Отложив телефон, плеснула еще коньяка в стакан. Уверенности, что со мной и правда все будет хорошо, не было ни  малейшей.

Я понятия не имела, что от меня было нужно тем людям. Терялась в догадках, кому могла перейти дорогу, почему они со мной обращались, как с преступницей… Вдруг в голове вспыхнуло воспоминание — перед тем как заговорить, незнакомец сверкнул корочкой. Что написано в удостоверении, я прочитать не успела, а сам «человек в черном» представиться не посчитал нужным.

Судя по одежде и повадкам, мои преследователи были либо из спецслужб, либо состояли на службе у какого-то мафиози. Со спецслужбами в нашей семье никто никогда дела не имел, но вряд ли сотрудники силовых ведомств устроили бы охоту на одинокую девушку средь бела дня без видимых причин. Что же могло понадобиться от меня бандитам, непонятно… Разве что квартира. Пусть совсем маленькая и расположенная над аркой в старом доме с деревянными перекрытиями, но все же жилплощадь в центре столицы стоила дорого.

Не сомневалась я лишь в одном, если бы Герман не появился, словно рыцарь в сияющих доспехах, ничем хорошим для меня сегодняшний день не закончился бы.

 

 

Ли Су Хен

 

Кореец пил уже третью чашку кофе. Он не обращал внимания ни на грохотавшую музыку, ни на весело щебетавшую блондинку, что сидела с ним за одним столом. Все мысли парня занимала книга, которую он позаимствовал из архива инквизиции. Он ломал голову над тем, как же эту книгу открыть.

Хотел сделать еще один глоток из чашки, но с отвращением поставил ее обратно на стол — кофе совсем остыл. Заказать еще один или… Скосил взгляд на наручные часы. Однако уже почти десять вечера. В клубе они провели без малого полтора часа, библиотекарша безнадежно опаздывала.

— Твоя подруга сегодня будет? — Су Хен перебил блондинку на середине фразы.

— А?.. — девица пару раз растерянно хлопнула ресницами, а затем быстро сказала: — Лиска несколько минут назад прислала эсэмэску. Ей пришлось задержаться на работе, потом у нее разболелась голова… В общем, она не сможет прийти.

Блондинка беззастенчиво врала. За все время, что они просидели в клубе, Кэт ни разу не брала в руки мобильник. Ему бы сразу догадаться, девушка и не думала звать на встречу рыжую подругу.

Ли Су Хен было собрался уйти, но потом решил, что раз так выпали карты, надо воспользоваться ситуацией.

— Вы с подругой очень разные… — будто невзначай заметил он.

— Противоположности притягиваются, — тут же ухватилась за наживку Кэт. — Мы… как инь и янь, — попыталась блеснуть знаниями восточной мудрости девушка.

— И давно дружите?

— С первого класса. Я Лиске как сестра. Не знаю, что бы она без меня делала. Других друзей нет, семьи, и той почти нет…

— Как это — семьи почти нет? — удивился кумихо.

— Лишь стерва тетка да отец, который дома почти не бывает.

— А мать?

— Она давно умерла. Жуткая история, — Кэт передернула плечами.

— Жуткая?..

— Да. Ее сбила машина в ночь на Хэллоуин.

По позвоночнику Су Хена пробежал холодок.

— Как это произошло?

— Никто не знает. Говорю же, чертовщина какая-то.

Парень подался вперед и, пожалуй, впервые за все время знакомства улыбнулся Кэт.

— Знаешь, я люблю жуткие истории. Можно даже сказать, я их коллекционирую. Расскажешь?..

— Да там и рассказывать нечего. Давай лучше о себе расска…

— С тобой в детстве тоже приключилась жуткая история?

— Нет, — замотала головой блондинка.

— Тогда, может, поведаешь историю подруги? О себе потом расскажешь.

Девушка закусила губу, видимо, ее все еще одолевали сомнения. А потом, тяжело вздохнув, сдалась.

— Хорошо. Только обещай, что не будешь Лиску расспрашивать. Она так и не пришла в себя после смерти матери.

