Заскрипело, застонало одно из деревьев-исполинов. Собрав последние силы, уже по пояс в воде, я устремилась вперед. Надеясь успеть пробежать… Не успела. С жутким треском дерево рухнуло на меня. Придавленная чудовищной тяжестью, я с головой ушла под воду и… проснулась.

Темно. Жарко. Душно. Сверху что-то лежит, даже не пошевелиться толком. Меня захлестнула паника… Что сон — вовсе не сон. Что меня похоронили заживо. Что обрушилось деревянное перекрытие дома.

Принялась отчаянно метаться, брыкаться, а затем, наконец, выбралась наружу. Последняя версия оказалась ближе всего к действительности. На диван, который стоял под окном, упала тяжелая гардина, укрыв меня, будто саваном.

Я протяжно выдохнула и смахнула пот со лба. Приснится же! Давно таких жутких кошмаров не было.

Посреди комнаты на табурете, который я обычно использовала вместо журнального столика, замерла Васька. Спина дугой, хвост трубой. Шерсть встопорщена. Глаза сверкают, словно пара изумрудов.

Вдруг питомица разинула пасть, а затем жутко и протяжно, как умела делать только она, завыла. Как  то самое неведомое животное из сна…

Краем глаза я заметила какое-то движение в окне и резко обернулась. Прильнув к оконному стеклу, на жестяном отливе замерла коренастая темная фигура. Лица у твари не было, лишь на месте глаз чернели провалы.

Сон обратился в кошмар наяву. И вообще проснулась ли я?..

Зажмурилась и ущипнула себя за руку. Когда вновь взглянула на окно, то никого не увидела. Лишь косые струи дождя хлестали по стеклу.

— Привидится же… — прошептала я и прикрикнула: — Василиса!

Я редко называла зеленоглазую красавицу полным именем, лишь в тех случаях, когда она набедокурит. А сегодня ночью Васька отличилась по полной. Разбила чашку и блюдце, скинув их с табурета, опрокинула горшок с фикусом на подоконнике. Штора, судя по отметинам на ткани, тоже упала ее стараниями.

— Васька, что на тебя нашло?

Жалобно мяукнув, кошка запрыгнула ко мне на колени и принялась ластиться — мол, хозяйка, не сердись.

— Неужели детство взыграло? Или кавалера захотелось? — я погладила кошку по блестящей шерстке, почесала за ушком. — Но тебя же, вроде, коты никогда не интересовали?..

Разумеется, отвечать кошка не собиралась. Она лишь самозабвенно урчала и, как мне показалось, с тревогой поглядывала на меня.

Несмотря на причиненные разрушения, я на Ваську не злилась. Если бы не она, неизвестно, когда я бы проснулась и какого ужаса во сне натерпелась.

Кошмары мне снились с завидной регулярностью, и всякий раз меня будила именно Васька, правда раньше ей для этого не приходилось прибегать к столь радикальным способам. Иногда я со страхом думала, как стану жить, когда моей зеленоглазой красавицы не станет. По счастью, годы Василисе словно были нипочем.

 

 

Ли Су Хен

 

Разбудил Су Хена телефонный звонок. Парень дотянулся до белого смартфона последней модели. Несколько секунд кореец раздумывал, принять или отклонить вызов, а затем все же поднес смартфон к уху.

— Да.

— О, привет! — раздался в трубке голос надоедливой блондинки.

Су Хен поморщился и отнес смартфон подальше от уха.

— Не помешала?.. — быстро сказала девушка и тут же, не успел кумихо ответить, затараторила: — Жаль, вчера нормально погулять не удалось. Может, сегодня повторим? Только под дождем гулять больше ни мне, ни Лиске не хочется. Давай в клубе встретимся? Обещаю, будет весело!

Кумихо хотел сослаться на дела и оборвать разговор, но затем передумал. Где блондинка, там и ее рыжая подруга, а за библиотекаршей нужно было приглядеть.

— Диктуй адрес…

На часах пять вечера, за окном только начало смеркаться. Не так уж и долго он проспал,  если учесть, что безрезультатно пытался открыть книгу до полудня.

 

 

Весь день я проходила как в воду опущенная. На ходу чуть не засыпала, все буквально сыпалось из рук. Давно у меня такого упадка сил не наблюдалось. И ведь только на бессонную ночь подобное состояние не спишешь — не раз в моей жизни случались ночи, проведенные за увлекательной книгой — тут, скорее, по-стариковски вздыхать и пенять на перемену погоды и давление. К слову, погода и правда в скором времени обещала измениться, уже на выходные синоптики предрекали первый снег.

