчил. Я сидела за столом напротив гостя и грела руки о чашку с чаем. Было стыдно, что я чуть не сорвалась в банальную истерику, и Ли Су Хену пришлось меня утешать как маленького ребенка.

Невольно задумалась о том, что своего спасителя совершенно не знаю. Какой он настоящий? Действительно насмешливый и циничный пришелец с другой планеты? Или это всего лишь искусная маска?

Я украдкой рассматривала парня. Правильные, утонченные черты лица. Крохотная родинка на левой щеке. Идеальная кожа. Лукавые раскосые глаза… Волосы темные, почти черные. Длинная, криво подстриженная челка закрывала лоб и спадала на правый висок. В левом ухе маленькая сережка в виде звериной лапы.

Запоздало я осознала то, что Кэт поняла с первого взгляда — Ли Су Хен не только обаятелен, но и дьявольски красив. При этом парень прекрасно осведомлен о собственной привлекательности, умело своей внешностью пользуется… Вернее, не так, при всей чуждости и экзотичности облика Ли Су Хен слишком красив. Благородные черты Германа мне нравились гораздо больше.

— Тебе тоже поесть не помешает, — вырвал меня из задумчивости голос азиата. — Кстати, весьма неплохо готовишь. Думал, будет хуже.

Поморщилась от снисходительной похвалы.

— Спасибо. Не хочу.

— Когда ты ела в последний раз? Перекусила в обед на работе?.. Ужин точно пропустила.

Есть и правда не хотелось, но я понимала, что собеседник прав. Положила на тарелку немного мясной запеканки. Стоило отправить в рот первый кусочек, как я поняла, что просто дико голодна. Сама не заметила, как опустошила тарелку и потянулась за добавкой.

— Я же говорил, — усмехнулся Ли Су Хен.

Реплику гостя проигнорировала, поглощенная завтраком. Все-таки хорошо, что я в выходные много еды наготовила. Такие вот хозяйственные порывы со мной случались нечасто, готовить я не любила, хотя и умела.

— Так ты с отцом живешь?

Кивнула.

— А где он?

— В командировке. Скоро вернется, — сказала я, проглотив очередной кусок запеканки.

— Скоро — это когда?

— Через день-два. Точно не знаю, — пожала плечами.

Я не настолько доверяла парню, чтобы сказать, что отца не будет еще две недели… как минимум. Да, взять из квартиры нечего, а Ли Су Хен при всех его странностях на маньяка не похож, но кто знает, что на самом деле у азиата на уме?

— А твоя мать умерла? — продолжал допытываться парень.

Кусок запеканки встал поперек горла. Я с трудом проглотила пищу.

— Да, — глухо сказала я.

— Тринадцать лет назад? На Хэллоуин?

Кэт рассказала, больше некому. Вырву поганый длинный язык!

Я отодвинула тарелку, аппетит пропал так же внезапно, как и появился. Встретилась взглядом с бесстыжими янтарными глазами.

— К чему все эти вопросы?

Ли Су Хен тоже отложил столовые приборы, спокойно выдержал мой взгляд.

— У меня не праздное любопытство. Я серьезное исследование на эту тему пишу.

— Вот как? — вскинула брови.

— По всему миру собираю информацию о преступлениях в Хэллоуин. Пытаюсь разобраться, что это — совпадения или жертвоприношения, или дело рук психически больных…

— Значит, наша встреча тоже не случайна? — прищурилась я.

На собственной кухне стало жутко неуютно. Будто откуда-то подул холодный ветер.

— Прозвучит банально, но… ты веришь в судьбу? — гость обаятельно улыбнулся.

Не проронила ни слова.

— Я искал информацию в библиотеке, а нашел тебя. О случае с твоей матерью до недавних пор не знал. Ты очень поможешь мне, если вспомнишь тот день, какие-то детали…

— Это было не жертвоприношение, — медленно, чуть ли не по слогам, сказала я, — мою мать сбила машина. И нет, о том дне я ничего не помню и помнить не хочу.

Ли Су Хен поморщился и отвел взгляд.

— Хорошо, — вздохнул он. — Тогда поможешь собрать информацию о похожих случаях? В конце концов, нуна, за тобой должок.

За мной и правда был должок.

— Посмотрю. Может и помогу. Если что найду, твой телефон у меня есть.

Разговор сам собой сошел на нет. Ли Су Хен гладил кошку и задумчиво смотрел в окно. Дождь закончился, небо начинало светлеть. Я кусала губы и со страхом поглядывала на часы, скоро надо идти на работу.

Можно было сказаться больной и взять пару дней за свой счет. Вот только выпрашивать отгул пришлось бы у Ады, а в последние дни скверный характер тетушки проявился во всей красе. Учитывая же мое бедственное финансовое положение, отгулы были непозволительной роскошью. Эх, дернул же черт купить те туфли!.. Да и не буду же я теперь всю жизнь сидеть дома. Кто знает, когда  бандиты вернутся?

Самое страшное, мне никто не мог помочь. Я совершенно не знала, что делать. Обращаться в полицию — бессмысленно, ведь я понятия не имела, кто на меня напал и почему. Свидетелей тоже нет. Герман связываться с правоохранителями не хотел, Ли Су Хена даже просить не стала — заранее предвидела ответ.

В полиции меня поднимут на смех, посчитают мнительной дурочкой и фантазеркой. А даже если бы нашлись свидетели и доказательства, я не верила, что стражи правопорядка мне помогут. Они не спасли маму, не нашли убийц. Так что они могут сделать в моем случае?.. К тому же я помнила, что, когда меня пытались схватить у библиотеки, один из нападавших сверкнул корочкой с удостоверением. Так что обращаться за помощью в полицию просто опасно — оборотней в погонах у нас хватало, меня вполне могли задержать по какому-нибудь надуманному обвинению.

— Ты не можешь проводить меня до работы? — тихо прошептала я.

Сначала показалось, что Ли Су Хен меня не услышал — парень все также смотрел в окно, — но затем он сказал:

— Не думаю, что в ближайшие дни стоит ждать нападений.

— Почему?

— Просто поверь на слово.

У меня не было причин доверять заграничному гостю, но очень хотелось поверить в его слова.

— Тогда хотя бы до метро… Пожалуйста… — голос дрогнул.

Парень, наконец, обернулся. Некоторое время он смотрел на меня, а потом кивнул.

Pages: 1 2 3