— Кэт, вот объясни, что ты в нем нашла?

— Ты… правда не видишь? — подруга удивленно воззрилась на меня.

— А что я должна видеть?.. Ну, азиат. Ну, не урод. Ну, одевается стильно.

— Точно не видишь! — хихикнула Кэт. — Впрочем, мне же лучше. Никогда не хотела с тобой за внимание парня конкурировать.

Я хотела ответить, что Ли Су Хену было до Ивановой, как до пустого места, но благоразумно прикусила язык. Кэт большая девочка, сама разберется.

— Так, загибай пальцы, — продолжила подруга. — Во-первых, он иностранец и азиат. А парня азиата у меня еще не было. Во-вторых, у него есть стиль. Ты же обратила внимание на его прическу и на то, как он одет? Деньги у него тоже есть, притом немалые. Одни часы сколько стоят!.. Ты же знаешь, меня эта сторона вопроса особо не волнует, но гораздо приятнее встречаться с парнем, который может за тебя в ресторане заплатить, чем с босяком. В-третьих, он отлично сложен — худощавый, широкоплечий, высокий, но при этом не настолько, чтобы смотреться пожарной каланчой. А в четвертых и главных, ты видела его лицо? Его невероятные глаза?

— А что не так с его лицом?

— Никогда такого красивого парня не видела. Этот твой кореец красив как… как… экзотический цветок! — видимо, не сумев найти лучшего эпитета, выпалила Кэт. Взгляд девушки мечтательно затуманился.

Подавившись чаем, я закашлялась. Неужели Иванова на этот раз влюбилась? Да нет, быть не может! Вероятно, алкоголь в голову ударил.

— Знаешь, меня никогда не привлекали парни, которых сравнивают с цветами.

— Временами мне кажется, что тебя вообще парни не привлекают… — проворчала Кэт.

Некоторое время мы сидели за столом молча. Я пила чай, Кэт цедила сливочный ликер.

Не знаю, о чем думала подруга, а я пыталась воскресить в памяти образ корейца.

Мой новый знакомый и впрямь был высоким и стильным. Но вкус у него оказался несколько странный, да и за своей внешностью он следил слишком нарочито — больше, чем пристало парню. Что же касается лица, то я его толком не рассмотрела, но вроде бы Ли Су Хен действительно симпатичный… — насколько симпатичным вообще может быть азиат.

Иными словами, в отличие от Кэт, я корейца как привлекательного мужчину не воспринимала. С цветочком сравнивать своего провожатого меня тоже не тянуло. Слишком глубоко въелись в память хищная улыбка Ли Су Хена и его пылающий яростью взгляд.

Спать Кэт устроилась рядом со мной на диване-кровати, как проделывала всякий раз еще со времен школы, когда решала у меня заночевать. Уже засыпая, подруга спросила:

— Кстати, Лис, ты же на меня не сердишься?

— Из-за чего? Потому что ты уговорила меня купить туфли? Или потому, что мне целый вечер придется потратить на прогулку со странным азиатом?

— По обеим причинам… — девушка протяжно зевнула. — Туфли ведь и правда шикарные, а весь вечер на прогулку тратить не придется. Ты с нами полчасика погуляй, а потом сошлись на дела и уйди. Дальше я уж как-нибудь сама…

— Что с тобой будешь делать… Не сержусь.

В отличие от подруги, я долго не могла заснуть — все прокручивала в голове события прошедшего дня. Притом было до боли обидно, что Ли Су Хен затмил собой Германа, образ заведующего словно померк. Я чувствовала себя так, будто кореец меня ненароком обокрал.

Перед тем, как мои глаза смежил сон, в голове возникло любопытное умозаключение — мой новый знакомец тоже носил «лисье» имя…

 

 

Ли Су Хен

 

За годы путешествий он пришел к выводу, что гораздо удобней снимать квартиру, чем жить в отеле, где ты всегда находишься под прицелом десятков глаз и видеокамер. Соседям по дому до нового жильца обычно дела нет, особенно, если этот жилец временный. Главное — не шуметь и не мусорить, а еще выбирать дома без консьержек и почетного караула старушек у подъезда.

Квартиру Ли Су Хен снял на последнем этаже старого дома. В случае опасности он легко мог уйти от погони по крышам либо по балконам спуститься вниз. Плюсы жилья при ближайшем рассмотрении обращались минусами — при желании и должных навыках проникнуть в жилище не составляло труда.

Убедившись, что на лестничной площадке никого нет, Су Хен положил ладонь на центр входной двери. Под его рукой на дерматиновой обивке слабо загорелся и запульсировал талисман, возвещая, что все спокойно — никто проникнуть в квартиру за время отсутствия жильца не пытался. Приоткрыв дверь, кореец несколько секунд прислушивался. Потом зашел в прихожую и снял ботинки. Не зажигая свет, проверил оба окна — там все тоже было в порядке. После сегодняшнего происшествия парень опасался непрошеных гостей.

Вид из кухонного окна открывался на переулок со странным названием Сивцев Вражек. Дорога отсюда до дома Алисы у обычного человека заняла бы пятнадцать минут, Ли Су Хен, если бы захотел, управился в три раза быстрее… Повезло, что он нашел себе жилище в этом районе, иначе и не скажешь. Впрочем, с Тэгамсином [1] у Су Хена всегда были особые отношения. Если имелся хотя бы малейший шанс, что события сложатся нужным ему образом, дух удачи обычно был к нему благосклонен.

Как и всякий кумихо, Су Хен обладал даром магии иллюзий и превращений. Несмотря на юный возраст, он добился в этом искусстве немалых успехов — во всяком случае, так утверждала бабка. Старой лисице парень верил, она была скупа на похвалу.

Когда Алиса увидела его в читальном зале, он списал все на случайность или собственную ошибку. Но после недавнего происшествия сомнений не осталось — у девушки тоже имелся дар. Более того, Алиса о своих способностях не подозревала.

Вот уже несколько дней парень искал способ проникнуть в хранилище инквизиции. Встреча с рыжей библиотекаршей оказалась весьма кстати…



[1]. Т э г а м с и н (Т э г а м) — в корейской мифологии шаманский дух богатства и удачи. Назад

Pages: 1 2 3 4 5