***

Мы встретились в скверике у модного азиатского ресторана.— Привет, оппа[8]! — радостно воскликнула Кэт и попыталась схватить парня за руку.

От хватки девушки Ли Су Хен ловко увернулся. Отступил на шаг.

— Оппа?! — наклонив голову, переспросил он.

Похоже, моя подруга что-то сделала не так. Или, если судить по выражению лица азиата, все не так.

— А как мне тебя тогда называть? — не растерялась блондинка, а затем, игриво улыбнувшись, спросила: — Су Хен?

— Ли Су Хен, — поправил девушку парень. — Мы не настолько в близких отношениях.

— Добрый вечер. Еще раз, — вклинилась в разговор я, поняв, что надо спасать положение.

— Здравствуй, нуна. Еще раз, — кореец улыбнулся, сверкнув ровными белыми зубами. — Как работа в библиотеке? Какие новости?

— Да никаких. Обычные скучные библиотекарские будни.

— Может, внутрь зайдем? У нас столик заказан… — Кэт зябко поежилась. — На улице холодно.

Приглашать корейца в ресторан азиатской кухни, на мой взгляд, было не самой удачной идеей. Но это странное свидание втроем устраивала Кэт, спросить у меня совета подруга не посчитала нужным. Иванова отчего-то решила, что в таком заведении Ли Су Хен будет чувствовать себя наиболее непринужденно и уверенно, хотя, по моему мнению, проблем у парня не было ни с первым, ни со вторым. Разве что азиатский антураж поможет завязать разговор и наконец наладит между Кэт и корейцем контакт?.. Я многое в науке обольщения не понимала — у подруги за плечами была ни одна сотня удачных свиданий, у меня — ни одного.

Избавившись от куртки и шарфа в гардеробе, я вновь почувствовала себя бедной родственницей. Кэт опять была при полном параде, Ли Су Хен, как всегда, оделся с нарочитой небрежностью, в которой чувствовался стиль. Неудивительно, что посетители и персонал ресторана на меня странно смотрели, в линялых джинсах и растянутом свитере я выглядела так, будто забрела в заведение по ошибке. К счастью, явного дресс-кода здесь не было, и выставлять меня вон никто не собирался.

Кэт расположилась за столиком напротив корейца, я села сбоку между ними.

Меню парень изучал долго и придирчиво, а затем попросил принести чашку капучино и какое-то блюдо с непроизносимым названием из риса, кусочков мяса и овощей, заправленное соусом. Кэт выбрала слабоалкогольный коктейль, салат и суши. Я решила не экспериментировать, а потому заказала лишь чайник молочного улуна и знакомый набор роллов. В азиатском кафе рядом с «Ленинкой» аналогичный заказ обошелся бы в пару раз дешевле, здесь же приходилось платить за интерьер и привилегированность заведения. В долгу я оставаться не любила, но сейчас надеялась, что свой ужин оплачивать не придется, в противном случае до зарплаты придется питаться одними сухарями.

Напитки принесли почти сразу. Когда я потянулась за чайником, Ли Су Хен перехватил мою руку. Его прикосновение будто опалило огнем. Парень несколько секунд всматривался в ссадины на моей ладони, затем поднял на меня взгляд.

— Что случилось?

От взгляда раскосых янтарных глаз стало не по себе. Я попыталась выдернуть руку, но не тут-то было.

— Эта растяпа с лестницы упала, — вздохнула Кэт.

Как же надоело, что Иванова вечно самоутверждается за мой счет.

— Опять? — скривил губы в саркастической усмешке Ли Су Хен.

— Вроде того, — пробормотала я.

— И тебя никто не поймал? Или, раз меня не оказалось рядом…

Пнула азиата по ноге под столом. Парень охнул и выпустил мою руку, а затем вдруг рассмеялся.

— Хорошо, нуна. Я все понял. Тебя никто не поймал.

— Поймал, — прошипела я.

— И кто же?

— Герман!

И ведь почти не соврала. Не окажись заведующий на том пустыре, мое падение оказалось бы гораздо болезненнее. Не факт, что я бы его вообще пережила.

— А! Тот мужик, про которого ты мне все уши прожужжала! — воскликнула Кэт.

— О ком речь? — спросил Ли Су Хен.

— Какой-то библиотекарский начальник. Лиска по нему уже два года с ума сходит.

