Лиса для Алисы. Красная нить судьбы. Глава 3

Герман точным ударом в челюсть свалил с ног одного из противников. Второй, тяжело согнувшись, медленно отступал. Левой рукой мужчина держался за живот, правую выставил перед собой, будто защищаясь. Вдруг он сделал странный жест рукой, Кох пошатнулся, но на ногах устоял. Заведующий засунул руку в карман пиджака и что-то швырнул в мужчину. Человек в черном костюме страшно закричал и упал на колени, схватившись за лицо. Оказавшись рядом с противником, Герман метким ударом отправил его в нокаут.Как завороженная, я смотрела на своего скандинавского бога, который появился будто из-под земли и спас меня.

— Алиса, вы как? Не пострадали? — надо мной склонился заведующий.

— Н-нормально… — только и смогла выдавить из себя я.

— Идти сможете?

— Д-да… наверное.

Герман протянул мне руку, за которую я тут же уцепилась. Помог подняться.

Ноги дрожали, голова кружилась, мысли путались. Все происходящее казалось каким-то гротескным сном.

— Вам в больницу надо?

— Н-нет…

— Точно? — нахмурился Кох.

— У меня только синяки и ссадины… Ничего серьезного! Мне надо выспаться, а не ночь в травмпункте провести, — попыталась успокоить заведующего я.

— Уверены? Может, больничный возьмете?

— Нет, нет!.. Завтра суббота. За выходные как раз отлежусь, — ко мне возвращалась способность мыслить практично и рационально.

— Хорошо, — кивнул Герман, — тогда пойдемте, поймаем вам такси.

— Я сама…

— Не спорьте! — строго сказал мужчина. — В таком состоянии я вас отпустить не могу.

И я сдалась, потому что спорить не было сил, как и добираться до дома самостоятельно.

— А как же… — я указала в сторону поверженных противников. Они не шевелились. Похоже, оба были без сознания. В слабом отсвете дальних фонарей лицо одного из нападавших казалось опухшим и красным. — Полицию надо вызвать.

Герман мягко подхватил меня под локоть и развернул в сторону людной улицы.

— Не беспокойтесь. Я обо всем позабочусь.

— Но… ведь будут вопросы задавать. Я свидетель и жертва.

— Кстати, а что им от вас было нужно?

— Если бы я знала, — меня начала бить нервная дрожь. — Сначала твердили, что хотят лишь поговорить, и пытались затащить в машину. Когда я бросилась бежать, сбили меня с ног.

— Может, они вас перепутали с кем-то?

Замотала головой.

— Не думаю. Они знали, как меня зовут. Поджидали у выхода из библиотеки.

— Интересно… — пробормотал заведующий. — В общем, не берите в голову, Алиса. Езжайте домой. Примите горячий душ. Перед сном выпейте грамм пятьдесят коньяка… Все проблемы я улажу. Не волнуйтесь, — Герман улыбнулся, не разжимая губ.

— А как же полиция? — робко сказала я.

— Постараемся без полиции обойтись. Дождусь, пока бедолаги придут в себя, потолкую с ними. Надеюсь, удастся вопрос решить миром.

— А?..

— Не волнуйтесь, — вновь улыбнулся заведующий, — как вы заметили, я могу за себя постоять.

— Спасибо! Если бы не вы… — глаза защипало, и я поняла, что сейчас самым вульгарным образом расплачусь.

— Ну, полно вам! Какой кавалер бросит даму в беде.

— А как вы?..

— Здесь оказался?.. Мимо проходил. Я живу в другом конце переулка.

Значит, слухи верны, у Германа Коха и правда была квартира в самом центре Москвы и всего в двух шагах от работы. В другом конце Староваганьковского переулка располагались знаменитый дом Пашкова и дореволюционные доходные дома. Из окон квартир, расположенных на верхних этажах, открывался вид на Кремль.

— Алиса, только пообещайте мне две вещи.

— Да?

— Впредь будьте осторожнее, я не всегда смогу прийти вам на помощь.

Несколько заторможено кивнула.

— И второе. Никому не рассказывайте о случившемся. Ни родственникам, ни друзьям, ни коллегам. Нам с вами проблемы и досужие слухи ни к чему.

— Обещаю, — вновь кивнула я.

Герман быстро поймал такси и галантно открыл заднюю дверь автомобиля.

— За такси я уже заплатил. Только адрес водителю скажите. Он обещал доставить вас к самому подъезду.

— Я деньги в понедельник от…

— Полно вам, Алиса! — перебил Герман. — Никаких денег от вас не приму. Не думайте, что вы мне что-то должны — обижусь.

— Хорошо, Герман… — я хотела по привычке назвать заведующего по имени-отчеству, но вовремя прикусила язык.

— Отдыхайте, Алиса. Увидимся в понедельник.

 

 

До квартиры добралась с трудом. Стоило открыть дверь, как меня чуть с ног не сбила встревоженная кошка.

— Васька, прости. Не до тебя сейчас… — прохрипела я.

Зеленоглазая красавица тут же отошла в сторону. Грациозной статуэткой замерла в углу крохотной прихожей.

Больше всего хотелось прямо в одежде упасть на диван. Но Герман прав, сначала надо ополоснуться, затем не мешало бы обработать ссадины и выпить горячего чая.

Контрастный душ придал сил и помог прийти в чувство. Затем я голышом вышла в холл, принялась рассматривать собственное отражение в зеркале.

Можно сказать, мне повезло, я отделалась лишь испугом, ссадинами на ладонях, да несколькими синяками. Плотная ткань джинсов уберегла ноги, а свитер и куртка — тело и руки. Жаль, когда вышла с работы, не догадалась надеть перчатки…

Я закуталась в длинный махровый халат и прошла на кухню. Уже собралась зажечь газовую плиту, но потом вспомнила совет заведующего и решила, что мне нужно нечто погорячее, чем просто чай. Залезла на табуретку и с верхней полки достала небольшую бутылку коньяка. Щедро плеснула янтарную жидкость в стакан и залпом, не чувствуя вкуса, его осушила. Пищевод опалило огнем, я надсадно закашлялась.

Зазвонил мобильный, на экранчике старенького «Сони Эриксона» высветился номер отца. Вздохнув, я поднесла телефон к уху.

Мы проговорили несколько минут. Отец поведал, как у него дела, я бодро отрапортовала, что у меня тоже все в порядке и дома и на работе.

— Лисенок, тут такое дело… — начал отец и замолчал.

— Папа, что-то случилось?

— Вроде того. Мне повышение предложили. Если соглашусь, зарплата вырастет в полтора раза, — в голосе отца особой радости не слышалось.

— Повышение? Да это же хорошо!

— Хорошо… — вздохнул отец, — вот только дома я буду бывать еще реже. Да и эта командировка затянется…

— Затянется?.. На сколько?

— На пару недель. Как минимум… Лисенок, что скажешь? Сможешь прожить без старика еще пару недель?

Больше всего я хотела, чтобы отец оказался рядом со мной прямо сейчас. Я не сомневалась, если расскажу о случившемся, он прилетит первым же рейсом. Но тогда шанс на повышение, которого добивался так долго, скорее всего, потеряет. Да и, учитывая, как часто бывают рейсы из того маленького северного города, куда его командировали, в Москве он сможет быть не раньше, чем через пару дней.

— Конечно, папа. Со мной все будет хорошо. Не волнуйся, — как можно убедительнее сказала я.