Нет, разумеется, люди с детской площадки никуда не исчезли, просто перестали казаться эфемерными существами. Дружелюбнее окружившие парня фигуры тоже выглядеть не стали.

Вот и что прикажете делать?.. Притвориться слепой и пройти мимо? Позвонить в полицию?

Развернуться и уйти я не могла, знала свой характер, потом вся изведусь. Звонить в полицию откровенно боялась. Что я им скажу? Примчатся ли служители правопорядка в темный арбатский двор, потому что у меня возникли даже не подозрения, а так — смутные предчувствия… Что-то сомневаюсь.

Я перекинула ремешок сумки через плечо, а саму сумку сдвинула за спину. Приготовилась в случае опасности со всех ног бежать обратно на шумный людный Арбат. И заголосила:

— Полиция! Полиция! — а затем, вспомнив совет из недавно прочитанной книги, как вести себя в подобной ситуации, что было мочи, крикнула: — Пожар!!!

Тени зашевелились. Парень резко обернулся. Взметнулась, будто ворон крылом взмахнул, косая челка. Сверкнули знакомые янтарные глаза.

Захлопали оконные рамы, послышались встревоженные голоса жильцов.

Темные фигуры вдруг, как по команде, бросились врассыпную. Одна устремилась вверх по пожарной лестнице, вторая, по-обезьяньи перебирая руками, по водосточной трубе. Двое нырнули в приоткрытый канализационный люк. Остальные тени, в несколько касаний взлетев по стене дома, скрылись в оконных проемах второго и третьего этажей. Выглядывающие во двор люди вторжение в свои квартиры будто не заметили…

Ни лиц, ни даже одежды нападавших я так и не смогла рассмотреть. Лишь темные фигуры — невысокие, коренастые, длиннорукие, удивительно однообразные — будто не люди это, а стадо обезьян.

Схватив за запястье, Ли Су Хен дернул меня за руку, увлекая прочь. Вслед нам неслись проклятия потревоженных жильцов дома.

Не знаю, как я не упала, как не переломала ноги. Еще никогда не приходилось бегать с такой скоростью. Я вообще не представляла, что подобное возможно. Остановился кореец, только когда мы выбежали на оживленную улицу. Резко отпустил, нет, даже отбросил мою руку. Глаза парня яростно горели.

— Ведьма, ты с ума сошла?! Какого… ащщ [1]… за мной следишь?! — наклонив на голову, прошипел он.

— Я тебе, может быть, жизнь спасла!.. А ты только и можешь, что обзываться! — растирая запястье, огрызнулась я.

Просто черная неблагодарность! Он мне чуть руку из сустава не выдернул. И синяк наверняка останется.

Ли Су Хен на меня как-то странно посмотрел, даже на полшага отступил.

— Хочешь сказать, просто мимо проходила? — прищурившись, уточнил он.

— Ага… Даже не знала, что ты — это ты… Лица не видела.

Я все никак не могла отдышаться, а парень будто нашей безумной пробежки не заметил, у него даже дыхание не сбилось.

— Зачем тогда полицию звать стала?

— Как зачем?.. — удивленно воззрилась на корейца. — Увидела человека в беде. Не смогла пройти мимо. Натура у меня такая.

— Натура, говоришь? — Ли Су Хен усмехнулся, сверкнув ровными белыми зубами.

Жутковатая усмешка вышла у азиата, аж мороз пробрал до костей. Или просто до меня с опозданием начала доходить вся абсурдность ситуации, в которой я оказалась? Похоже, у меня не только слишком богатое воображение, но и фантастических книг я читаю с избытком.

— И ты не побоялась привлечь внимание… тех, кто меня окружил? Ты вообще их разглядела?

— Не особо, — покачала головой. — Лишь темные коренастые фигуры. А кто это был?

— Еще интереснее, что им от меня было нужно… — туманно ответил парень. — Ладно, что мы посреди улицы стоим, давай я тебя до дома провожу.

— Не надо, тут недалеко, я сама…

— Надо. Уже поздно, а улицы вашего города небезопасны.

— И все же…

— Нуна, я настаиваю. Должен же я как-то отблагодарить тебя за свое спасение.

Интуиция подсказывала, что меня своей спасительницей парень вовсе не считал.

— Тогда мы квиты. Ты поймал меня, когда я упала с лестницы, ну а…

— Это уж мне считать, квиты мы или нет, — ощерился Ли Су Хен. — Так в какую сторону нам идти?

Прогулка в обществе странного азиата меня нисколько не прельщала. Показывать, где я живу, не хотелось тем более. Но выбора не было, сбежать от этого парня точно не получится.

— Туда, — я со вздохом махнула рукой в сторону метро «Смоленская».

Несколько минут мы шли молча, а потом я задала вопрос, который не давал мне покоя целый день:

— Как ты вчера оказался в библиотеке?

— У каждого из нас свои секреты, нуна, — усмехнулся  Ли Су Хен.

— То ведьмой обзовешь, то какой-то нуной… Может, хватит, а? — проворчала я.

Парень неожиданно запрокинул голову и громко, открыто рассмеялся.

— Я тебя не обзываю. Нуна — это корейское обращение.

— У меня имя есть.

— По имени к девушке старше себя обращаться невежливо. Тем более к малознакомой.

Какие-то странные представления у Ли Су Хена о вежливости. И вообще сам он странный…

Поначалу я решила, что парню около двадцати. Но сейчас, присмотревшись, пришла к выводу, что он может быть года на три-четыре старше. Точнее сказать затруднялась — кто разберет этих азиатов.

Его внешний вид вводил в заблуждение, создавалось впечатление, будто Ли Су Хен сошел со страниц модного журнала… Черное то ли пальто, то ли вязаная кофта — нараспашку. На шею небрежно накинут тонкий серый шарф. Под кофтой виднелась синяя футболка. Узкие черные брюки заправлены в высокие армейские ботинки. Рукава кофты засучены, на левом запястье часы, на правом несколько тонких кожаных браслетов.

Волосы пострижены коротко, лишь челка длинная и ассиметричная. В левом ухе я заметила маленькую сережку в виде звериной лапы, на пальцах несколько серебряных колец.

Чувствовалось, что Ли Су Хен старательно следит за собой, подбирает аксессуары. Не знаю, возможно, подобное поведение на родине парня считалось вполне обычным, но здесь он выглядел будто инопланетянин ну или представитель богемы, который собрался позировать перед фотокамерами.

— Что? Нравлюсь? — прищелкнув языком, спросил кореец.

Не удержавшись, рассмеялась. Ну и самомнение у азиата. Похоже, он абсолютно уверен в собственной неотразимости.

— Ты… странный. Будто пришел с другой планеты.

— О, поверь мне, я вполне земное создание, а не человек со звезды, — почему-то развеселился Ли Су Хен. — Если уж на то пошло, нуна, ты тоже странная.

— Я — вполне обычная.

— Все зависит от точки зрения.

Тут не поспоришь. На взгляд корейца, наверное, многие жители нашего города кажутся странными. В конце концов, разница культур, менталитетов, воспитания… у нас колоссальная.



[1]. А щ щ — корейское ругательство. Назад

Pages: 1 2 3 4 5