Я почувствовала, что краснею. Нет, определенно, с Кэт надо поговорить, если она и дальше хочет оставаться моей подругой, пусть хотя бы иногда следит за языком.

— Значит, нуна, ты красиво упала в мужские объятия?

— Вроде того, — вновь пробормотала я.

— А говоришь, никаких новостей. Нехорошо врать, нуна. Может, что-то еще от меня скрываешь?

Рассказать, что меня чуть не похитили? Или, может, о жутком кошмаре? Или что я видела тень наподобие тех, которые преследовали Ли Су Хена?.. Нет, я не настолько сошла с ума.

— Да разве это новость? — грустно улыбнулась. — Кэт подтвердит, я с завидной регулярностью попадаю в дурацкие ситуации.

Разумеется, подруга тут же с готовностью подтвердила.

Ли Су Хену принесли заказ. Отведав блюдо, азиат скривился. Затем обильно его поперчил, плеснул соевого соуса и тщательно перемешал. Снова попробовал и удовлетворенно кивнул.

— По крайней мере, теперь это можно есть.

Я обратила внимание, что среди посетителей ресторана азиатов было немного, в основном преобладали европейцы.

— Наверное, здесь очень адаптированная кухня? — спросила я.

— Весьма, — кивнул парень. — Европейская кухня в большинстве своем довольно пресная…

— Ты много путешествовал по миру? — спросила Кэт.

— …Не думаю, что ресторан с оригинальными азиатскими блюдами пользовался бы спросом…

— А какое твое любимое блюдо? — полюбопытствовала подруга.

— …К тому же азиатских стран много и каждая может похвастаться своей уникальной кухней. Я мог бы рассказать о нескольких весьма примечательных блюдах корейской, китайской или, к примеру, филиппинской кухни, но боюсь испортить тебе аппетит, — сверкнув янтарными глазами, усмехнулся Ли Су Хен.

Вспомнив, что мне доводилось слышать об азиатской кухне, я покачала головой.

— Так что ты любишь? — никак не могла успокоиться Кэт.

Кореец повернулся к девушке и холодно произнес:

— Я люблю, когда меня не перебивают. А еще я люблю мясо, — последняя фраза прозвучала весьма кровожадно.

— Мясо? Какое? — не удержалась от вопроса Кэт.

Подумалось, что кореец в очередной раз оскалится и поведает, что не отказался бы отведать человеческой печени. Я моргнула и встряхнула головой, пытаясь отогнать видение.

— Говядину предпочитаю.

Иванова открыла рот, дабы задать новый вопрос, но благоразумно промолчала и потянулась за столовыми приборами. Я всегда немного завидовала умению Кэт есть палочками, у нее это получалось легко и непринужденно, в то время как я этим искусством овладеть так и не смогла. Нет, худо-бедно подцепить ролл у меня получалось, но далеко не всегда удавалось донести его до рта.

Впрочем, сейчас, посмотрев, как ловко орудует палочками Ли Су Хен, я изменила мнение насчет талантов подруги — заметила, что грациозность, с которой ела Кэт, несколько нарочита, а движения не уверенны. А ведь девушка всего лишь ела суши, кореец же ополовинил миску с блюдом, представлявшим собой какую-то восточно-азиатскую разновидность плова.

Решив не позориться перед заграничным гостем, я взяла в руки вилку.

— Ты не умеешь есть палочками? — вскинул брови парень.

— Не то чтобы совсем… — начала я.

— Не умеет, — припечатала Кэт, — хотя я не понимаю, что тут сложного, — подруга с превеликой осторожностью отправила себе в рот очередное суши.

— Давай научу. Невелика премудрость, — сказал Ли Су Хен. — Смотри…

Парень несколько раз показал, как именно размещает палочки в руке, а затем ловко, будто это не удачное подобие пинцета, а собственные пальцы, ими манипулирует. Я старательно проделала все следом за корейцем. Руку сводило от напряжения, кончики палочек так и пытались перекреститься.

— Говорю же, бесполезно, — вздохнула Кэт, а затем носком сапожка толкнула меня под столом и взглядом указала в сторону выхода из ресторана.

Намек подруги был понятен без слов. Я слишком засиделась, мне следовало как можно быстрее доесть ужин и уйти, оставив Кэт с объектом охоты наедине.

С тоской взглянула за окно. Выходить на улицу из теплого, уютного и безопасного заведения не хотелось.