— Обещаю, — кивнул Су Хен.

— Это правда страшная история, — тихо сказала Кэт. — Наутро после Хэллоуина мать Лиски нашли на пригородном шоссе. Она… в общем, ее пришлось хоронить в закрытом гробу. Никто так и не узнал, почему она не вернулась вечером домой, что делала за городом.

— Вот как… — протянул Су Хен. — Преступника, я так понимаю, не нашли?

— Нет… Потом об этом деле долго писали в газетах. Ходили слухи, что на самом деле мать Лиски принесли в жертву сатанисты… Вот, в общем, и все. Только Лиску про мать не спрашивай, ладно? Она никогда про нее не говорит. Верит, что ее и правда сбила машина… или хочет в это верить.

— Ты права, жуткая история, — медленно произнес Су Хен. — Когда это случилось?

— Хм… — между бровей девушки залегла тонкая складка. — Мы тогда с Лиской классе в девятом были… Да, точно в девятом!

— Давно… Это сколько уже лет прошло?

— Если ты так хочешь узнать мой возраст… — прищурилась Кэт.

— И в мыслях не было, — Су Хен вновь расплылся в обаятельной улыбке. — В Корее несколько иная система образования. Начальная школа, средняя, старшая… каждый раз нумерация классов идет заново. У нас нет девятого класса.

— А… тогда дай подумать, — кивнула Кэт и, беззвучно что-то проговаривая, принялась  загибать пальцы на руках, а затем, наконец, сказала: — Тринадцать лет назад.

Су Хен резко поднялся из-за стола и направился прочь. Кэт недоуменно кричала что-то вслед, затем попыталась его догнать, но парень легко затерялся в толпе на танцполе.

 

 

Я сидела в комнате отца и тупо нажимала кнопочки пульта, без конца переключая телевизионные каналы. Обычно о наличии такого блага цивилизации, как телевидение, я вспоминала несколько раз в год. И то лишь для того, чтобы узнать новости, если в мире происходило что-то экстраординарное, или если отец уговаривал посмотреть вместе с ним какую-нибудь юмористическую программу, до которых он был большой охотник.

На коленях у меня свернулась кошка, и я рассеянно гладила ее.

Стрелки на часах показывали половину первого ночи, давно пора было лечь спать. Вот только я боялась кошмарных снов. Боялась даже заходить в свою комнату — штору так и не повесила, вдруг за окном притаилась еще одна жуткая тень? Боялась находиться в квартире одна…

В книгах писали, что алкоголь придает смелости, а еще, что от него клонит в сон. В моем случае не произошло ни первого, ни второго, хотя в одиночку и почти без закуски я выпила четверть литра конька.

Я подумывала, не допить ли «Бейлис», но от подобного поступка меня останавливали остатки рационального мышления. Может, после пары бокалов «Бейлиса» я, наконец, и засну, вот только, если смешаю коньяк и сливочный ликер, утром об этом пожалею.

Раздался длинный звонок в дверь, заставив меня испуганно подскочить. Затем кто-то, видимо, ногой несколько раз ударил по двери и вновь принялся отчаянно трезвонить.

Прижав кошку к груди, я прокралась в холл. Посмотрела в глазок. На лестничной площадке стояла Кэт. Судя по выражению лица, подруга пребывала в самых расстроенных чувствах.

Облегченно выдохнула. И правда, кто мог побеспокоить меня в полпервого ночи?

— Ненавижу!.. — с порога прошипела Кэт и, оттеснив меня в сторону, вошла в квартиру. Я чудом сохранила равновесие и не упала. Кажется, я все-таки опьянела сильнее, чем думала.

Иванова вытащила из холодильника бутылку «Бейлиса». Сделала пару глотков прямо из горла.

Я глупо хихикнула. Похоже, не только у меня день не задался.

— Кого? — спросила я.

— Что? — переспросила Кэт.

— Кого ненавидишь?

— Кого-кого… корейца твоего!

Pages: 1 2 3 4 5 6