Тетушка Ада все еще смотрела на меня косо и ворчала, но, по крайней мере, больше не злилась. Уж не знаю, почему старший библиотекарь вдруг сменила гнев на милость. Может, мой несчастный вид и бледная физиономия с темными кругами под глазами ее разжалобили. Или Аделаида поняла, что обижаться в такой ситуации глупо. А может, сыграло роль то, что Герман, когда мы утром столкнулись в коридоре, был так погружен в свои мысли, что и меня не заметил, и мое приветствие проигнорировал…

На улице, будто пытаясь реабилитироваться за вчерашний испорченный вечер, царила прекрасная погода. В другое время я бы обязательно прогулялась до дома пешком. Общественный транспорт не любила, старалась пользоваться им как можно реже. А пешеходные прогулки позволяли держать тело в тонусе и экономить средства — последнее сейчас было особенно актуально. Вот только сил для прогулки не осталось, все мысли были лишь о том, как бы поскорее добраться до дома, уткнуться лицом в подушку и проспать до завтрашнего утра.

Я понуро брела в сторону метро, когда ко мне подошли два человека в одинаковых черных костюмах. Мужчины были неуловимо похожи: высокие, мускулистые, волосы коротко стрижены, лица гладко выбриты. Казалось, военная форма им бы подошла больше, чем дорогие классические костюмы.

Один из мужчин быстро показал какое-то удостоверение, а затем сказал:

— Алиса Степановна, пройдемте с нами.

Люди в черном взяли меня под руки и настойчиво повлекли в сторону автомобиля на парковке.

— Кто вы?! Что происходит?.. — я попыталась вырваться, но не тут-то было, хватка у конвоиров оказалась поистине железная.

— Все вопросы потом, Алиса Степановна. Не нервничайте, мы просто поговорим.

И как тут не нервничать, когда двое незнакомцев тащат в черный джип?..

— Отпустите! Вы меня с кем-то перепутали!

— Никак нет, Алиса Степановна.

Конец рабочего дня. Центр города, вход в метро буквально в нескольких шагах. Но сцену, разворачивающуюся на парковке перед «Ленинкой», прохожие будто не замечали.

— Помогите! Спасите! — закричала я, отчаянно пытаясь вырваться.

Буквально в метре от меня прошла женщина с ребенком. Оба смотрели в мою сторону… Вернее, оба будто смотрели сквозь меня.

— Алиса Степановна, не сопротивляйтесь. Так вы только усугубите свое положение.

Не сопротивляться?.. Усугублю?.. Меня волнами захлестывала паника.

С неожиданной силой — и откуда она только взялась, минуту назад я еле ноги переставляла — пнула одного из конвоиров по голени. Второму вцепилась зубами в руку. На долю секунды хватка ослабла, и я стремглав бросилась прочь.

Впереди заметила мужчину в темном костюме и, не раздумывая, свернула с людной улицы в переулок. На ходу обернулась, отстав на десяток шагов, за мной бежали недавние конвоиры. Расстояние стремительно сокращалось.

Мне бы, дуре, спуститься в метро или вернуться в библиотеку, но какого-то черта лысого понесло меня в Староваганьковский переулок. Жуткое место. С одной стороны улицы высилась стена «Ленинки», с другой простирались настоящие трущобы, оставшиеся от былых времен и эпох. Удивительно, что такую разруху и запустение можно встретить в самом центре города, всего в трех минутах ходьбы от Кремля.

— Стойте! Вам же хуже будет!

Разумеется, я останавливаться не собиралась. Припустила пуще прежнего.

Вдруг какая-то сила сбила меня с ног. Я кубарем полетела на асфальт, обдирая ладони. Преследователи были уже в двух шагах.

С низкого старта метнулась в узкий проулок между обшарпанным особняком и ресторанчиком. Протиснулась между мусорными контейнерами, вспугнув помойных котов, и оказалась на большом темном пустыре. Впереди виднелась унылая кирпичная пятиэтажка и не менее унылая пожарная часть. Совсем рядом слышался шум проезжающих машин и гомон толпы…

Вновь что-то ударило меня под коленки, и я растянулась на земле. Когда подняла голову, то увидела, что ко мне, не торопясь, приближались двое мужчин. Лица преследователей ничего хорошего не сулили.

В сотне метров высилась громада «Ленинки», под землей находился крупный пересадочный узел метро, но вокруг не было никого, кто мог бы мне помочь.

По-крабьи принялась отползать в сторону живописных развалин, заросших кустарником.

— Алиса Степановна, я же предупреждал, сопротивление бесполезно.

— Помогите! Помогите!!!

— Кричать тоже бесполезно. Вас никто не услышит.

Я зажмурилась и до крови прикусила щеку с внутренней стороны.

Пожалуйста, пожалуйста, мне все только снится!.. Это не может происходить на самом деле! Это все сон. Кошмар! Василиса, прошу, разбуди меня!..

Послышался шум схватки, и я распахнула глаза.

Pages: 1 2 3 4 5 6