— Так не пойдет, ты слишком напряжена, — прищелкнул языком Ли Су Хен, а затем поправил расположение палочек в моей руке. — Не пытайся все сделать правильно. Постарайся расслабиться, почувствовать палочки.

Легко сказать «расслабиться» и «почувствовать». Ладно, была не была! Я встряхнула рукой, разминая кисть, а затем расположила палочки, как учил кореец, и потянулась за роллом. И, о чудо, с палочками мне удалось совладать и ловко отправить лакомство в рот.

— Молодец, нуна! — тут же похвалил меня азиат.

Окрыленная удачей, я потянулась за вторым роллом. Поначалу все шло хорошо, я подхватила рулет с подноса, окунула в соевый соус, уже почти донесла до рта… и в этот момент он выскользнул из палочек. С плеском упал прямо в плошку с соусом. Меня окатило пряной жидкостью, брызги разлетелись по столу, несколько капель попало на рукав серой рубашки Ли Су Хена.

— Простите! — пискнула я.

Черт, ну почему я вечно попадаю в идиотские ситуации?!

— Вот ведь растяпа… — закатила глаза Кэт и протянула мне салфетницу.

— Ничего, нуна, — криво усмехнулся кореец, — со всеми такое бывает. Правда, обычно или после нескольких бутылочек соджу, или в далеком детстве. А ты вроде из детского возраста вышла и… — парень наморщил нос, будто принюхиваясь, — не пьяна.

Я вытерла брызги соуса с лица и рук, промокнула пятна на свитере.

— Ли Су Хен… твоя рубашка. Прости! Отдай ее мне, я пятна выведу!

— Нуна!.. Ты хочешь забрать у меня рубашку? Сейчас? Предлагаешь раздеться при всех?.. А с виду такая скромная девушка. Никак от тебя не ожидал, — укорил меня азиат.

Я хотела начать оправдываться, но потом заметила, что из-под кривой челки на меня смотрят лукавые раскосые глаза. Правильно я его тогда обозвала — хамло азиатское, как есть хамло.

— Потом отдашь, — буркнула я.

— О! Да ты и, правда, лиса, нуна, — воскликнул парень. — Признавайся, ты специально мою рубашку испачкала. Так будет повод встретиться еще дважды. Сначала, чтобы рубашку забрать, затем, чтобы после чистки вернуть. Я прав? — Ли Су Хен подмигнул.

— Нет… я… — прикусила губу, не зная, что сказать, все оправдания казались глупыми и нелепыми. В руках я растерянно теребила испачканные в соусе салфетки.

Появился официант и вытер стол. Поставил передо мной чистую плошку для соуса.

— А вообще здесь, как в любом деле, нужна тренировка, — уже серьезно сказал кореец. — Ставишь дома перед собой две миски: одну с фасолью, вторую пустую. Переложишь фасоль пару раз из одной миски в другую, с палочками не хуже меня управляться научишься.

Кэт вновь толкнула меня под столом.

Подруга права, сейчас прекрасная возможность уйти. Вот только темная улица до жути пугала. Я просто не могла себя заставить встать из-за стола.

— Да, надо попробовать… — пробормотала я.

— Кстати, нуна, все хотел спросить, вы с Кэт ровесницы? — вдруг сказал Ли Су Хен.

— Не совсем. Она младше меня на полгода.

— Вот как? Не подумал бы, она так неуважительно к тебе относится… Если бы не знал, что вы учились в одном классе, решил бы, что она на несколько лет тебя старше.

Кэт сжала палочки обеими руками так, будто хотела сломать пополам. Мне даже показалось, что я расслышала треск. Судя по хитрому взгляду раскосых глаз, Ли Су Хен прекрасно видел состояние девушки, и его ситуация забавляла.

— Думаю, нам пора домой. Правда, Кэт?

Мне стало обидно за подругу, к тому же я слишком хорошо знала характер Ивановой. Если ее быстро не увести, то вспыхнет ссора, а там и до драки недалеко.

— Да, пора, — Кэт вскочила со стула и с гордо поднятой головой направилась к гардеробу. Я молча последовала за лучшей подругой.

Меня не мучили ни сомнения, ни угрызения совести. Была какая-то высшая справедливость в том, что азиату придется оплатить счет. В конце концов, лишь он получил удовольствие от этого ужина.

 



(8) О п п а — корейское обращение, используется в неформальной обстановке женщинами по отношения к мужчинам, которые их старше. Значение – старший брат, друг или парень.назад к ссылке

Pages: 1 2 3 4